2018-11-08T17:15:50+03:00

Ставка меньше, чем жизнь

Почему работу учителя нельзя сводить к проведению уроков
Борис СТАРЦЕВ
Ефим Рачевский, ди⁠ректор московской школы № 548. Фото предоставлено автором.Ефим Рачевский, ди⁠ректор московской школы № 548. Фото предоставлено автором.
Изменить размер текста:

Дискуссии о том, как должна рассчитываться средняя зарплата учителя и какие обязанности учитель должен за эту зарплату выполнять, в профессиональном сообществе не утихают последние 25 лет. На этой неделе в московских и федеральных СМИ наблюдается их очередной виток.

Объектом критики председателя профсоюза «Учитель» Всеволода Луховицкого в очередной раз стала оплата труда учителей Москвы. Луховицкий считает, что если учитель получает высокую зарплату (среднюю, составляющую порядка 90 тыс. рублей, и выше средней), это чревато для него непомерно высокой нагрузкой.

Попробуем разобраться, в чем суть претензий и как на них реагируют работники московского образования.

Рубли за часы

Согласно официальной статистике зарплаты у московских учителей действительно высоки, констатирует Всеволод Луховицкий. Это, по его мнению, вызывает нездоровую зависть их коллег из регионов вплоть до нежелания работать.

Однако, считает Луховицкий, завидовать тут нечему – статистика на самом деле лукавит. Ведь при расчете средней зарплаты учитывается общий заработок учителя в школе, а не только плата за проведения уроков в расчете на одну ставку.

Таким образом, чтобы получать высокую зарплату, учителя вынуждены очень много работать.

Во-первых, их рабочая неделя не ограничивается 18 уроками в неделю – именно столько входит в одну ставку.

Во-вторых, им приходится брать классное руководство, которое в Москве ценится высоко: за него платят не только из школьных средств, но и из бюджета города (12,5 тыс. рублей ежемесячно).

В-третьих, им приходится использовать в работе Московскую электронную школу или хотя бы создавать видимость ее использования – за это можно получить 10 тыс. рублей ежемесячно.

В-четвертых, им приходится учить своих учеников так, чтобы те хорошо сдавали экзамены, побеждали на олимпиадах, а самое главное – чтобы результаты у них постоянно росли.

100 учителей

Луховицкий считает, что 90 тыс. рублей средний московский учитель должен получать за 18 уроков в неделю. А уж за дополнительные функции пусть ему платят отдельно. В нынешней же ситуации, если доплаты вдруг отменят, зарплаты учителей в Москве резко сократятся.

«Как работник я не могу рассчитывать на то, будут или не будут у меня доплаты. Хочу каждый месяц получать зарплату, которую смогу тратить по своему желанию», - заявляет он.

Луховицкий является учителем математики московской школы «Интеллектуал», где его нагрузка составляет 19 часов в неделю. Классного руководства у него нет, внеурочной деятельностью с учениками он не занимается, Московскую электронную школу в работе не использует, о результатах своих учеников умалчивает. (К слову, результаты самой школы «Интеллектуал» оставляют желать лучшего – она стремительно теряет позиции, переместившись с 21-го места на 46-е в городском рейтинге этого года).

В итоге зарплата Всеволода Луховицкого немногим не дотягивает до 68 тыс. рублей – минимума, который, по словам руководителя Департамента образования Москвы Исаака Калины, в 2018 году должен быть обеспечен каждому учителю. И этот минимум намного выше, чем средняя зарплата в большинстве российских регионов.

Калина, впрочем, уточняет, что зарплаты ниже минимума в городе сейчас получают порядка 100 человек (департамент, естественно, располагает такими данными). Это чаще всего пенсионеры, учителя, которые сознательно избегают нагрузок, отказываются от части часов, от классного руководства, но школа тем не менее хочет их сохранить.

Очевидно, Всеволод Луховицкий – педагог с 40-летним стажем - принадлежит именно к этой сотне учителей. Большая общественная нагрузка, заработки на стороне (его профсоюз живет не только на взносы немногочисленных членов, но и, например, проводит в регионах семинары для повышения юридической грамотности учителей), постоянная активность в масс-медиа не позволяют ему уделять работе в школе достаточно внимания.

Пресс-конференция НСН «Учителя-миллионеры: Престижная профессия или школьные «галеры»?» Фото предоставлено автором.

Пресс-конференция НСН «Учителя-миллионеры: Престижная профессия или школьные «галеры»?» Фото предоставлено автором.

«Лихие девяностые?»

18-часовая ставка учителя основной и старшей школы в нашей стране была установлена в 1936 году (до этого она составляла 24 часа), то есть учитель при шестидневной рабочей неделе мог проводить в день всего 3 урока.

Но традиционно сложилось так, что далеко не все учителя ограничивали свою рабочую неделю 18 часами – это всегда позволялось, а иногда поощрялось. И уж, конечно, практически все они брали классное руководство, пусть даже в советские времена за это платили копейки. Анекдот про грабителя, которому учительница не отдает часы, но готова отдать классное руководство, родом из тех лет.

А вот представление о том, что учитель должен учить детей на уроках и ничего больше делать не должен, - родом из «лихих девяностых». Именно в 1990-е годы воспитательная работа из школы вымывалась (высказывание «лучше никакого воспитания, чем советское» принадлежит первому российскому министру образования Эдуарду Днепрову).

Перелом произошел лишь в 2006 году, когда за классное руководство стали доплачивать из федерального бюджета (нынешний начальник московского образования Исаак Калина в то время возглавлял образовательный департамент в Минобрнауки России). Позже в образовательных стандартах появилась обязательная «внеурочка», а регионы начали платить учителям стимулирующие за результаты их учеников. Во всевозможных правительственных программах сказано о важности стимулирования учителей работать «в цифре».

Так что дополнительная учительская «нагрузка», о которой говорит Луховицкий, - это и не нагрузка вовсе, а часть повседневной работы, причем не только для московских, но и для значительной части российских педагогов.

Получать и зарабатывать

«Если учитель ведет уроки по своему предмету и от другой работы отказывается, его не будут уважать в профессиональном сообществе, - считает председатель Московской городской организации Общероссийского Профсоюза образования Марина Иванова. – Таких учителей всегда называли «урокодателями», и это очень обидное слово».

«Урокодатель» к работе в школе не пригоден, - убежден директор московской школы № 548 Ефим Рачевский. – Каждый учитель должен брать классное руководство, заниматься внеурочной деятельностью, ходить с детьми в походы, осваивать электронную культуру - быть «авторитетным и референтным по отношению к ребенку».

Ключевое требование к учителю в Москве, выполняя которое, он сможет повышать свою квалификационную категорию и зарабатывать дополнительные деньги, - рост результатов его учеников.

«Я не приемлю слово «получать», когда речь идет о зарплате учителя, - говорит Ефим Рачевский.Получает деньги нищий на паперти, а учитель - зарабатывает. Результат, за который учителю точно заплатят, - это не только высокие баллы ЕГЭ или победа ученика на олимпиаде, но и просто рост результатов ученика. Если он сумел превратить двоечника в троечника, это не менее важное достижение».

Чтобы добиваться результатов, недельная урочная нагрузка учителя не должна быть запредельной, и в Москве она сегодня составляет 23 часа. Учитель физкультуры с 50-часовой нагрузкой, о котором рассказывает Всеволод Луховицкий, - не более чем миф. «Даже если учитель захочет набрать запредельное количество часов ради заработка, этому будут препятствовать директора. Они же понимают, что при такой нагрузке педагог не обеспечит качество», - уверяет Марина Иванова.

По данным социологического опроса, проведенного в феврале 2018 года в Москве, 95% столичных учителей удовлетворены своей работой в школе.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также