Звезды

Тоталитарный роман Михаила Швыдкого

В только что открывшемся Театре мюзикла показали премьеру - спектакль «Времена не выбирают»

Руководитель театра Михаил Швыдкой заранее предупреждал: «Это не вызов Бродвею, мы не хотим конкурировать, мы хотим создать нечто свое». Тут есть доля лукавства (все-таки классический мюзикл - истинно американский жанр с правилами, от которых, как ни старайся, далеко не уйдешь), постановка «Времена не выбирают» подтвердила, что в Московском театре мюзикла идут своим путем.

Взяв за основу трагичную историю любви американской джазовой певицы Дженнифер (Валерия Ланская) и советского музыканта Матвея (Дмитрий Волков), встретившихся в 30-х годах в СССР, автор либретто (сам Швыдкой) отодвинул ее на второй план. В центре повествования здесь - Ефим Шифрин, играющий владельца нью-йоркской радиостанции Мэтта. Мэтт - сын той самой джазовой дивы, оставившей ему в наследство дневник и несколько десятков роскошных платьев, продажа которых может спасти его от разорения. Но персонаж Шифрина противостоит менеджеру Мелиссе (Лика Рулла), которая требует немедленно продать все вещи Дженнифер.

История любви американки и русского представлена во флешбеках - картонные нью-йоркские небоскребы превращаются в сталинские высотки, звучат песни Дунаевского, зрителя переносят из современного Нью-Йорка в сталинскую Москву...

Во втором акте лучшее - мощнейшая сцена встречи Дженнифер и Матвея после 11-летней разлуки, во время которой Ланская и Волков блестяще исполняют All The Things You Are Джерома Керна и Оскара Хаммерстайна. Это настоящая жемчужина спектакля.

В Театре мюзикла решили замахнуться на самую сложную разновидность мюзикла - философскую, с историческим и социокультурным подтекстом. В США, прежде чем создавать «Звуки музыки», «Вестсайдскую историю» и «Эвиту», авторы больше 20 лет упражнялись на легкомысленных постановках вроде «Я пою о тебе». Учитывая, насколько высоко сами для себя подняли планку создатели «Времен…», интересно будет следить за тем, что они сделают дальше. Несмотря на многочисленные «но», первый блин не вышел комом.