2016-12-02T20:10:28+03:00
Комсомольская правда
1

Волонтер Сергей Мельник: придумал такую игру - круговорот добра в природе

Сергей Мельник и его подопечные.Сергей Мельник и его подопечные.Фото: Евгения ГУСЕВА

Вместе с другими добровольцами Сергей Мельник забирает бездомных с вокзалов, ремонтирует дома многодетным семьям и устраивает экскурсии для детей с Донбасса [видео]

- Я жду напротив входа. Желтый «броневик».

«Броневик» оказался бывшим инкассаторским "Фордом". Сейчас он весь в фотографиях детей. Сидеть в салоне негде. Мешки с картошкой, вязанки пачек с гречкой, пакеты с детской одеждой и даже школьные стулья. Вповалку. С фотокором Женей Гусевой мостимся рядом с Мельником — я на поручнях кресла, ближе к нему.

- В Троице-Сергиеву Лавру едем.

- С картошкой?!

- Там больше тонны, ага, - Мельник листает журнал на экране телефона: десятки пропущенных («8 детей», «настоятель», «рукодельница»...).

Бывший инкассаторский "Форд" теперь помогает Сергею Мельнику и его делу. Фото: Евгения ГУСЕВА

Бывший инкассаторский "Форд" теперь помогает Сергею Мельнику и его делу.Фото: Евгения ГУСЕВА

Я все равно не понимаю, зачем в мужской монастырь столько картошки.

- Они не для себя. Нуждающимся раздают. А что? Я ее тоже не покупал. В Оптиной пустыни вырастили, мне пожертвовали — чтобы развозил, кому надо. Две фуры было, почти все развез. Потратиться на поездки пришлось, конечно. Только про это не надо писать.

Летом Мельник развозил огурцы от московского агрокомплекса. 10 тонн.

Но этот репортаж — не про огурцы.

Сергей Мельник за разгрузкой своего микроавтобуса. Фото: Евгения ГУСЕВА

Сергей Мельник за разгрузкой своего микроавтобуса.Фото: Евгения ГУСЕВА

«МЕНЯ БОЯЛИСЬ В МЕТРО»

Первое, что бросается в глаза, когда видишь Сергея Мельника, - борода и в ней улыбка. Улыбается он всегда, везде и всем. И весь такой большой, одной ладошкой сгребет и меня и нашу Женю с камерой, становится похож на Винни-Пуха.

- Думаете, я всегда таким был? - косится. - Я в Богородском районе вырос, а у нас там пацаны — серьезные (смеется, - Авт.). Одно время в метро заходил, посмотрю вокруг - грозно так... Вызов, значит, обществу бросаю. Молодость - что поделать. В 13 лет работать пошел, чтобы у родителей ничего не просить. Мыл машины на Яузе.

Мельнику звонят.

- На каком вокзале? Без детей? Откуда? А чего не возвращается? К сожалению, пока некуда. Все забито. Была бы с ребенком, еще подыскали бы... Вы ее хоть на Иловайскую отвезите — там приют для бездомных. Помоется, поест, в чистое оденется. Но там долго не не держат.

Потом уже объясняет: звонила незнакомая женщина, увидела на Курском вокзале нищенку, молодую - приехала на заработки из Краснодарского края, обмнаули, а домой возвращаться некуда, сын выгнал. Телефон Мельника можно запросто найти в соцсетях: «Увидели бездомного — позвоните или дайте ему мой номер!» Звонков за день — сотни.

- Я сроду не думал, что моя жизнь вот так сложится. Все рвался зарабатывать. Отучился в ПТУ на сварщика, в 90-х — палатки на рынках. Потом — стройки. Столько профессий освоил — каменщик, стропольщик... Шел к цели, с людьми не церемонился. Милиция? Не. Дрался — это бывало. Но от серьезного Бог отвел.

А 10 лет назад, в 25, «грозовой бородач» познакомился с Людой Покровской — женщиной-волонтером.

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

На тот момент Люда уже 15 лет каталась по детским домам и интернатам, собирала бродяг по вокзалам.

- Она повезла меня под Тулу — в городок Чекалин. В дом престарелых. То, что я увидел - перепахало. Грязь, вонь, гнилые матрасы, крысы. Я узнал, что в таких домах вместе со стариками живут молодые ребята — инвалиды Афгана и Чечни. Без рук, без ног, спиваются... Вместе с еще двумя другими волонтерами мы нашли спонсоров. В интернате сделали ремонт, закупили мебель. Он в конфетку превратился. Но в 2010-м его закрыли. А Люда несколько лет назад погибла.

Сергею постоянно названивают с просьбами о помощи. Фото: Евгения ГУСЕВА

Сергею постоянно названивают с просьбами о помощи.Фото: Евгения ГУСЕВА

До Троице-Сергиевой Лавры мы едем полтора часа, потом обратно. Мельник не умолкает ни на минуту, я понимаю, что записывать дальше в блокнот — бесполезно, страниц не хватит, а диктофон... Да к черту. Сиди и слушай. Он листает судьбы — как картинки.

Вот семья Шевчик из Суздаля - у них 16 родных детей. У дедушки Шевчика — 51 внук («про них напишите обязательно»). Или Панины — тоже с Владимирщины. 13 детей и крохотная хижина в 48 «квадратов» на всех.

- Возим им продукты, одежду. Как собираем? Соцсети. Сейчас же все в интернете. Некоторые родители, которым мы помогаем, сами становятся волонтерами. Есть такие Бусыгины — под Тверью. 11 ребят. Мы им теплицу построили. Отец теперь с нами катается, гуманитарку другим развозит. Разные истории. У матери-одиночки забрали пятерых детей — из-за бедности. Мы ей дом отремонтировали, технику купили. И даже коз. Детей вернули. Или Юленька Павлова. Школьница, семья небогатая. Но талантище, занимается пауэрлифтингом. Мы помогли собрать ей деньги на поездку на первенство России, заняла 2-е место. Потом еще на чемпионат Европы отправили - там наша Юля стала первой. А еще мы с лечением детям помогаем. Тем, кому нужны сложные операции - это сейчас называют высокотехнологичной медицинской помощью. Ее ведь порой годами ждут. Наши волонтеры общаются с докторами ведущих московских клиник - ни разу еще никто не отказал.

Долго и по-особому Мельник говорит о Донбассе. Туда — гуманитарка, оттуда — детей в Москву на экскурсии. Когда летом 2014-го к нам хлынули потоки из Донецка и Луганска — мотались по лагерям для беженцев, круглосуточно.

Мельнику снова звонят.

- Вы сейчас где? В какой бытовке на вокзале? Внучка с вами? Четыре годика... Ясно. А дочка? Дайте ей мой номер...

- Алло, здорОво. Нет местечка? Семья с ребенком, некуда идти. Совсем? Ну придумаешь что — звони. Я тоже буду думать.

Женщина с дочкой и внучкой приехали - как раз с Донбасса, работали на каком-то частном заводе. Хозяин сменился. Пришли охранники и прогнали. На мороз. Кто-то дал им телефон Мельника — его вокзальные знают.

- Думал, в центр реабилитации их пристроить — в Подмосковье, он для одиноких мам с детьми. Но там ремонт. Прошлой зимой я снимал отдельный дом, тоже в Подмосковье. Возил народ туда. Только владелец в итоге заявил — мол, хватит, электричества много жгут.

НЕНУЖНЫЕ ЛЮДИ

Мошенников, говорит Мельник, тоже много. Его волонтеры «пробивают» всех — особенно тех, кто просит в интернете. Выясняют в администрации, в полиции. Отсеивается каждый третий.

И ему снова звонят. И снова. И...

- Вы женаты?

- Нет. Не успел еще, - виновато.

- И не хотелось ни разу взять и все ЭТО бросить? Жить - для себя?

- Я не думал. Не успеваю... Я, знаете, придумал такую игру. «Круговорот добра в природе». Помогаешь одному человеку, тот — другому. И по цепочке люди понимают: надо делать добро, и оно к тебе вернется. Помните — как в кино, «закон пяти рукопожатий»?

Мельник не сумасшедший. Сумасшедший не станет среди ночи греть макароны с котлетами и кормить бомжа в подъезде, а Мельник — греет. И потом бежит следом, потому что забыл про баклажку с чаем. Сумасшедший в выходной не поедет драить стены в женском монастыре, а Мельник наутро после картошки для Лавры — погнал в Марфо-Мариинскую обитель. С волонтерами, тряпками и швабрами. Сумасшедший не увидит очевидного:

- Бездомные никому не нужны. А если этими людьми заняться, их реально вернуть к нормальной жизни. Только те, кому я лично помогал, бросали пить, шли работать. Женились даже. Был даже один негр. Настоящий! Учился в России, работу не нашел, зато женился. Но с тещей не поладил — та его и прогнала. Денег ехать на родину нет. Толковый парень, я ему работу нашел на стройке. Разные судьбы. И врачи, и учителя... Люди, в общем.

Картошку в Лавре мы выгрузили. Несколько мешков забросили в центр реабилитации детей с синдромом Дауна (то, что ее привез какой-то Мельник, там не знали - думали, это от монахов). А еще встретили семью Игоря и Татьяны Горбонос из деревни Колодези под Калугой. В середине октября у них сгорел дом и все-все-все —одежда, документы. И коровы.

Несколько мешков картошки помогут центру реабилитации детей с синдромом Дауна. Фото: Евгения ГУСЕВА

Несколько мешков картошки помогут центру реабилитации детей с синдромом Дауна.Фото: Евгения ГУСЕВА

Семья Игоря и Татьяны Горбонос из деревни Колодези - погорельцы. Вместе с домом сгорело всё имущество. Фото: Евгения ГУСЕВА

Семья Игоря и Татьяны Горбонос из деревни Колодези - погорельцы. Вместе с домом сгорело всё имущество.Фото: Евгения ГУСЕВА

Игорю и Тане Мельник дал несколько кило гречки - больше в старую «Ниву» Горбонос, которая чудом уцелела в огне, ничего не влезло. Там битком другого добра — восемь сыновей и дочек.

В старую "Ниву" с большим трудом помещается вся семья. Фото: Евгения ГУСЕВА

В старую "Ниву" с большим трудом помещается вся семья.Фото: Евгения ГУСЕВА

P.S. Волонтерские поездки Сергея Мельника по стране продолжаются уже девять лет - каждую субботу, в любую погоду. Если вы тоже хотите помочь нуждающимся, но просто не знаете, куда идти, - присоединяйтесь. Контакты Сергея есть во всех популярных соцсетях. Или заходите на его сайт www.fondmill.ru.

В Москве создана волонтерская служба помощи нуждающимся. Строитель Сергей Мельник создал волонтерскую сеть, которая помогает многодетным семьям, сиротам и бездомным со всей страныЕвгения ГУСЕВА

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24