Общество

Вот что крест синхрофазотворящий делает!

Зачем в знаменитом МИФИ, готовящем специалистов-ядерщиков, открыли церковь и кафедру теологии

Через стальную многозубую вертушку проходной Московского инженерно-физического института (МИФИ) пытался протиснуться подозрительный тип. Судя по ваххабитской бороде, одежде, четкам и просветленному лицу, человек отчаянно верующий.

- Ассалам алейкум... - шепчет кротко. Но упрямо лезет.

- Подожди, - зевнул охранник. - Сумку открой...

На территории с баулами и тюками уже толпились разнорабочие-мигранты. И выглядели забавно. «Космическая одиссея» Кубрика «эпохи Бирюлева» - мусульмане с недоумением разглядывали гигантский православный крест у входа в национальный ядерный университет. Красиво!

«А в каком-нибудь десятке метров, вон там, за корпусами, работает атомный реактор, - думаешь ты, ощущая странное беспокойство, - там пока все по старинке. Разгоняют частицы, измеряют «спины»*, ищут, прости господи, бозоны...»

Доска объявлений: «На подоконнике женского туалета найден учебник «Интегральные схемы и их применение»...»

Мимо несутся шальные, с вытаращенными от недосыпа глазами студенты, опаздывающие на какую-нибудь квантовую физику, и среди них - ну вот он, дух нашего времени! - словно остров в океане, фигура в черном.

Отец Олег в полном облачении - в рясе с позолоченным крестом. Туповато пожимаю руку батюшке, чувствуя при этом себя студентом-третьекурсником - ну не прикладываться же мне к ней здесь, в университете. Наверное...

Спускаемся в подвал ядерного института. Теперь тут церковь.

- Во имя Отца и Сына и Святаго духа-а-а... - несется из-за дверей слева. Справа стоит богатая купель.

- На прошлой неделе ученого одного здесь крестили, - говорит батюшка.

- Красиво у вас, - киваю. - Много о кафедре читал...

- В интернете много непотребного, - мрачнеет батюшка. - Шельмование хамовитое, анонимное. Мне иногда хочется сказать нашим критикам: что вы делаете?! И главное - зачем? (Отец Олег грустно посмотрел в сторону аудиторий.) Дайте нам, пожалуйста, работать! Мы кого-то обидели?! Мы кого-то ущемили?!

- Господи, поми-и-илуй... - снова попросил кто-то в полупустом храме, который во времена государственного материализма был обычной вузовской раздевалкой.

Напротив новоявленная кафедра теологии. Запах ладана. У входа в подвал ящичек для поминальных молитв... И коробка со свечками.

«Почему академики РАН прокляли это место?» - думал я в тишине университетского храма, вспоминая цитату из знаменитого открытого письма 91 ученого (в большинстве - физики).

«Это знаковое событие, отражающее общую тенденцию нарастающей клерикализации общества!» - предупреждали в нем академики, словно само слово «клерикализация» таило страшную угрозу.

Впрочем, к чему лукавить - выросший в семье ученых, я прекрасно понимал смысл проклятия.

Церковь покусилась на совершенный пустяк, безделицу, мирскую блажь - на маленького нелепого «идущего человека».

Крестный ход во славу российской науки вокруг МИФИ.

Крестный ход во славу российской науки вокруг МИФИ.

УЧЕНЫХ ВОСПИТЫВАТЬ НАДО

Чего только не было с МИФИ за его славную 70-летнюю историю. Типичный научно-исследовательский вуз советской оборонки. Открытия, прорывы, презираемая технократами «безумная» кафедра научного коммунизма, диссидентско-кухонные разговорчики под хрип Высоцкого, религиозные подпольные кружки, ремонтирующие во время каникул монастыри (с тайного благословения ректора), и вечный, упрямый поиск истины. От опыта к опыту, от доказательства к доказательству, что похоже на альпиниста, карабкающегося по страховочным крюкам-фактам, намертво вбитым в скалу эксперимента.

Видимо, поэтому символ вуза, странноватая металлическая фигурка «Дорогу осилит идущий», встречал студентов у входа в храм науки. И казалось, без нее МИФИ не МИФИ. Человечек звал - вперед, шагай, ищи...

И вдруг человечек исчез.

Это новый ректор Михаил Стриханов решил поискать там, где искать в науке давно не принято. Стриханов пожелал соединить в своем вузе лабораторию и алтарь, научный эксперимент и горячую молитву.

«Наш вуз был основан во время Великой Отечественной войны, и наши профессора очень горячо любят свою Россию, - объяснил суть новой идеи начальник управления культурно-массовой работы ядерного университета

МИФИ Невзоров. - К сожалению, такой горячей любви в молодом поколении мы наблюдаем все меньше. Нам захотелось призвать молодежь хотя бы узнать те традиции, на которых наша страна созидалась тысячелетиями».

Любопытно, что диакон Андрей Кураев, понимая всю щекотливость ситуации, пытался найти компромисс. Дескать, науке от религии только польза - физиков воспитывать надо, чтобы не баловались «оккультными теориями вроде волновой генетики и торсионных полей».

Впрочем, шанс, что МИФИ примет церковь пусть с глухим ворчанием, но без войны, был. В конце концов и закоренелому атеисту, и богоборцу любопытно послушать священника...

Но на Руси так не принято. В один прекрасный день без рассуждений, дебатов, ненужных опросов студентов и преподавателей и прочей мирской казуистики в университете просто взяли да открыли храм. А место «Идущего» просто вкопали крест.

Большинство ученых так изумились, что ректору при встрече с представителем патриархии Всеволодом Чаплиным (если верить видеозаписи, размещенной в интернете) пришлось заметить, что «вокруг креста в университете много шума» и что надо «аккуратно увеличивать число сторонников».

Но пока размножались только противники.

«Всем привет, - писала на блоге МИФИ выпускница МИФИ. - Увидев эту новость, была удивлена... Да, МИФИ - это храм, только храм науки, а не богадельня (не хочу обижать чувств верующих, но им уже понастроили достаточно мест для отправления их нужд). Ребята, не оставляйте это просто так. Сегодня крест, а завтра что?

Ну что... После угрозы антиклерикалов снести крест администрация разместила около него камеру наблюдения. Ректор, получив за храм церковный орден Святого благоверного князя Даниила Московского, выступает с новой инициативой - создать в вузе с помощью РПЦ кафедру теологии. И ученый совет голосует единогласно за.

Любопытно, что противники клерикализации института еще при установке креста попытались собрать подписи коллектива МИФИ и даже провели в Сети опрос студентов и преподавателей (897 проголосовали против «вмешательства церкви в науку», 147 - за).

Но антиклерикальную судорогу местной интеллигенции мало кто заметил - ссориться с начальством по такому святому поводу профессура не решилась, а студенты тупо не хотели в армию...

Официально против кафедры выступила лишь РАН - тем самым письмом академиков, обличающим клерикализацию.

У входа в ядерный университет теперь стоит православный крест. Неожиданно, но символично...

У входа в ядерный университет теперь стоит православный крест. Неожиданно, но символично...

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

КВАНТОВАЯ ФИЗИКА И БИБЛИЯ

С отцом Олегом мы говорили долго. Я силился понять, зачем теология студентам-ядерщикам. А батюшка все недоумевал: а почему бы и нет?!

- Например, все знают теорию Большого взрыва. А что было до взрыва? - вопрошал меня батюшка. - Что дало импульс? Или возьмем квантовую механику - законы вроде работают, а истолковать адекватно их ученые не могут!

- Может, пока не могут, святой отец? - осторожно спрашиваю.

На это батюшка отвечает, что нельзя отказываться от «взаимообогащающего синтеза науки и религии». Ведь и Эйнштейн, и Ньютон, и Галилей были людьми верующими («У Галилея был личный конфликт с Папой», - упредил мой иронический вопрос священник), да и сама наука началась с теологии, со стремления понять Бога. А сегодня, например, квантовую физику можно попытаться понять с помощью аппарата герменевтики**.

- То есть вы предлагаете изучать квантовую физику с помощью Библии?

- С помощью Священного Писания как раз нет, - пожимает плечами отец Олег. - Но возможно применить герменевтический аппарат, так как законы квантовой механики лежат вне поля объективной картины мира, а скорее в поле мира духовного... Пусть девять из десяти ученых скажут - чепуха! А один ученый попробует, и у него получится!

Признаться, это был обезоруживающий и вполне себе научный довод...

Нас с батюшкой сближали два обстоятельства - мы почти ровесники и главное... журналисты. Олег до семинарии работал на Муз-ТВ и даже был шеф-редактором главной редакции программ на НТВ.

- Есть определенный тип интернет-изданий, принадлежащий определенным людям, - объяснял отец Олег механизм клеветнической компании против кафедры. - Думаю, не случайно некоторые статьи опубликованы на сайтах, зарегистрированных в Германии... Это вообще диктат либерализма - не дадим студентам изучать теологию. Запретить! Какой-то феномен бесконечной Болотной площади...

«Частицу Бога» в синхрофазотроне студенты МИФИ, возможно, не поймают. Но в себе, с помощью батюшек-теологов, могут и обнаружить.

«Частицу Бога» в синхрофазотроне студенты МИФИ, возможно, не поймают. Но в себе, с помощью батюшек-теологов, могут и обнаружить.

ПОИСК ДОБРОГО ГЕНИЯ

Одна из первых лекций по теологии выглядела демократично. Добровольный, сугубо факультативный предмет заинтересовал пару десятков студентов. Самых настоящих. То есть половина тихо начала копаться в тетрадях со страшенными формулами. Треть спешно покинула этот мир, умудряясь спать с открытыми глазами (этот вид студенческого анабиоза, кстати, плохо изучен, он, думаю, граничит с левитацией).

И лишь трое из них задорно посматривали на священников.

Говорят, на прошлой лекции один из таких вот «дерзких» прямо спросил у завкафедрой владыки Иллариона: в курсе ли он, что подавляющее количество студентов теологию в МИФИ пока недолюбливают? Митрополит не выгнал бузотера с пары, а, наоборот, после лекции долго и доброжелательно с ним беседовал...

Лектор долго и старательно рассказывал о великих ученых, которые пытались сблизить в своих работах науку и религию... Оказалось, что их действительно было очень много, хотя со временем их количество поубавилось.

- При утверждении Академии наук предмет «Теология» вычеркнул Петр Первый, дескать, пусть обучают в своих семинариях, - говорил лектор. - Но нам нужно соединить научное понимание мира с религиозным, духовным... Ведь душу нельзя изучить с помощью науки, нельзя измерить эмоции, переживания.

- У меня приятель проводит опыты на мышах и уже кое-что может измерить. Пару-тройку параметров, - осторожно заметил один из преподавателей МИФИ с галерки.

- Но не душу же он мерит! - удивились священники.

- Эмоции.

- Это не душа, - зароптали отцы...

- Можно выступить с сообщением? - тихо спросил студент.

И тут стало ясно, почему церкви в технических вузах будет нелегко. Народ здесь занудный.

- Я тут посмотрел Ветхий Завет, Новый Завет, Коран, - начал перечислять паренек святые книги, словно это учебники по сверхпроводимости, - и вот обнаружился такой (он явно хотел сказать алгоритм, но вовремя спохватился)... такая последовательность пророков. Каждый из этих людей приходил и говорил, я самый истинный, не предъявляя неоспоримых доказательств...

На словах «последовательность» и «доказательства» в некоторых из студентов затеплилась жизнь.

- Я сравнил книги - там много чего не совпадает... - Показывает старательно исписанный конспект. - И причем, заметьте, новые мировые религии перестали появляться. Может быть, это связано с развитием науки, технического прогресса? И этот постулат христианства «Блажен нищий духом» для науки сомнителен. Если вы, конечно, не докажете обратное...

- Докажите! - понеслось радостно из зала.

Извините, православные, но я мученически, беззвучно рыдал от смеха. С одной стороны, этого умника в Средние века тупо бы сожгли на костре, и он, судя по лукавой улыбке, это знает. С другой - будущий физик задумался о Боге. Его на моих глазах подтолкнули к этому. Или оттолкнули?..

Замзавкафедрой отец Родион (кстати, сам - выпускник МИФИ, физик-ядерщик и даже кандидат наук!) нарисовал мне, беспросветному гуманитарию, размытую границу между религией и наукой одним лишь вопросом: «А разве круг не состоит из бесконечного количества углов?»

- Но я выбрал другую, более правильную бесконечность, с которой я хочу познакомить своих студентов, - сказал мне на прощание отец Родион. - Немецкий ученый Вольфганг Паули из-за веры в Христа отказался участвовать в проекте «Манхэттен» (создание американской ядерной бомбы). И если наша скромная кафедра воспитает хотя бы одного доброго, человеколюбивого гения, мы стараемся не зря. Дайте нам только поработать…

* Характеристика вращения предмета.

** Искусство толкования.