В мире

Разговор с ливийскими пиратами о черном золоте

Корреспонденты «КП» Дмитрий Стешин и Александр Коц побывали на загадочном танкере «Anwaar Afriqya», который месяц назад захватили повстанцы, и проверили слух о россиянах-заложниках на его борту

«Сувенирная» революция

Арабы не были бы арабами, не превратив стихийное волеизъявление народа в восточный базар. Половина площади Тахрир теперь заставлена лотками с сувенирной продукцией в ошеломляющем ассортименте. Десяток динар – и ты с ног до головы революционер. Панамка цветов королевского флага, майка с карикатурой на Каддафи. Можно купить даже специальный курчавый парик, пародирующий прическу «кровавого полковника». Значки – какие пожелаешь, есть простенькие, пластмассовые, есть тяжелые, похожие на медали – из желтого металла с горячей перегородчатой эмалью.

Сегодня на площадь подвезли нечто новенькое - аналог всемирно-известной автомобильной «елки-вонючки», которая вешается на зеркало заднего вида и облагораживает атмосферу в машине. В восставшей Ливии от образа елки отказались, дезодорант выполнен в виде дверного ключа, на нем карта страны и что-то по-арабски про единство и территориальную целостность. Ход своевременный – люди жаловались нам, что в другой части Ливии у них остались друзья, дети, внуки и прочие родственники. Письма не ходят, международная связь блокирована, интернет отключен. Гражданская война затягивается — повстанцев отбросили под Адждабию, стойкость «солдат революции» не просто равна нулю, а стремится к отрицательным значениям. В ответ, мировое сообщество подбило два джипа с пулеметами, на которых теперь тоже ездят каддафисты. Интересно, сколько десятков джипов стоил один вылет одного французского самолета на это важное боевое задание?

У площадки, застеленной коврами для молитвы, выгородили загончик для «музея войны», куда стащили кучу рваной и давленной железной дряни, подобранной на передовой. Но люди от этой выставки не отходят, стоят, вцепившись в ограждение и смотрят не отрываясь, как в бассейн с бегемотом, на рваную военную форму, вскрытые пайки, гильзы, снарядные укупорки. Фоном, со стороны близкого моря, доносятся редкие взрывы. Там полным ходом идет новая, «революционная» рыбалка.

С шаланды в воду бросаются гранаты – хлопок, встает невысокий столб воды, следом в море ныряет аквалангист, и собирает глушеную рыбу. Столь оригинально-добытый улов, продают тут же, на набережной. Рыба вся в красных прожилках – следствие динамического удара. Над площадью гремит рэп из мощных колонок, молодой негритенок косящий под бруклинскую братву, читает что-то в микрофон на причудливом английском. Мы разбираем слова «Каддафи должен исчезнуть». У знаменитого балкона, с которого выступают лидеры ливийской революции, мальчонка открыл прокат биноклей. Всего за один динар, можно любоваться на ораторов в упор. По странному совпадению, в здании с балконом находится временная база телеканала «Аль-джазира», основного рупора революции.

Мы арендуем бинокль и рассматриваем порт Бенгази, точнее – единственный танкер, прилепившийся к причалу. Читаем название, и бинокль чуть не вываливается из рук корреспондента «КП». В Бенгази, прямо напротив майдана «запарковано» захваченное месяц назад повстанцами судно с российским экипажем! По крайне мере, об этом писали информагентства со ссылкой на «Морской бюллетень». Мы видели танкер в Тобруке две недели назад, пытались попасть на борт, и чудом ушли от бдительного офицера-повстанца, охраняющего нефтяной терминал.

Передовая «нефтяной войны»

Признаться честно, надежды на то, что в Бенгази нас пустят на угнанное судно, да что там, даже на территорию порта было мало. Накануне коллег, пытавшихся снимать отход турецкого плавучего госпиталя, едва не поколотила охрана. Порт — объект стратегический. А с недавних пор повстанцы решили, что Каддафи лично отсматривает все телесюжеты и публикации о ситуации на Востоке страны. И по видеокадрам и фотографиям наводит свою артиллерию на позиции революционеров и их объекты инфраструктуры.

Вопреки ожиданиям дремавший на проходной охранник не проявил интереса к двум небритым журналистам. И спецкоры «Комсомолки» спокойно прошествовали через весь порт прямо к причалу, над которым возвышался гигантский танкер «Anwaar Afriqya». Только здесь проехавшая мимо машина вдруг резко затормозила и сдала назад.

-Могу быть вам полезен? - на неплохом английском вежливо спросил мужчина.

-Мы бы хотели узнать о судьбе экипажа этого судна, - также вежливо ответили мы. - Ведь этот танкер прибыл из Тобрука?

-Да, и я — его бывший капитан Хусейн Эль Шарау, - представился наш новый знакомый. - Работал на этом корабле еще до революции.

Как выяснилось, Хусейн был в числе 14-ти человек, которые и захватили этот танкер, груженый 10 000 тоннами газолина. Судно шло с Крита на запад Ливии в порт города Завия. В 200 милях севернее Бенгази капитан Эль Шарау и перехватил его со своими друзьями на двух катерах.

-Как вам удалось остановить такую махину?

-У нас было оружие, - поведал Хусейн. - Но мы не собирались стрелять. К тому же на танкер по связи вышел один из кораблей НАТО и приказал остановиться. Мы поднялись на борт и отвели судно в Тобрук. А почему вас так интересует «Anwaar Afriqya»?

-Говорят, в состав его экипажа входили россияне и украинцы...

-Определенно нет, - заверил нас Хусейн. - До выхода из Греции в команде было пятеро болгар, но четверо из них сошли на Крите. Остальные члены экипажа были ливицами. Были?

-О, нет, они и сейчас живы-здоровы, - успокоил Хусейн Эль Шарау. - Просто в Тобруке экипаж сменился. Сейчас он полностью ливийский. Можете сами убедиться.

Разговор с пиратами о «черном золоте»

У трапа нас встречает матрос и по лабиринтам палуб проводит к капитану Зухейру Эль Коафи.

-Я работал вместе с украинцами, болгарами, они все себя русскими называют, - угощает нас соком капитан. - Может от этого и пошла путаница. Я принял танкер уже с полностью ливийским экипажем. Те 10 000 тонн мы привезли сюда, в Бенгази. Потом сделали еще одну ходку до Тобрука, вернулись с 50 000 тонн бензина. С топливом на востоке страны будет все хуже и хуже. Ведь в Ливии бензин практически не производится. Только на заводе в Завии, но он на Западе, да и не может обеспечивать всю Ливию топливом. Бензин обычно закупался в Италии, Греции, других европейских странах. За переработку нашей нефти с нами расплачивались бензином.

-Неужели страна богатая нефтью не могла сама производить топливо?

-Это все политика, - присоединяется к нашему разговор старпом Аль Мани. - Спросите Америку, Германию, почему они не позволяли нам самим перерабатывать нефть.

-Если не секрет, сколько вы получали в месяц при Каддафи? - спрашиваем капитана.

-Около 3900 долларов в месяц, но это не справедливо, - считает Захейр. - Я работал в государственной компании, которая, нанимая на руководящие корабельные должности тех же болгар, платила им в два, а то и в пять раз больше. У меня был старпом из Болгарии, ему платили 9500 долларов в месяц.

-Но и 3900 — тоже неплохой оклад, - пытаемся поспорить с капитаном Эль Коафи.

-Но и работа непостоянная, - отвечает он. - Я два года сидел на суше без копейки.

-А как же пособие по безработице? Говорят, оно составляет 700 долларов...

-Эти пособия есть только в речах Каддафи, - смеется капитан. - Я пытался его получить, ничего не вышло. Я 20 лет работаю в море и не смог даже дом своей семье построить.

-То есть информация о подъемных для молодоженов на строительство жилья — тоже вранье?

-Конечно, такое же, как и беспроцентные кредиты. Не спорю, когда люди начинали бунтовать, Каддафи подкидывал то 400 долларов, то 500. Но это единовременно.

-Мы 40 лет ждем какого-то развития, - снова подключается Аль Мани. - За это время целые государства выросли, вы посмотрите на Арабские Эмираты. И пройдитесь по Бенгази — это город богатой страны? Да, строек сейчас много, да, страна потихоньку начала преображаться. Но этот процесс Каддафи должен был начинать лет 20 назад, а не в последние два года. Сейчас его время уже ушло, молодежь не даст ему удержаться у власти. Не очень-то эта молодежь воевать умеет...

Конечно, армии Каддафи нам противопоставить нечего, до Триполи этой «войско» дойти не сможет. Даже при помощи авиации НАТО.

-На что же вы надеетесь?

-На то, что вся страна поднимется против Каддафи, - говорит старпом. - На Западе Ливии полно народу, который просто боится открыть рот. У нас много друзей в Триполи, у всех у них в печенках этот брат-лидер сидит, но они элементарно боятся выйти из дома.

Самый каверзный вопрос капитану, мы припасли под конец интервью, он и расставил все точки. До нас дошло, что по всем морским законам, мы находимся на судне, которое захвачено взбунтовавшимся экипажем, а все права законного владельца при этом нарушены.

-Господин капитан, а кто владел раньше этим танкером, и как он отреагировал на захват?

-Владел им сын Каддафи Ганнибал. Думаю, ему это страшно не понравилось — капитан заразительно смеется.

Смотрите фоторепортаж - "Спецкоры "КП" побывали на линии фронта в Ливии"