Экономика

Почему падает рубль

Деньги, которые страна получает за нефть и газ, деньги, которые вы зарабатываете, убегают туда, где им веселее, где дамы в соболях и лакеи носят вина...
Борьба с вывозом капиталов – это первостепенная задача, считает Исраэль Шамир.

Борьба с вывозом капиталов – это первостепенная задача, считает Исраэль Шамир.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В восьмидесятые годы Германская Демократическая Республика была процветающим государством, десятым по производству продукции на душу в мире. Благосостояние народа росло, безработицы не было, высшее образование бесплатное. Но квалифицированные специалисты, получившие образование за народный счет, убегали в ФРГ, где они получали большие зарплаты. Западная Германия пользовалась поддержкой США, она могла платить беглым специалистам. Единственным средством защиты ГДР была стена. Стена мешала бежать. Ее можно было обогнуть – уехать в Венгрию, а оттуда в Австрию, а оттуда в Западную Германию, но это было трудно, и бежали немногие.

Когда в 1989 году распропагандированный народ разрушил стену, потоки людей на Запад стали неподконтрольными. Через несколько месяцев ГДР рухнула, и была интегрирована в ФРГ. С тех пор у восточных немцев было много оснований пожалеть о том, что произошло – они стали бедными родственниками у себя дома. Их страна стала колонией Запада. «Осси», как называли восточных немцев, стали немцами второго сорта. Они могли пожалеть, но уже не могли изменить положение.

Сейчас Россия оказалась в положении ГДР, только вместо специалистов на Запад убегают рубли. Деньги, которые страна получает за нефть и газ, деньги, которые вы зарабатываете, убегают туда, где им веселее, где дамы в соболях и лакеи носят вина. Но они бегут не сами – у них нет ног.

Популярный либеральный журналист Мальгин, проживающий в Италии, недавно рассказал в своем блоге, как он перевел свои капиталы из Москвы в Италию. Мальгин решил забрать свои деньги из России. «Чтобы не светить гэбухе свои счета, специально открыл новый счет в одном итальянском банке.» После небольшой мороки он перевел совсем немалые средства – судя по его рассказу – в Италию. Он еще остался недоволен – не сразу деньги прибежали в Турин, где он решил скрыть деньги от «гэбухи» и налогового управления. Его рассказ кончается угрозой: «Приеду в Москву – закрою все счета в Сбербанке - мои и жены, включая депозитные. И дело не в том, что я на них обиделся. Нет, соображения сугубо практические. Во-первых, во всем мире принято при появлении первых признаков того, что банк не хочет расставаться с деньгами клиента, немедленно рвать когти из такого банка. В целом желательно порвать все связи, по которым совок может до тебя добраться. Пришло время рвать и с советской банковской системой.»

Вот вам и объяснение, почему падает рубль. Мальгин (и другие враги «гэбухи» и «совка», а по сути, нас с вами) решили устроить «bank run», обрушивающее изъятие банковских вкладов, банковскую панику. Ни у одного банка в мире нет достаточно наличных средств, чтобы выдержать bank run – они не так устроены. А Мальгин не просто перевел деньги на Запад – он еще и рассказал об этом, подчеркнул, что это – законно, и что это надо сделать поскорее, пока банки дают деньги. Его статья, говоря простым шершавым языком, диверсия против российской денежной системы, против рубля.

Если вы сегодня можете меньше купить за ваши рубли, скажите спасибо Мальгину. Точнее, его вдохновителям за рубежом, потому что его призыв «бери деньги и беги» вписался в планы финансовой войны против России. А то, что такая война начинается, сомнений нет. Против России открыли еще один, финансовый фронт, впридачу к Сирии и Украине, и мелочным наездам на Олимпиаду. И на этом фронте надо затыкать дыры, пока все деньги, заработаные нефтяниками, не убежали.

Столкнувшись с ускоренным выводом средств за рубеж, ЦБ РФ пошел по стандартному пути девальвации. Это необходимо, но недостаточно. Россия может оказаться в положении Нигерии. Эта огромная, населенная африканская страна была крупным экспортером нефти. Получала хорошие деньги, курс найры был высоким, нигерийцы пожили в свое удовольствие, импортируя все, что могли захотеть. Недолго, правда. Привилегированные нигерийцы воспользовались высоким курсом найры для вывоза валюты. Чемоданы со стодолларовыми купюрами прилетали в Хитроу из Лагоса. Центральный банк Нигерии поддерживал высокий курс. В результате в эту дыру улетели все нефтяные денежки Нигерии, и остались они у разбитого корыта, с пустой казной, с долгами, с призраком гражданской войны, и с богачами за границей, успевшими купить дома в Швейцарии и Италии, рядом с Мальгиным.

Поддерживать высокий курс нельзя. Всем видно, что рубль слишком дорог – иначе не ломились бы московские магазины от импорта, а продавали бы вещи, сделанные в России. Рубль нужно понизить, затормозить импорт, стимулировать местное производство. Но это недостаточно. Чтобы не понижать до плинтуса, нужно повысить стену, препятствующую оттоку капиталов. Пусть очередные мальгины помучаются, выводя деньги за рубеж. Выносят их вприпарку через румынскую границу, как Остап Бендер.

По этому пути, ограничения конвертации и вывода средств, пошли страны, выстоявшие наезд западных банкиров: Аргентина и Малайзия. Они находились на грани дефолта, их экономика рушилась, потому что местные мальгины шустро вывозили валюту. Девальвация не справлялась с их жадностью. Тогда власти ограничили конвертацию и вывоз. Это было ударом по экономике, но непродолжительным. Потеряв значительный процент своего ВВП, эти страны смогли снова стать на ноги.

Стоящие за западными правительствами банкиры умеют грабить целые страны, даже очень богатые. Сейчас они хотят подстричь российский капитал. Если ЦБ РФ будет бросать золотые и валютные резервы в эту дыру, Россия останется ни с чем. Надо немедленно закрутить валютные гайки. И тогда будет спасен рубль, спасено скромное благосостояние россиян. Борьба с вывозом капиталов –– это первостепенная задача.

Обвала не было бы, если бы сохранилась ответственность и солидарность, которая мешает человеку красть из общей кассы или вылавливать лакомые кусочки из общего котелка – то качество, которое либеральные журналисты называют «совковость». В Англии это чувство солидарности присуще людям – поэтому даже карточная система там соблюдалась и быстро выполняла свои задачи. В пост-советской России солидарность нужно заново быстро выращивать, пока Голдман Закс не съел наши рубли.

МЕЖДУ ТЕМ

Рублю предсказали крепкое будущее

Евгений БЕЛЯКОВЕвгений БЕЛЯКОВ

Назовите меня экстремалом, но я люблю, когда повышаются курсы валют. Всегда интересно следить за поведением людей. Особенно как нарастает паника. Мое личное наблюдение: когда курсы валют начинают скакать, россияне сразу делятся на две группы. Оптимисты-спекулянты тут же видят возможность: мол, сейчас куплю евро и обогащусь. Пессимисты-фаталисты, наоборот, считают, что их сбережения обесценились. При этом и те и другие бегут в обменники за валютой. И неизменно удивляются, когда она начинает снова дешеветь. От чего в принципе зависит курс рубля? Как реагировать на валютные колебания? И в чем хранить сбережения? На эти вопросы ответили эксперты, опрошенные «КП» (читайте далее)

ЕЩЕ ЕСТЬ МНЕНИЕ

Коррупция добьет экономику России года через три Евгений АРСЮХИНЕвгений АРСЮХИН Даже сами чиновники признают: коррупция – трагический тормоз для нашей страны. На откатах мы теряем не меньше 20% ВВП – по крайней мере, такие оценки нет-нет, да звучат в правительственных документах. Но значит ли это, что коррупция – та самая яма, в которую можно падать бесконечно? (читайте далее)

Коррупция добьет экономику России года через три

Даже сами чиновники признают: коррупция – трагический тормоз для нашей страны. На откатах мы теряем не меньше 20% ВВП – по крайней мере, такие оценки нет-нет, да звучат в правительственных документах. Но значит ли это, что коррупция – та самая яма, в которую можно падать бесконечно? (читайте далее)