Экономика

Мечты об импортозамещении растаяли, как прошлогодний снег

Наш обозреватель Ульяна Скойбеда - о том, почему отечественные продукты дорожают
Резкий рост цен на продукты - это повод начать долгий и трудный разговор об экономике, импортозамещении и вообще том, что происходит в стране.

Резкий рост цен на продукты - это повод начать долгий и трудный разговор об экономике, импортозамещении и вообще том, что происходит в стране.

Фото: РИА Новости

Зашла в магазин и выбежала оттуда в ярости. Упаковка из трех десятков яиц — 300 рублей. В 2013- м, когда начался наш разлад с западом из - за Украины, отчетливо помню, она стоила сто. Прочувствуйте разницу.

За десяток яиц той же марки - вполне российской, поверьте, - два года назад я платила 50 рублей, а теперь должна отдать сто. Итого: повышение цен на отечественный (!) товар отечественного (!) производителя - в два раза!

Да, рядом стояли другие яйца и другие продукты, производители которых обнаглели чуть меньше. Но нет отечественного товара, цена на который не выросла...

И, по-моему, это повод начать долгий и трудный для меня разговор об экономике, импортозамещении и вообще том, что происходит в стране.

А в стране происходит обнищание населения и дискуссии о введении карточек. И отмена индексации пенсий на уровень инфляции, которая — см. начало заметки — местами составила сто-двести процентов.

Весной 2014-го , когда нежданным подарком ахнул нам в руки Крым, и летом 2014- го, когда за минуты восторга пришлось расплачиваться санкциями и антисанкциями, умные люди прогнозировали значительное снижение уровня жизни, а умные и при этом патриотически настроенные — осознанно шли на это.

Потому что если выбирать между материальным и духовным, между независимой внешней политикой и колбасой, то, очевидно, надо отказаться от колбасы. Суровые годы приходят, мы слышим их поступь, и в августе 14- го тоже слышали. Я сразу написала в колонке, что запретом на импортные морепродукты и сыр дело не ограничится: США обрушат цены на нефть и поставят Россию в ситуацию, из которой СССР не выбрался живым.

Надо мной посмеялись. В считанные месяцы цена на нефть упала. Бедной Родине перекрыли кислород, то есть доход .

Курс доллара вырос еще раньше и по другой причине, связанной как с санкциями, так и с нечистоплотным поведением игроков на внутреннем рынке: в рамках санкций от российского бизнеса потребовали срочно вернуть все взятые в западных банках кредиты, возник неутолимый бездонный спрос на валюту... превысивший все мыслимые пределы, прогнозы и реальные потребности.

Стало ясно, что кто-то здесь кого-то кидает. И, скорее всего, этот кто-то берет доллары в кубышку про запас, наплевав на то, что разгоняет курс и на население страны, которое будет с этим курсом жить... Чтобы пресечь безобразие, ЦБ резко увеличил ключевую ставку по кредитам (ставку, по которой коммерческие банки берут кредиты у ЦБ и выдают их дальше, фирмам). Спекулировать стало невыгодно...

Зачем я это рассказываю ?

Затем, чтобы читатели понимали: причины грустной сегодняшней ситуации я более - менее представляю, материальные лишения считаю неизбежными и даже логичными. Настолько, насколько логичны теракты на территории России после начала нашей операции в Сирии. Каков привет - таков ответ. Любишь бороться против запрещенной террористической организации ИГИЛ — люби и милицейские патрули... Отступление лирическое.

Однако готовность народа (или хотя бы патриотов, патриотической части народа) к снижению уровня жизни не означает, что экономику не нужно выстраивать в принципе. А вот здесь я вижу проблему.

Вы помните главное удивление прошлой осени, когда цены на отечественные продукты рванули вверх? Оно формулировалось так:

«Но это же ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ производители , ПОЧЕМУ ???» Производители извинялись и говорили, что отечественные-то они отечественные, но вот сырье у них импортное. Мальки импортные, из которых они выращивают рыбу. Корм. Комплектующие. Последняя деталь для последнего сепаратора — все импортное. Последняя пуговица для последней ночнушки на самой захолустной фабрике в райцентре под Иваново...

Курс доллара вырос — и ВСЕ вынуждены заложить ВСЕ в цену товара, иначе не выжить.

Горько было осознать, что российский бизнес, которым мы в тучные годы гордились и который старались поддерживать — суть сборочное производство. И полностью зависит от запада, которому мы так гордо сделали ручкой.

Курс доллара вырос — и ВСЕ вынуждены заложить ВСЕ в цену товара, иначе не выжить

Курс доллара вырос — и ВСЕ вынуждены заложить ВСЕ в цену товара, иначе не выжить

Фото: Михаил ФРОЛОВ

То есть мы-то сделали — а оказалось, что он плотно держит нас за мягкое место.

Чтобы меня не обвинили в некомпетентности: я знаю, что производители объясняли повышение цены еще и подорожанием бензина (нефть подешевела, надо же было нефтяным компаниям компенсировать свои убытки - глумлюсь), и вздорожавшими кредитами... Та самая вынужденная мера ЦБ против спекулянтов.

И все это было ясно, стало ясно — год назад. Год был у правительства, чтобы исправить ситуацию. Год.

Что мы имеем теперь?

Яйца по 300 рублей. Либо дешевый доступный сыр со вкусом пластмассы. Резко задранная цена либо резко снизившееся качество, до постыдного.

И это в лучшем случае. В худшем предприниматели банкротятся. Режут скот (фермеры) и говорят:

«По моей цене всем дорого, а продавать дешевле - себе в убыток ». Я видела оценку, что в России осталось только 30-40 процентов бизнеса, который был до кризиса. Возможно, она излишне пессимистичная. Но то, что многие закрылись, несомненно.

... В послесанкционной эйфории, когда реально казалось, что Россия готова на решительные шаги — столь же решительные, как участие в Донбассе и взятие Крыма — мне, наивной, виделась совершенно другая картина. Представлялось, как умные люди в Кремле составляют список товаров: сыр, колбаса, скрепки канцелярские... сто наименований, по принципу потребительской корзины, - и организуют производство: а) на территории России, б) надлежащего качества (шестьдесят процентов мяса в колбасе, а не три), в) с нулевого цикла .

То есть, чтобы последняя деталь для последнего сепаратора производилась здесь же.

Частному бизнесу производить ее невыгодно — и потому взяться за дело должно государство. Ведь продовольственная безопасность, думала я, вопрос стратегический, наконец-то это всем стало ясно...

К сожалению, я заблуждалась. Частный способ производства (государство участвует разве что в оборонке и в космосе) и интеграция в международный рынок (хрен с тем, что мы ничего не производим, мы все купим) — догматы российского либерального правительства, оно от них не откажется. А я заблудилась во всех этих возрождениях ГТО, красных флагах на 9 мая и пионерских организациях. Так уж у нас возвращается СССР: внешней атрибутикой но не сутью. Не ГОСТами на продукты и не бесплатной медициной...

Но Бог с ним , с СССР — был и растаял, как прошлогодний снег. Умные люди говорят, что и теперь, при нынешнем капиталистическом строе, можно было обустроить импортозамещение. Снизить процентную ставку по кредитам, зарезавшую бизнес, а валютным спекулянтам дать по балде другим способом, вплоть до уголовных дел. Снизить цены на бензин: при истинном рынке при удешевлении сырья они обязаны были снизиться... А мы, похоже, имеем дело со сговором монополий. Так мне видится... Впрочем, я не специалист.

Зато я ясно вижу, что люди ошарашены БЕЗУЧАСТИЕМ правительства к той экономической воронке, в которую засасывает население. Похоже на то, будто тебе врезали мячом по морде: боль, слепота, слезы... взлетевшие цены, неиндексация зарплат и пенсий, безработица вледствие смерти целых отраслей рынка...

При этом Сирия. Как будто внутренняя и внешняя политика в нашей стране — два полностью не связанных между собой вектора. Здесь мы сильное государство и бах - бах ракетами, а здесь — как-нибудь, сами-сами-сами, с платной медициной, без зарплаты и на подножном корме.

Но так не получится. Если качественно не заниматься внутренней политикой, народ перестанет поддерживать внешнюю.

И перестанет рожать детей, потому что — куда их рожать? Зачем?

И еще станут умирать люди от ваших новых доступных продуктов, не знаю из каких трансгенных жиров под кризис слепленных...

Гордость за державу — великая вещь. Но я не знаю, выедем ли на одной гордости. Или скоро нарисуем демографам новый «русский крест».