Общество30 сентября 2014 2:00

Приемным детям нужна семья, а не лазарет

На прошлой неделе Верховный суд (ВС) РФ отказал в иске москвичу, который пытался оспорить норму законодательства, запрещающую носителям инфекционных заболеваний усыновлять или удочерять детей
Андрей ТАРТАНОВ
Государство вправе подбирать ребенку такую семью, в которой ему будет по-настоящему комфортно.

Государство вправе подбирать ребенку такую семью, в которой ему будет по-настоящему комфортно.

Фото: Евгения ГУСЕВА

В прошлом году правительственным постановлением был утвержден перечень заболеваний, запрещающий людям с соответствующими диагнозами усыновлять, брать под опеку или в патронажную семью детей. В числе недугов, фигурирующих в документе, туберкулез, злокачественные новообразования, психические расстройства, инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией (исчезновением симптомов заболевания). Посчитав нужным отказать в удовлетворении иска, ВС признал законным правительственное постановление. Его критиком в суде выступал истец, ВИЧ-инфицированный москвич, имя которого не разглашалось по этическим соображениям. По словам мужчины, перечень заболеваний, запрещающий усыновление, дискредитирует инфицированных граждан. В качестве эксперта на судебное заседание была приглашена заведующая поликлиническим отделом для детей Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Департамента здравоохранения города Москвы (МГЦ СПИД) кандидат медицинских наук Юлия Влацкая.

- Юлия Федоровна, как известно, закон не допускает дискриминации ВИЧ-инфицированных людей. В отказе разрешить усыновление истец и его защитник эту самую дискриминацию усмотрели.

- Это вовсе не дискриминация по диагнозу ВИЧ, у нас нет никакой дискриминации по этому диагнозу, ВИЧ-инфицированные люди абсолютно социализированы и обладают всеми правами граждан нашей страны, за исключением права быть донором.

- Ваши оппоненты делали акцент на том, что при правильном лечении и соблюдении элементарных правил безопасности носители ВИЧ не представляют угрозы жизни и здоровью детей.

- Во-первых, давайте сразу уточним, что такое «носители ВИЧ». Я как врач, специалист более чем с 15-летним стажем лечения ВИЧ-инфекции, такого термина не понимаю, поскольку с самого начала инфицирования наблюдаю различные стадии этого заболевания - от острой, через несколько недель после заражения (кстати, иногда это тяжелейшее течение острой вирусной инфекции), до терминальной, когда иммунных клеток становится так мало, что человек погибает от присоединившейся другой инфекции. И, следовательно, во-вторых, к большому сожалению, мы не можем прогнозировать продолжительность жизни всех ВИЧ-инфицированных пациентов. Как и при любом другом тяжелом заболевании, каждый случай индивидуален, и мы не в состоянии утверждать, что современное лечение поможет абсолютно всем нашим пациентам. ВИЧ активно мутирует. Бывают случаи, когда он оказывается невосприимчивым ко всему спектру лекарств. В том числе и поэтому и у нас, и у наших западноевропейских и американских коллег погибают ВИЧ-инфицированные пациенты. Уважающий себя и свою профессию врач не может гарантировать, что ВИЧ-инфицированный усыновитель сможет выполнять опекунские или родительские функции хотя бы до совершеннолетия взятого на содержание ребенка. В-третьих, при развитии иммунодефицитного состояния и на фоне ВИЧ развиваются различные другие заболевания, которые, в отличие от ВИЧ, могут передаваться бытовым путем. Одно из часто развивающихся у ВИЧ-инфицированных людей заболеваний - туберкулез, который передается, например, воздушно-капельным путем. И не только туберкулез. У ВИЧ-инфицированных гораздо чаще, чем у не инфицированных людей, развиваются и герпетическая инфекция, и грибковые заболевания, и другие, которые уже могут представлять реальную опасность для ребенка, проживающего совместно с инфицированными взрослыми.

- Какова средняя продолжительность жизни человека, болеющего СПИДом?

- Не болеющего СПИДом, а ВИЧ-инфицированного. Считается, что средняя продолжительность жизни человека, который не проходит антиретровирусной терапии (современного специального лечения), порядка 10 лет. Несмотря на осторожный оптимизм по поводу эффективности современного противовирусного лечения и существенного увеличения продолжительности жизни ВИЧ-инфицированных, отмечу, что практически у половины моих пациентов - детей от рождения до 18 лет - биологические родители уже умерли.

Страшно представить себе, какие колоссальные психические травмы получит маленький человек, наблюдающий быстрое или медленное угасание своих приемных родителей, которые на каком-то этапе при всем желании не смогут должным образом заботиться об усыновленном. В таком случае его вновь ждет детский дом. Надо заметить, что у истца и его адвоката как на заседании ВС, так и в многочисленных последующих комментариях позиция основывалась в том числе на том, что о возможных осложнениях вообще не стоит думать, а исходить надо из того, что родительская любовь и забота нужны детям прямо сейчас. То есть детям предлагается жить одним днем, а там будь что будет. Позиция, с моей точки зрения, поражающая своей безответственностью! Хочется только поблагодарить российский Минздрав за ответственный и профессиональный подход по отстаиванию безусловных интересов ребенка. Поразительно, но факт: находятся люди, готовые с пеной на губах отстаивать разрешение ВИЧ-инфицированным людям усыновлять детей. Не хочется верить, что для некоторых либеральных журналистов, для юристов, отрабатывающих зарубежные гранты, дети выступают только в качестве своего рода повода «заявить о себе» как о прогрессивном борце с инерцией и косностью государственных чиновников, представителе «креативного класса», ориентированного на западноевропейские ценности. «Доброхоты» доходят до полного абсурда: захотелось неизлечимо больному человеку скрасить свой досуг за счет приемного ребенка, пожалуйста, нате, берите. А как же, ведь иначе будут ущемлены права ВИЧ- и прочих инфицированных людей! То, что будут ущемлены интересы ребенка и в их числе - на нормальную здоровую жизнь, в расчет не принимается.

Что дальше - очевидно. Чтобы не отстать от европейского ультрасовременного тренда, эти «активисты» потребуют разрешения не просто ВИЧ-инфицированным, но и ВИЧ-инфицированным гомосексуалистам усыновлять детей. И мальчиков, и девочек…

В России опеку над осиротевшими или брошенными детьми осуществляет государство. И оно вправе подбирать ребенку такую семью, в которой ему будет по-настоящему комфортно и не возникнет угрозы его здоровью и жизни. Именно такую позицию, не имеющую ничего общего с политиканством, стремлением понравиться Западу, разного рода конъюнктурными соображениями, можно и нужно считать оправданной, правильной, продиктованной не показной, а настоящей, ответственной заботой о будущем России.