2016-01-19T20:38:12+03:00
Комсомольская правда
25

Раис Сулейманов – эксперт-страдалец?

Развенчиваем мифы о известном в Татарстане «оппозиционере»

Накануне Нового года Верховный суд Татарстана изменил постановление Приволжского райсуда Казани по административному делу эксперта Института национальной стратегии Раиса Сулейманова. Эксперт в сфере этнорелигиозных конфликтов публиковал в социальной сети «Вконтакте» ссылки на статьи, которые сопровождались фотографиями боевиков ИГИЛ и членов «Хизб-ут-Тахрир» (обе организации являются террористическими и запрещены в России). Верховный суд отменил арест эксперта, назначив ему вместо семи суток лишения свободы штраф в размере 1,5 тыс. руб. Господин Сулейманов был освобожден в зале суда, сообщила «Коммерсанту» пресс-секретарь Верховного суда Татарстана Наталья Лосева.

Перед праздниками всегда затишье, а тут у журналистов появился повод написать громкую историю об эксперте, борце с экстремизмом и оппозиционере, который пострадал из-за своей деятельности. Некоторые журналисты даже назвали Сулейманова узником.

Впрочем, в истории с Сулеймановым многое удивительно. Создается ощущение, что практически весь его бэкграунд состоит из мифов.

Миф №1. Эксперт

Сулейманов не эксперт и никогда им не был. Никто в научных кругах никогда не признавал недоучившегося аспиранта специалистом, что очень сильно било по самолюбию Сулейманова.

Можно было назвать его самозванцем, но это будет не совсем правильно. Титул «эксперт» он получил только благодаря прессе.

Чтобы понять, как это произошло необходимо знать характерную особенность современных СМИ. Любого комментатора, который говорит изданию что-либо по теме, это издание называет экспертом. Под экспертами могут выступать любые люди, которых СМИ привлекают к написанию статей. От них не требуют дипломов, степеней, копий научных работ. Важно, чтобы такой «эксперт» был в курсе темы. Причем, дефицит комментаторов часто превращает обычных людей в специалистов широкого профиля. У журналистов есть «эксперты», способные комментировать любую тему от инвестклимата до демографии.

Миф №2. Исламовед

Сулейманов не исламовед и никогда им не был. Исламоведение — это научная дисциплина, предполагающая академическое исследование ислама. В России исламоведение достаточно новая дисциплина, специалистов по ней готовят в Казанском университете. Любопытно, что Сулейманов учился в Казанском университете, но не на этой кафедре и не на эту специальность.

«До весны 2011 года Сулейманов тихо преподавал в казанских вузах и о нем особо никто не знал. Его многочисленные оппоненты в республике подчеркивают, что будущий эксперт по исламу в аспирантуре специализировался на теме «иудаика и израилеведение», - сообщает электронная газета Татарстана «Бизнес Онлайн». - Однако Сулейманов пытался позиционировать себя и как исследователь процессов, происходящих в мусульманской общине Татарстана, и опубликовал на эту тему несколько статей».

Условно говоря, всю его деятельность можно описать как околополитическую беллетристику. Академические специалисты работают очень сухо. А прессе нужны сенсации, эмоции, горячие факты, чтобы был ажиотаж.

Нарастание угрозы радикализации мусульман в Поволжье, рост числа ваххабитов и салафитизации общества. Эти темы начали очень хорошо продаваться в прессе с концом нулевых. Пик популярности Сулейманова — 2012 год — сразу после терористического нападения на муфтия Татарстана Ильдуса Файзова и убийства его бывшего зама Валиуллы Якупова. Тогда наш герой заявил, что в лесах Татарстана прячутся около тысячи экстремистов, от которых исходит террористическая угроза.

«Важно понимать, что ваххабитское сообщество Татарстана — это не 10 моджахедов, сидящих в лесах и снимающих видеоролики. Это сообщество насчитывает порядка 3000 человек, - пугал Сулейманов журналистов сайта «Свободная пресса». - Между ними есть значительная координация деятельности, потому что покупка одного автомата требует до 200 тысяч рублей, и чтобы укомплектовать оружием хотя бы один взвод, требуются значительные финансовые ресурсы.

Громкие заявления не остались без внимания правоохранительных органов. Представители прокуратуры встретились с экспертом. И... объявили ему предостережение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности.

«В ходе проверки публикаций Сулейманова установлена их голословность, оперирование заведомо недостоверными сведениями, отсутствие обоснования выдвигаемых предположений о развитии ваххабизма в республике какими-либо фактами либо придание преувеличенного значения отдельным фактам проявления экстремизма при заведомом умолчании о действиях правоохранительной системы по их пресечению», - сообщила Прокуратура Татарстана.

Миф №3. Ученик Валиуллы Якупова

Себя Сулейманов называет учеником Валиуллы-хазрата Якупова, погибшего в 2012 году в результате теракта. Но Сулейманов не работал с Якуповым в религиозной сфере.

Впрочем, часто молодые люди, впечатленные кем-то и желая польстить самим себе, называют себя учениками или последователями своего кумира. Для этого вовсе не обязательно встречаться с ним, достаточно подражать ему.

Бывший собкор “Независимой газеты” в Татарстане Вера Постнова очень плотно сотрудничала с Якуповым 15 лет, пока не вышла на пенсию. Хазрат передавал ей информацию, в том числе не предназначавшуюся для публичного использования. Такие отношения между журналистом и источником предполагают высшую степень доверия. Постнова утверждает, что никогда Якупов не говорил о Сулейманове. По ее словам, они даже не были знакомы.

Миф 4. Оппозиционер

В прессе Сулейманова называют оппозицинером. Но он никогда им не был.

До 2010 года он работал в Центре евразийских исследований. Была такая структура при Казанском унивеситете. Об исламской теме Сулейманов не думал, а на его рабочем столе стояли скрещенные флажки Татарстана и Израиля. Свое будущее он видел в изучении этой ближневосточной страны, рассказывает его знакомый.

Для работы в Татарстане Сулейманову нужен был заказчик, который обеспечивал бы его стабильным финансированием. После неудавшихся попыток продать свои услуги органам власти республики он возглавляет Поволжское отделение Российского института стратегических исследований. Сам РИСИ возглавляет генерал-лейтенант СВР в отставке Леонид Решетников. После череды скандалов и предостережения прокуратуры в 2013 году Решетников забрал Сулейманова в столицу, дав ему тем самым возможность написать диссертацию (в РИСИ имеется собственная диссертационная комиссия). Однако кропотливая научная работа – это не то, что прельщало Сулейманова и он вернулся в Татарстан, но уже будучи сотрудником Института национальной стратегии (ИНС).

Сейчас ИНС возглавляет политтехнолог Михаил Ремезов. Институт располагает собственным интернет-ресурсом – Агентство политических новостей (АПН). Главным редактором АПН является Константин Крылов – известный русский националист…

Кто за спиной

Арест Сулейманова на 7 суток и скорое его освобождение говорят, что за его спиной стоят влиятельные структуры. Из-за этой истории он снова на пике искусственно прокачиваемой информационной волны. Подчеркнем еще раз, арест, освобождение и покровители подняли Сулейманова, а не его публикации.

Кстати, о его публикациях. Если просмотреть их внимательно, то заметна одна линия. Они становятся все громче и громче, для того, чтобы привлекать все больше и больше внимания. Читатели как-то быстро привыкли к историям о тысячах ваххабитов, их это уже не пугает. Потому Сулейманов оставляет эту тему и пишет о противостоянии республиканской и федеральной властей. Он несколько раз записал Татарстан вилайятом Турции? Это уже явный перебор даже для политического публициста. Но законы жанра неумолимы. Не нужно быть предсказателем, чтобы понять куда движется наш герой — эпатаж, давно стал нишей, где хорошо живут некоторые политические и околополитические деятели.

Резюмируя: Сулейманов — в том виде, котором он представлен в медиапространстве — это тиражируемый миф, сделанный на злобу дня. Сделанный, впрочем, достаточно добротно, чему свидетельство, должен признаться, и эта статья тоже.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24