2017-07-01T00:17:26+03:00

Про Тургеневскую премию и испанскую гитару

Наш колумнист - о немце, который мечтает возродить премию, которую будут вручать за переводы русской классики
Владимир ТОРИНВладимир ТОРИНtrue_kpruЧлен Союза писателей России, секретарь по международным делам МСПС
Поделиться:
Комментарии: comments7
Именно для того, чтобы читать Пушкина, Тургенева и Толстого без перевода, Конрад выучил русский языкИменно для того, чтобы читать Пушкина, Тургенева и Толстого без перевода, Конрад выучил русский язык
Изменить размер текста:

Мы сидим с Конрадом на берегу канала в Генте и едим фондю. Конрад - немец, Гент - это Бельгия, а фондю, строго говоря, блюдо, конечно, швейцарское. Но в островерхих интерьерах восточной Фландрии оно поедается тоже неплохо. А о чём можно говорить, за фондю на берегу средневекового канала в старинном городе Генте? Ну, конечно, о русской литературе! Это - то русское, за что не стыдно никогда и ни в одной стране мира.

Конрад Фурман (Konrad Fuhrmann) в процессе разговора увлёкся и начал читать наизусть "Евгения Онегина". С самого начала. А с чего начинается "Евгений Онегин" знают даже далеко не все наши соотечественники. И если кто-то вспоминает строчки о не в шутку занемогшем дяде, так вот, знайте, что это не начало романа господина Пушкина. Вначале идёт внушительное предисловие в стихах: "Не мысля гордый свет забавить..." И Конрад это знает. И он начинает читать наизусть роман в стихах именно с этого места.

Я останавливаю его только в начале третьей главы. Он улыбается и объясняет: "Очень меня русские стихи вдохновляют. Они такие красивые!"

Именно для того, чтобы читать Пушкина, Тургенева и Толстого без перевода, Конрад выучил русский язык. А ещё он великолепно знает английский, французский, итальянский, испанский, всего десять языков. И, конечно, родной немецкий. Живёт Конрад в Брюсселе. А работает в Европейской Комиссии, возглавляя там департамент, отвечающий за организацию переводов различных текстов для нужд европарламентариев.

В конце рабочего дня он берёт несколько толстых русскоязычных книг и спешит в русский культурный центр Брюсселя на Rue du Meridien, 21. Сегодня там пройдёт заседание Тургеневского общества Бенилюкса и участники собираются детально пообсуждать текст книги "Песнь торжествующей любви" авторства Ивана Сергеевича Тургенева. Эту тему Конраду подсказала его русская жена - Наталья Шумилова, утончённая интеллектуалка и, собственно руководитель Тургеневского общества.

Конрад хорошо подготовился, он аккуратно заложил закладками те места тургеневского текста, которые кажутся ему наиболее интересными, раскрыл русские словари на тех словах, которые кажутся ему особенно сложными. Ещё он сделал выписки в блокнот, так как появилась великолепная идея - что же хотел сказать Тургенев, якобы пересказывая древнюю итальянскую рукопись. Идея в том, что некий неприятный герой тургеневского рассказа, на самом деле, не существует вовсе, а является лишь плодом воображения Валерии, главной героини. В отличие от героя приятного. Этот существует в полный рост и неплохо себя чувствует. "Такое воображение - это так по-русски",- объясняет Конрад.

У него есть мечта - возродить Тургеневскую премию, которую будут вручать талантливым переводчикам за переводы русской классики. Такая премия когда-то в России существовала, но потом приказала долго жить. Это тоже так по-русски. Но в 2018 году будет отмечаться 200 лет со дня рождения Тургенева и Конрад считает, что, в честь столь удачно родившегося классика, премию могут возродить и поэтому рассылает многочисленные просительные письма в разнообразные российские присутственные места, где должны каким-то образом поддерживать русскую культуру.

Я осторожно спрашиваю, что будет, если премия, которую этот замечательный Конрад пытается возродить уже несколько лет, так и не возродится? Конрад задумчиво и грустно смотрит куда-то вдаль, сквозь резные гентские шпили, долго молчит, а потом угрюмо отвечает:

- Я начал брать уроки игры на гитаре. Тоже очень интересно.

Я знаю, что у него завтра в 12:00 - урок игры на испанской гитаре. Но я молчу, потому что мне хочется, чтобы Конрад говорил про организацию тургеневской премии для переводчиков русской классики. Ведь он, только он точно сможет пробить сонмище чиновников от российской культуры! А он вдруг - про гитару. Ну как так можно? Совести никакой! Если этот немец будет играть на испанской гитаре, то кто же тогда будет добиваться возрождения тургеневской премии?

 
Читайте также