Политика

Окруженные украинские военные пытаются выбить пробку из «горлышка»

Наши спецкоры Александр Коц и Дмитрий Стешин одними из первых попали в горловину «дебальцевского котла», где перемирием даже не пахнет
В горловине «дебальцевского котла» перемирием даже не пахнет

В горловине «дебальцевского котла» перемирием даже не пахнет

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Воскресное утро в Горловке давит гнетущей тишиной. За несколько месяцев гражданской войны здесь привыкли к круглосуточному «фоновому шуму». Даже если не обстреливался сам город, артиллерийская канонада на окраинах не прекращалась ни на день. 15 февраля с началом перемирия местные жители вышли на улицы в звенящую тишину. Люди снова поверили в зыбкую возможность мира, и поспешили насладиться этой хрупкой, как хрусталь, передышкой. Впрочем, не везде.

Совсем рядом, в самой горячей точке региона - «дебальцевском котле» - о перемирии, похоже, не слышали. А если и слышали, то не обратили на эту «мелочь» никакого внимания. Многотысячная украинская группировка, окруженная ополчением, продолжает сопротивляться и пытается вырваться из блокады, применяя все виды артиллерии. Прямого боя с ополчением ВСУ по-прежнему избегает.

Окраина Углегорска. Раннее утро 15 февраля. У поваленного забора выстраивается колонна бронемашин ополчения. Где-то вдалеке слышны мощные разрывы. Бойцы получают сухпайки на три дня, грузятся на броню и ждут команды. Эти тягостные и в то же время светлые минуты перед боем, когда говоришь сам с собой, чистишь совесть мыслью, и каешься в грехах самому себе.

Бойцы получают сухпайки на три дня, грузятся на броню и ждут команды

Бойцы получают сухпайки на три дня, грузятся на броню и ждут команды

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- Когда это уже все закончится? - спрашивает нас наводчик БМП. - Домой больно хочется...

- А вы откуда?

- Со Славянска. С женой последний раз виделся 4 месяца назад. Когда еще автобусы сюда ходили, она приезжала. А сейчас боится.

За спиной наводчика молодой боец читает краткий ликбез пожилому механику-водителю по использованию ПТУРа, закрепленного на башне. Золотозубый дед внимательно слушает и кивает как-то растеряно. В ГДР, где он служил танкистом, таких устройств не было. Хотя, «броню» дед водит лихо.

«По машинам!» - наконец звучит команда, и колонна, выплевывая в воздух клубы дизельного дыма, выползает в поля в густом, молочном тумане.

Головная машина берет курс на село Логвиново, со взятием которого крышка «котла» захлопнулась окончательно. Деревня стоит прямо на трассе, ведущей из Дебальцево в Артемовск. Именно по ней снабжалась многотысячная группировка ВСУ.

Головная машина берет курс на село Логвиново

Головная машина берет курс на село Логвиново

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Колонна медленно втягивается в ложбину, а в километре, за подъемом, рвется прилетевший пакет «Градов». В Дебальцево об этой фронтовой дороге знают - здесь почти все вышки ЛЭП скручены чудовищной силой. Дорогу обстреливают прицельно, охотятся за колоннами . Как доказательство - сгоревшие «Уралы» и БТРы, встречающиеся по пути.

Сгоревшие «Уралы» и БТРы часто встречаются по пути

Сгоревшие «Уралы» и БТРы часто встречаются по пути

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

В одном из грузовиков погибли пару дней назад два знакомых мальчишки-военврача из Горловки — мы пытаемся угадать, в каком? Ежимся от этих картин, впрочем, в таком тумане разглядеть что-то не сможет ни один корректировщик. И до Логвиново мы добираемся без приключений.

В одном из грузовиков погибли пару дней назад два знакомых мальчишки-военврача из Горловки — мы пытаемся угадать, в каком?

В одном из грузовиков погибли пару дней назад два знакомых мальчишки-военврача из Горловки — мы пытаемся угадать, в каком?

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Уже на подъезде видно, как сильно ВСУ осерчало на ополченцев. В полях торчат остатки кассетных «Ураганов». Валяются массивные хвостовики от тактических ракет «Точка-У». Мы насчитали три штуки. То есть деревушку в 30 дворов штурмовали с помощью баллистических ракет!

От самой деревни — лишь обгоревшие остовы хат да бесприютные собаки

От самой деревни — лишь обгоревшие остовы хат да бесприютные собаки

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

От самой деревни — лишь обгоревшие остовы хат да бесприютные собаки и коты на пепелищах. Мирных не осталось.

Уже на подъезде видно, как сильно ВСУ осерчало на ополченцев

Уже на подъезде видно, как сильно ВСУ осерчало на ополченцев

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- Была женщина, - говорит один из бойцов. - В ее дом попала фосфорная мина, хата сгорела, а она в подполе пряталась. Так от дыма и задохнулась. Нас тут три дня уже закидывают всем, чем только можно. Вон сколько техники нам пожгли. Но нас отсюда уже не выковырять.

Здесь не выжил никто

Здесь не выжил никто

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Подразделения армии ДНР закрепились здесь основательно — пехота, артиллерия, танки, ощетинившиеся стволами в разные стороны. Судя по страшной картине на дороге, какая-то колонна ВСУ не поверила в серьезность намерений ополчения. Или попросту была обманута командованием. Здесь не выжил никто. Тела нескольких десятков украинских солдат разбросаны по обочине трассы. И в полях, куда машины пытались сворачивать, чтобы вырваться из засады. Бывало, броню просто бросали и убегали.

Тела нескольких десятков украинских солдат разбросаны по обочине трассы

Тела нескольких десятков украинских солдат разбросаны по обочине трассы

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Целенькая на вид БМП — увешана по бортам и башне десятками разномастных бронежилетов. Их пытались использовать, как дополнительную защиту. На самой дороге — обгоревшие грузовики и бронетехника. Причем, судя по грузу раскиданному по асфальту — кто-то пытался прорваться в котел, а кто-то — наоборот.

Судя по страшной картине на дороге, какая-то колонна ВСУ не поверила в серьезность намерений ополчения

Судя по страшной картине на дороге, какая-то колонна ВСУ не поверила в серьезность намерений ополчения

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Нас зовет пожилой ополченец. В кювете, судя по телосложению, лежит ничком мальчишка. Ополченец долго копается у него за воротом и вытаскивает цепочку с жетоном. Кладет жетон стороной с номером прямо на стриженый затылок мертвеца - "Г-008686":

- Сними, мамка-то его ищет, наверное, убивается. Пусть и другие посмотрят, зачем мальчишек сюда на убой прислали?

Ополченец ждет от нас ответа. Но мы и сами не знаем — зачем?

Любая попытка прорыва из «котла» будет расцениваться как нарушение перемирия

Любая попытка прорыва из «котла» будет расцениваться как нарушение перемирия

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Перевернутый джип, в куче яблок — грузный мужчина в хорошем камуфляже.

Проходящий мимо ополченец, нагруженный собранными боеприпасами, на секунду останавливается, подбирает яблоко, обтирает о бушлат и смачно кусает со словами:

- Угощайтесь, мужики — яблоки польские, наверное!

Яблоки действительно польские, а джип набит религиозной литературой, одной известной международной псевдохристианской церкви...

В прострелянном белом седанчике — двое убитых в «гражданке».

- Они вместе с колонной пытались вырваться, - поясняют нам ополченцы. - Таких много было. Переодеваются в гражданскую одежду и пытаются выскользнуть. Еще и отстреливаются по дороге.

Разбитую технику ВСУ оставляли где придется

Разбитую технику ВСУ оставляли где придется

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- За зеленкой тут в доме прятался нацгвардеец, - говорит другой боец с позывным «Феликс». - Сидел там на лавочке, нога у него была ушиблена. Нам сказал что автоматчик, в военном билете написано, что 18 января ему была выдана винтовка СВД, снайпер. Говорит, что их было трое, они его бросили. Морозился, на вопрос - «сколько получаешь» ответил, что 960 гривен в месяц. Мы над ним не издевались, не били, как они с нашими пацанами делают. Со штаба приехали, да забрали его.

Ополченцы осматривают окрестности

Ополченцы осматривают окрестности

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

В этот момент что-то раскатисто грохает совсем рядом. Но разрывов не видно — местность холмистая.

- Это работают «Грады» из Дебальцево, - поясняют ополченцы. - С рассвета по нам минометами лупят. Из Новой Григорьевки и Малой Лозоватки. Не до перемирия им, ждем прорыва.

- Вы отвечаете?

- Пока нет, до нас доводили приказ. Только из стрелкового, тяжелое не применяем.

В котле полный сюрреализм: разбитые машины в густом тумане

В котле полный сюрреализм: разбитые машины в густом тумане

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Приехавшее подкрепление разъезжается по высотам, стягивая и без того плотное кольцо вокруг Дебальцево. Как уже не раз заявляло руководство республики, любая попытка прорыва из «котла» будет расцениваться как нарушение перемирия. И колонны противника будут просто уничтожаться. Единственный шанс выжить для подразделений ВСУ — сложить оружие и сдаться. Правда, у тех, кто командует обреченной группировкой сидя в Артемовске или Киеве, тактические планы совсем другие. На их штабных картах котла нет.

Репортаж Дмитрия Стешина слушайте на Радио "Комсомольская правда":