В мире

Абхазия не спешит возвращать русским их квартиры

Наши соотечественники уже многие годы просят защиты у российских властей
Обманутые соотечественники сфотографировались на фоне посольства РФ в Абхазии и прислали это фото в «КП». С просьбой к России о помощи.

Обманутые соотечественники сфотографировались на фоне посольства РФ в Абхазии и прислали это фото в «КП». С просьбой к России о помощи.

Давно заметил - если долго, нудно добиваться справедливости, если бить в одну точку, повторяя с надрывом всякую банальщину - о законе, о морали, о чувстве долга, ты чего-то обязательно добьешься. Разумеется, тебя проклянут, назовут негодяем, врагом, предателем, но все-таки бросят это самое «чего-то» в лицо и захлопнут дверь. Чтобы ты стоял растерянно и думал: но я ж вовсе не этого просил!

«ЭТО НА ИХ СОВЕСТИ!»

Так у меня и с Абхазией. О трагедии русских сухумских бабушек, у которых абхазские жители с разной степенью наглости отобрали квартиры, я упрямо пишу уже много лет. Они обили пороги всех судов и даже абхазских президентов. Они наивно думают, что я помогу. Они вспоминают историю трехлетней давности, когда «КП» и еще несколько столичных изданий успешно спровоцировали первый скандал. Новость, что утвердившая на российских штыках свою независимость (да и живущая во многом за счет российской казны) Абхазия не только не защищает от квартирного грабежа русских, но и потворствует, обескуражила многих. Даже суровый российский МИД. И даже, говорят, тогдашнего президента Медведева, который в то время посещал Абхазию.

Москва вежливо попеняла Сухуму, тот среагировал - появилась жилищная комиссия, зарегистрировавшая жалобщиков. Истории типичные - кто-то выехал в Россию, например, на пару недель (даже на пару суток), а вернулся - дома другая дверь, замок и новые жильцы. Большинство ограбленных - русские беззащитные старики. Из сотен потерявших жилье свои права попытались отстоять 177 человек. Комиссия признала лишь 48, по которым суды стали нехотя, но принимать решения. Но даже с судебными постановлениями на руках «русскоязычные» ничего добиться не могли - захватчики из квартир упорно не выселялись, угрожая русским чуть ли не расправой.

И нетерпеливая «КП» снова врезала по ситуации кумулятивной статьей «Абхазия объявила русским квартирную войну». В абхазских кабинетах на «Комсомолку» обиделись - как на «раздувающую ажиотаж московскую прессу». Но что-то там в Стране души щелкнуло, и вот они, счастливые сообщения из Абхазии. Аллилуйя! Восстановлен многоэтажный дом для решения квартирных проблем моих бабушек! Что торжественно показали на российском и абхазском ТВ.

«Жители, получившие ключи от новых квартир, не могли сдержать своих эмоций. Лейла Михайловская, которая вынуждена была в течение пяти лет жить у своей подруги, даже приготовилась к приему первых гостей. Несмотря на то что в квартире еще нет никакой мебели, она расставила угощения на балконе и с радостью предлагала всем поднять по бокалу шампанского. «Большое спасибо всем, и администрации президента, и послу РФ, всем, кто принял участие в решении наших проблем. А те, кто лишил нас наших квартир, - пусть все будет на их совести», - сказала она».

Приятно - хоть в какой-то внешнеполитической истории случился хеппи-энд. Наш с бабушками хеппи-энд выстраданный. И тут буря новых звонков. Господи, мои бабушки… опять недовольны. Они опять в слезах.

ЖАЖДА СПРАВЕДЛИВОСТИ

- Заставляют нас вселиться в эту дыру! - жаловались они (дом стоит в так называемом Новом районе, на окраине Сухума, где бросовые цены на жилье).

- Но вы победили, вот квартиры!

- Они не наши! - кричат. - Почему захватчики не освободят наши квартиры - им же и построили этот дом?! Нам звонят абхазские власти и намекают: соглашайтесь, пока не поздно, а то и этого не получите. А мы просто хотим жить в своем доме, у порога которого мы топчемся кто по 10, кто по 20 лет…

- Свой дом - это так принципиально? - задумываюсь.

И тут хотелось бы, чтобы читатели рассудили… Как быть? С одной стороны, вот она, победа - мы таки выбили ее, черт возьми, и вот он - наш русский дом! Да, победа неабсолютная. Но первые семьи со вздохом: «Те, кто лишил нас квартир, - пусть это будет на их совести» - согласились на этот компромисс.

С другой… А вот тут начнем с досадных деталей. Дар этот (дом) не совсем от Абхазии. Абхазы его восстановили (точнее, достроили), но - внимание! - сделали это на деньги российской стороны. Что официально подтвердили в посольстве России в Абхазии.

«Определенный прорыв был совершен после того, как при российском финансовом содействии был достроен многоквартирный дом в Сухуме. Активную роль в этом процессе сыграл курирующий отношения с Абхазией и Южной Осетией помощник Президента Российской Федерации В. Ю. Сурков», - заявили «КП» в посольстве РФ.

Итак, Россия раскошелилась и построила для абхазов, занявших дома россиян, 54 квартиры. Тринадцать из них были переданы в ведение администрации города для абхазских строителей, две из которых уже предоставлены семьям погибших во время грузино-абхазской войны Валерия Берулавы и Зураба Барганджии. Остальные (41 квартира), как осторожно пишут в местной прессе, выделены «для решения квартирного вопроса русско­язычных граждан, утративших жилье».

Захватчики домов решительно не хотят переселяться, несмотря на решения судов. Полиция вытаскивать их из квартир не хочет (здесь все друг другу или друзья, или родственники, или друзья родственников, или родственники друзей). Из русских заселились лишь шесть семей, остальные упорствуют. К досаде властей. Казалось бы, десять лет (а 70-летняя Дюкарева и все 15) ждали этого счастливого момента, и тут на тебе, отказ. Думаю, абхазские чиновники сейчас очень огорчены, им бы выдернуть занозу, отрапортовать Москве, что «проблема решена». А тут странное упрямство. Причины которого только на первый взгляд житейские.

Кто-то упорствует, потому что их родной захваченный дом находится в центре города (это если бы кому-то с Рублевки предложили переехать в Бирюлево). Кто-то - потому что вместо четырехкомнатной отнятой квартиры должен согласиться на трехкомнатную. Кто-то - потому что за десятилетия скитания по съемным углам желает только своего, родительского дома.

Но о самой главной причине русские в Абхазии обычно не говорят. Они хмурятся, злятся или просто плачут…

Но за много лет общения с ними я, кажется, понял, в чем причина. В каждом из нас есть робкая тоска о справедливости, неутолимая жажда ее найти. И когда несправедливость уже въедается в печенку, когда от нее нестерпимо воротит, русский человек вдруг становится иррационален. Он говорит: «Стоп». Долго отступая перед нахальной силой, он вдруг встает на каком-то невидимом рубеже. Словно очнувшись, он отказывается идти на любые унизительные компромиссы, повторяя: это моя территория (земля, дом), здесь выросли мои дети, почему я должен все это отдать?!

«Я давно показываю судебные решения абхазских судов коллегам в виде анекдота, - говорит московский адвокат Дмитрий Фирсов, попытавшийся было оказать юридическую помощь соотечественникам в Абхазии. - Приговор выносится по понятию, а потом пишется законоподобными формулировками. Получается дикий бред. Заседания абхазского суда - вообще зрелище не для слабонервных. Ад какой-то! Стоит крик. В зал врываются родственники. А однажды прямо в зале суда моего клиента ответчик просто ударил сзади кулаком».

ВЫВОДЫ

СМИРИТЬСЯ ИЛИ БОРОТЬСЯ ДАЛЬШЕ?

В сердцах звоню председателю абхазской комиссии Беслану Кубрава.

«Беслан Сергеевич, - говорю, - вы уже третий председатель комиссии, к которому я обращаюсь с нижайшей просьбой. В вашей комиссии пострадавшим отвечают, что люди, незаконно удерживающие квартиры, не хотят переселяться в новый дом. А потому цитирую: «переселяться принуждают нас, русских». Я просил и президента Анкваба, и вице-президента Михаила Логуа и честно уже устал изумляться - почему Абхазия так упорствует?!

- Все у нас под контролем, - отвечает, - пусть обращаются в комиссию. Все будет в порядке...

То есть ровно то, что мне говорили Анкваб, Логуа и другие чиновники. Из года в год. Из года в год...

Я понял - бесполезно. Дипломатия, законы, увещевания… Чушь! Но где выход, господа читатели? Смириться? Продолжать бороться дальше?

Передо мной лежит исковое заявление в абхазский суд.

«Я, Кулаев Олег Александрович, 1924 года рождения, участник Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Боевого Красного Знамени, ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны II степени. Объявив меня умершим, завладев моей частной собственностью…» Это архивные документы. 90-летний ветеран долго ходил по инстанциям. Дошел даже до премьера Абхазии... Бесполезно. Кавалер двух орденов Боевого Красного Знамени в итоге так и остался без своего дома.

И что он будет делать со своей тоской о справедливости, я не знаю…