2018-11-06T11:51:40+03:00

Охота за сейфом Хасбулатова

История неизвестного противостояния российских, турецких и американских спецслужб за черными стенами «Белого дома»
Официально признано, что во время путча погибли 147 человек, однако, по неподтвержденным данным, количество жертв превысило 1500.Официально признано, что во время путча погибли 147 человек, однако, по неподтвержденным данным, количество жертв превысило 1500.Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

25 лет назад в России чуть не началась гражданская война. Расстрел Дома Cоветов из танков, прямой эфир этого позора на весь мир, многочисленные жертвы, растерянность политиков и людей в погонах... А за кулисами разворачивалась другая - неизвестная война. После разгрома в «Белый дом» хлынула волна не только мародеров, но и шпионов. Ведь парламент был забит секретными документами, многие из которых просто валялись под ногами. И только благодаря нескольким профессионалам российские спецслужбы утерли нос американской ЦРУ и турецкой МИТ. Апофеозом этого противостояния стал эпизод с похищением личного сейфа председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова.

Приводим отрывок из автобиографической книги «Осень 1993. Чекист в коридорах власти» Андрея Пржездомского, который был непосредственным участником этих событий. В книге он выведен до именем Андрея Орлова.

9 октября 1993 года, суббота, день

Дом Советов

Предъявив удостоверения сотрудников Министерства безопасности, Андрей Орлов и Юрий Жуков, не без труда преодолевая кучи мусора, оказались внутри «Белого дома».

«Если снаружи здание производило впечатление обгорелого остова гигантского форта, отбитого у неприятеля, то внутри все выглядело, как катакомбы Брестской крепости. В полумраке можно было едва разглядеть, что пол усеян каменной крошкой и осколками стекла. Повсюду валялась разломанная мебель. В мрачной глубине вестибюля виднелись горы какого-то тряпья или одежды, пустых подсумков и военного обмундирования, мотки проводов и куски арматуры, сваленные в кучу ящики, разодранные картонные коробки и множество опустошенных пластиковых бутылок. Пол был залит по щиколотку водой. Повсеместно валялись рваные газеты, листовки и бумаги, превратившиеся в лужах воды в раскисшее грязное месиво... Стоял стойкий запах гари и паленой резины, смешанный с отвратительной вонью нечистот.

- Смотри-ка, Андрей! - Жуков указал на пачку машинописных листков, лежащих на полу и присыпанных штукатуркой.

Юра поднял листки. На слегка смятой странице отчетливо был виден отпечаток солдатского сапога. Жуков перевернул пачку. В правом верхнем углу стоял строгий гриф. Документ был чрезвычайно серьезным, посвященным вопросам обороноспособности страны.

Андрей убрал документ в папку.

- Надо срочно докладывать наверх. Ты же видишь, сколько здесь бумаг буквально под ногами. А сколько еще по кабинетам! Наверняка найдутся люди, для которых эти документы представляют особый интерес!

- Несколько иностранных корреспондентов добиваются, чтобы их пустили сюда... Да и некоторым депутатам уже разрешили взять из своих кабинетов личные вещи.

- А сколько тут разных ремонтников... Скоро еще прибудут турецкие рабочие...

В тот же вечер Андрей доложил о ситуации руководителю администрации президента Сергею Филатову, тот - Борису Ельцину. Распоряжение президента: «Ни один документ не должен пропасть!» Опергруппа начинает поиск важных бумаг в кабинетах «Белого дома», постоянно сталкиваясь не только с мародерами, но и странными личностями, которые, похоже, работают на иностранную разведку...

26 - 27 октября, вторник - среда, сутки

Дом Советов

- Петрович! У нас ЧП! - прохрипел по рации голос Юры Спирина. - Тут большой засыпной сейф пропал.

Через десять минут Орлов, преодолев длинный коридор, подлетел к приемной бывшего председателя Верховного Совета.

- Петрович, представляешь, эти... - Юра указал глазами на турецких рабочих, суетившися на этаже, - ...сперли сейф из комнаты отдыха Самого!

- С чего это ты решил, что они? Да и как? Тут же охрана!

- Никакой охраны здесь нет! Три дня назад сняли!

- А почему ты решил, что сейф пропал? Может, его там и не было?

- Был! Ребята из прокуратуры хотели сегодня досмотреть, даже спеца в конторе взяли. Ведь ключей-то не нашли. Пришли утром, а сейфа нет!

...Искать в здании, в котором проводились широкомасштабные ремонтные работы, где на каждом пятачке трудились турецкие рабочие, где по коридорам сновали маляры, сантехники, электрики, связисты, казалось почти безнадежным делом.

- Петрович, не будем же мы шерстить весь дом от подвалов до крыши? - Юра вопросительно посмотрел на Орлова.

- Если потребуется, будем...

...Опергруппа собралась в штабном кабинете. Орлов встал из-за стола, поправил подмышечную кобуру, которую оттягивал пистолет.

- Мы предполагаем, что похищение сейфа организовали турецкие спецслужбы. Прошло еще мало времени, и мы надеемся, что сейф не успели вывезти из здания. Все КПП уже сориентированы, ни одна машина не выйдет без досмотра. Понимая это, они попытаются вскрыть сейф и достать его содержимое...

- А что там? - спросил кто-то.

- Точно не знаем. Но известно, что по меньшей мере десятка два документов чрезвычайной важности. Возможно, гораздо больше. Это массивный и тяжелый засыпной сейф с очень сложным замком. Открыть его непросто, но специалист, наверное, сможет...

- Так что, Андрей Петрович, сегодня будем работать ночью? Но турок-то после семи увезут!

- Тем лучше, никто не будет мешать.

...Вконец измученные члены опергруппы под утро собрались в кабинете № 447. Всю ночь при свете подсевших аккумуляторных фонарей они осматривали помещения третьего, четвертого и пятого этажей. На каждом было минимум двести кабинетов. Приходилось копаться в принесенных комендантом больших картонных коробках со связками ключей, чертыхаясь, искать на полустертых бирках нужный номер. Некоторые кабинеты и холлы были загромождены мебелью, стройматериалами, завалены мусором...

Но все усилия оказались тщетны...

Книга Андрея Пржездомского «Осень 1993. Чекист в коридорах власти»

Книга Андрея Пржездомского «Осень 1993. Чекист в коридорах власти»

27 октября, среда, утро

Дом Советов

- Андрей Петрович, вас тут спрашивает кто-то!

Орлов сразу узнал сотрудника управления контрразведки, который участвовал вместе с ним в служебном совещании на Лубянке.

- Привет! - Орлов пожал коллеге руку. - Какими судьбами?

- Андрей Петрович, мы знаем, где сейф... В каптерке у турок... На пятом этаже, в зоне «Г-2».

- Так мы ж там этой ночью все прошерстили!

- Видно, не все! Источник говорит, что сегодня они попытаются вскрыть сейф.

- Как? Ключей у них нет, вскрыть его без специальных инструментов нельзя. Толщина стенок не менее 10 сантиметров!

- Я не знаю. Но надо торопиться...

...Дверь в один кабинет была открыта, но в помещении ничего, кроме инструментов и стройматериалов, не нашли. Двери двух других кабинетов оказались закрыты. Но два сильных удара и лом-гвоздодер решили проблему.

Оба кабинета были превращены в бытовки. Юра Спирин, увидев громадные фанерные щиты, прислоненные к боковой стене одного из кабинетов, заулыбался:

- Вот здесь он, родимый!

Оперативники быстро убрали фанеру, освободив стену и полностью открыв нишу. В ней стоял мощный сейф. Целехонький. Только покрытый толстым слоем пыли с заметными отпечатками рук тех, кто притащил его сюда.

Вытащить сейф сначала из ниши, а затем из кабинета, перенести его в штабную комнату сделать было уже нетрудно.

Дальнейшую работу выполняли специалисты одного из подразделений Министерства безопасности. Они долго колдовали над сейфовыми замками, прикладывали к дверке какие-то коробочки с проводами, постукивали пассатижами вокруг замочных скважин и наконец открыли...

Чекисты долго рассматривали каждый документ, листая каждую папку, перебирая стопку машинописных листов. Практически на всех бумагах стояли строгие грифы и пометки типа «Подлежит возврату» или «Только лично». Чего здесь только не было! Материалы к заседаниям Совета безопасности и протоколы конфиденциальных совещаний с участием высших должностных лиц государства, записки из спецслужб о борьбе с коррупцией и контрабандой, совершенствовании оперативно-служебной деятельности. В одной из папок были материалы из Министерства иностранных дел, в которых освещались внешнеполитические установки страны, а из Министерства внешнеэкономических связей - о военно-техническом сотрудничестве с разными государствами. Там были доклады Генштаба, донесения командующих родами войск и даже шифровки из разведки.

- Ты понимаешь, Андрей, что мы вытащили из-под самого носа турок?

- Турок?

- Ладно, пускай только турок. То, что они работают вместе с американцами, ни для кого не секрет. Захватив этот сейф, они получили бы такой объем информации, что никакому разведчику не приснится!

27 октября, среда, день

Администрация президента

Реакция Филатова удивила Орлова. Сергей Александрович не проявил особого интереса к обнаруженным документам. Лишь спросил:

- Там ничего не было такого... план переворота или еще что-нибудь против президента и исполнительной власти?

- Нет, следователи все просмотрели, но ничего не нашли.

- А список? Расстрельный список 190 лиц, подлежащих немедленному уничтожению. Нам известно, что такой список был составлен в «Белом доме». И они готовились в случае победы...

- Ничего подобного я не видел.

- Да? Ну ладно, - сказал он и положил трубку.

Руслан Хасбулатов был одним из вдохновителей бунта депутатов. Фото: Anton Kavashkin/Russian Look

Руслан Хасбулатов был одним из вдохновителей бунта депутатов. Фото: Anton Kavashkin/Russian Look

27 октября, среда, день

Дом Советов

Орлов почувствовал беспокойство... Дверь в кабинет была распахнута, внутри находились несколько членов опергруппы. Створки шкафов были распахнуты, сложенные у окна журналы с грифом «Для служебного пользования» разбросаны по всему полу, обе створки сейфа, в котором у Орлова лежали списки сотрудников опергруппы, графики дежурства и позывные радиостанций, а также описи обнаруженных документов, были взломаны. Разбросанными оказались даже противогазные сумки, сложенные кем-то в углу кабинета.

Орлов многозначительно посмотрел на Жукова:

- Мы же все вывезли?

Юра кивнул.

- Из засыпного сейфа все выгребли?

- Да, еще утром.

Злополучный сейф стоял в углу кабинета на том самом месте, куда его водрузили после изъятия из каптерки турецких рабочих.

- Видно, для них это был последний шанс! - подал голос Жуков. - Убедились, что никого нет, подобрали ключи. И открыли кабинет.

- Мы же просили дать охрану! Но не дали же! Глупость какая-то! Собираем по всему «Белому дому» ценнейшие документы, складываем их в кабинете, а кабинет этот никак не охраняется! Ну не идиотство?! - Орлов возмущенно окинул взглядом всех, кто был в кабинете. - Ничего не пропало?

- Это вам надо посмотреть, Андрей Петрович. Если только из вашего сейфа. Остальное все мы увезли. Слава богу, вовремя!

6 ноября, суббота, вечер

Администрация президента

- Все-таки без бумажной работы в нашем деле не обойтись, - закончив писать докладную записку, подумал Орлов: «...Указанная работа осуществлялась в условиях проведения в здании ремонтно-восстановительных работ, выполняемых строительными и иными организациями, в том числе зарубежными... В здании работали свыше 700 специалистов турецких строительных фирм, военнослужащие военно-строительных частей, десятки подрядных и субподрядных организаций...

В течение всего периода работы группы в здании продолжали иметь место факты... перемещения металлических шкафов и сейфов, бесконтрольного вывоза вместе с мусором значительного количества документов и материалов. Обратил на себя внимание особый интерес, который проявляли турецкие рабочие к документальным материалам...»

Орлов усмехнулся: «Особый интерес!» В эту скупую строчку уложилась та самая главная часть работы, которую решала опергруппа Орлова в последние дни октября. Андрей уже понял, что на фоне происходящих событий скромные усилия горстки сотрудников Министерства безопасности и администрации президента, скорее всего, останутся незамеченными...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Андрей ПРЖЕЗДОМСКИЙ - советник председателя Национального антитеррористического комитета, в прошлом - кадровый сотрудник органов безопасности, генерал-лейтенант налоговой полиции в отставке. Работал на руководящих должностях в КГБ, администрации президента, был заместителем директора Федеральной службы налоговой полиции, членом Общественной палаты РФ. Автор ряда художественно-документальных книг, посвященных спецслужбам, событиям новейшей истории и поискам Янтарной комнаты. Член союза писателей России, кандидат исторических наук.

Еще больше материалов по теме: «Расстрел "Белого дома". Октябрь-1993»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также