2016-03-14T22:08:57+03:00

«Они не прекратят эту войну. Она для них - наркотик»

Корреспондент «КП» посмотрел, как живут и о чем мечтают жители непризнанной ДНР. Часть 5 [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments177
Этот блокпост ЛНР стоит на взорванном мосту, ведущем на территорию, подконтрольную Киеву. Люди топают туда-сюда на своих двоих.Этот блокпост ЛНР стоит на взорванном мосту, ведущем на территорию, подконтрольную Киеву. Люди топают туда-сюда на своих двоих.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Заколотив фанерой выбитые бомбежкой окна, кандидат экономических наук Евгений Котов снова открыл Донецкий институт экономики. Год назад ученые института готовили себя к эпохальной романтической задаче - восстановлению ДНР.

И работа по обустройству молодого государства закипела. При местном правительстве для этой цели даже создали рабочую группу, которая, правда, скоро забуксовала. То ли из-за несогласованности ведомств, до сих пор не имеющих единого реестра предприятий, то ли от непонимания - а зачем вообще нужны экономический анализ и планирование. Когда:

а) деньги уже прислали,

б) вокруг война, а это значит…

в) ...деньги все равно пришлют.

По словам одного из бывших чиновников ДНР, внешнее финансирование непризнанной республики сопоставимо с обеспечением среднего российского региона, а местный бюджет обеспечивает себя лишь на треть.

ЗА 600 ГРИВЕН ВЗЯТКИ - БЕЗ ДОСМОТРА И ОЧЕРЕДИ

Котов же это объясняет так:

- В ДНР, к сожалению, большой удельный вес теневой экономики. Это ведет к ненаполнению бюджета и низкой оплате труда. Но такая система выгодна представителям теневого бизнеса, давая им фантастические доходы. Возьмите частных перевозчиков. Они запрещены, но они же есть. Если ехать легальными рейсами, то это долго, но дешево. Вся поездка в подконтрольный Украине Красноармейск вам обойдется в 150 грн. А у частного перевозчика это стоит 350 грн., а без досмотра и очереди через украинский блокпост - до 600 грн. Дорого, но быстро, потому что водитель кое-кому компенсирует этот «льготный» режим.

Слова Котова подтверждают (правда, очень анонимно) местные рабочие. Они утверждают, что в Донецке режут на металлолом уникальные заводы. Поэтому, как они говорят, даже хорошо, что некоторые предприятия эвакуируют в РФ. Например, Луганский завод по производству тепловозов. Он был выкуплен брянскими товарищами и вывезен на территорию Ростовской области. Один из ростовских министров, правда, на совещании сказал, мол, вы не бойтесь, что мы вывозим, мы обязательно вернем.

По мнению ученого, ситуация в ДНР очень похожа на конфликт в Сербии, Боснии и Герцеговине и Приднестровье. Это новый тип

войны. Ее суть - сеять «страх и ненависть». В войнах такого типа главная задача - законсервировать удобную для некоторых влиятельных групп ситуацию «ни мира, ни войны».

- Они никогда не захотят прекратить войну, - с горечью заключает ученый. - Она для них как наркотик!

И все-таки у ДНР, по мнению Котова, есть хорошие шансы на прекрасное будущее.

- Наша сила в том, что мы индустриальный регион, - говорит ученый. - Львовская область в таких условиях не продержалась бы и полгода. А у нас индустриальное мышление - привычка работать. Как бы Запад ни говорил, что мы тут все алкоголики, тунеядцы и рабы, но именно эта закалка позволяет нам выжить. У нас высокая производительность труда, низкая зарплата, а значит, большая рентабельность. Если мы притулимся плечом к большому брату, то не будем депрессивным регионом. Другого выхода у ДНР нет.

На прощание директор института вдруг предложил:

- Сейчас в России крепнет среди экспертов идея о возвращении госрегулирования экономики. А почему бы не сделать из Донбасса экспериментальную площадку для обкатки Госплана?

- И вам не жалко Донбасс?

- А вы думаете, что будет хуже? - вздохнул ученый. - Люди устали от неопределенности и низкого уровня государственной заботы последних двадцати лет. И если сейчас не бороться радикально с серой экономикой, то она станет черной. Помните, как у Стругацких в «Трудно быть богом»: за серыми всегда приходят черные.

Сгоревший танк ополченцев в селе Хрящеватое под Луганском всегда украшен цветами. За что отдали свои жизни бойцы - написано на стволе. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сгоревший танк ополченцев в селе Хрящеватое под Луганском всегда украшен цветами. За что отдали свои жизни бойцы - написано на стволе.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

РЫБАЛКА НА ЛИНИИ ФРОНТА

Мы сидели с дедом Ильей и удили рыбу в маленьком озере у донецкого аэропорта. Впереди маячил его обугленный скелет. Где-то слева притаились «вражеские» Пески.

По местным меркам было тихо. Ну то есть пальнут и успокоятся…

- Ты напиши, чтоб свет дали, плохо нам со старухой без света, - ворчал дед. - В том конце деревни, знаю, есть свет, а ко мне подвести неужто страшно…

Его дом каким-то чудом уцелел посреди аккуратно разбомбленной деревни.

Снаряд от «Града» упал на порог, там до сих пор и валяется. Пнет эту разорванную трубу Илья и идет гулять по почти несуществующей улице.

Дед, похоронив всех соседей, повидав и ополченцев, и украинских солдат, не боится никого, ничего, говорит, даже Бога. И каждый день ходит удить на линию фронта.

- Когда, дед, война закончится? - спросил я, фатально глядя в лунку.

Почему-то я для себя решил, что если кто знает правду, то это именно дед Илья.

- Не знаю, - честно сказал дед.

И я долго искал ответ.

- Когда закончится война? - спросил я у Кузьмича, командира пропускного пункта под Луганском. Кузьмич в мирное время был здесь лесником, знает любую контрабандную тропку. «Знаю даже, где укры по реке шампуни к нам переправляют, бизнесмены хреновы», - по-доброму ухмыляется он, гордо вышагивая по вверенной ему половинке взорванного моста.

- А хрен его знает, когда закончится, - вздохнул Кузьмич и зачем-то стал жаловался, дескать, дамочки луганские ворчат, что в мирное время ездили с ветерком, а тут целых (ах-ах!) два километра пешком. Веры православной, русской у них нет, все удобства им подавай! - огорчался Кузьмич.

- Когда закончится? - спросил я Кирпича, командира батальона «Викинги».

Тот тоже пожал плечами. А его бойцы предложили ничего не заканчивать, так как очень хочется в Киев.

- Никакой Украины здесь не будет, - проворчал один из бойцов. - За что столько народу погибло?! Если какая измена, то мы и на Донецк пойдем!

- Подождите, - говорю аккуратно, глядя в бинокль (на густые позиции украинской армии как раз доставили очередной европейский дот), - вы их отсюда выбьете?

- Не-а, - говорят. - Их там в семь раз больше.

- А они вас?

- Могут.

- Тогда какой может быть Киев?! - ничего не понимаю…Как и командир, которого я «никогда не видел».

- Когда война кончится? А как в Москве и Вашингтоне решат! - сказал мне он. - Никто ничего не понимает - зачем сидим в окопах? Чего ждем? От неопределенности идейные бойцы психуют, уходят, на их место приходят желающие получить свои 15 тысяч в месяц. А этим часто плевать, за что воевать…

- И что будет дальше?

- Зависит, когда и в какую сторону подует северный ветер. Давно его ждем. Быстрее бы! - вздохнул командир, хмуро посмотрев на север, в сторону Москвы.

"Донбасс между миром и войной".

ДРУГИЕ РЕПОРТАЖИ АВТОРА

Донецк между миром и войной: ДНР - это Петроград 1917-го

И все равно впечатление - Украина и не собиралась уходить из Донецка.

Она притаилась в уличных вывесках на мове, в старой довоенной рекламе, в жовто-блакитных флажках на автономерах (с флагом ДНР могут не пропустить и через границу с Россией) (подробности)

Донецк между миром и войной: Дворцы стоят как заговоренные, а рабочие кварталы - в руинах

Что такое ДНР понять так же трудно, как в начале 1918-го уразуметь – что такое РСФСР. Тут как посмотреть. С надеждой или с отчаянием. Потому я и полюбил местный телевизор. От него веет родным, болеутоляющим. Посмотришься в него перед выходом на улицу, и все как-то проще. (подробности)

Донецк между миром и войной: «Тут не разберешь - где ДНР, где Украина»

Я скучал по мирному Донецку. В моей памяти он остался сытым купеческим городом. Чем-то похожим на Москву – нагловатую, рациональную, широкую. Я помнил сверкающий свежим стеклом аэропорт, построенный к чемпионату Европы. (подробности)

Донбасс между миром и войной: Как Ростов-папа Донецк усыновил

- Ты это… - после долгого молчания полевой командир ополченцев решил со мной разобраться, и мы отошли в сторону от окопа.

На позициях «укропов», за сараем пока тихо. Рядом с нами возится паренек с противотанковым ружьем 1944 года. (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также