2018-11-29T22:26:30+03:00

Михаил Мягков: В Тегеране Сталин пообещал войну с Японией, а Рузвельт — второй фронт

Научный директор Российского военно-исторического общества и советник министра культуры ответил на вопросы «КП» о семи главных мифах военно-политических итогов Тегерана-43, где 75 лет назад встретились лидеры СССР, США и Великобритании
Поделиться:
Комментарии: comments4
В 1943 году в Тегеране прошла конференция глав стран-союзников, определившая судьбу мира после войныВ 1943 году в Тегеране прошла конференция глав стран-союзников, определившая судьбу мира после войныФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

О ПРИБАЛТИКЕ

- Западные историки утверждают, что в Тегеране в 1943-м США и Англия не признали, что Прибалтика — советская. Наши твердят — признали…

- Документы четко говорят, что и Черчилль, и Рузвельт признали Литву, Латвию и Эстонию в составе СССР. Рузвельт пытался во время дискуссии увести тему в сторону. Говорил, что было бы полезно, поскольку в Америке живет много выходцев их Прибалтики, чтобы в республиках провели плебисцит. Сталин ответил — конечно, но без вашего контроля.

Рузвельт в шутку сказал, что США никогда не будет воевать с СССР из-за Риги и Таллина. Он должен был сделать какое-то заявление по Прибалтики для внутреннего пользования.

О КЕНИГСБЕРГЕ

- Почему так легко Запад отдал Советам Восточную Пруссию?

- И Рузвельту, и Черчиллю было важно больше всего то, что составило бы санитарный кордон между ними и СССР. Да, Черчилль изначально хотел отдать Восточную Пруссию Польше. Но Польша в итоге получила приращение на западе за счет германских земель. Линию советско-польской границы Черчилль проводил по линии Керзона. Но Сталин понимал: необходим выход к теплым морям. Встал вопрос о Кенигсберге. Союзники особо возражать не стали. Вклад СССР в войну уже был понятен.

- Это взамен на южные проливы, по которым мы могли выйти в Средиземное море?

- Там сталкивались наши интересы со средиземноморской стратегией Черчилля. Он не хотел туда пускать Советы. Мы в Тегеране еще не говорили о военно-морской базе в Дарданеллах — об этом зашла речь позже. Благоприятный режим для прохода наших судов из Черного моря в Средиземное натыкался на явное нежелание этого со стороны Черчилля. Как раз тогда Турцию обозначили форпостом, который стал санитарным кордоном между СССР и Западом.

Михаил Мягков Фото: Евгения ГУСЕВА

Михаил МягковФото: Евгения ГУСЕВА

О ПОЛЬШЕ

- Почему Польша была недовольна вариантом «земельного размена», предложенного Черчиллем: СССР - территори западной Белоруссии и Украины, а Польше — восточные части Германии?

- Не то, чтобы была недовольна… Да, это исходило от Черчилля. Мы предлагали вариант, по которому бы Польша получила промышленно развитые районы Силезии. Угольные шахты. Мы заботились о том, чтобы Польша не только потеряла — а приобрела. Так и случилось — поляки получили прекрасную железнодорожную сеть на своем западе. Прекрасные предприятия. Фронт Конева давал немцам уйти из котла, чтобы они оставляли предприятия не взорванными — для поляков.

Но для Черчилля Польша была разменной картой. Которой он пытался сначала пугать, потом использовать для выгодного ему правительства в Варшаве. Но это не Тегеран - это уже Ялта. А польское правительство в изгнании, сидевшее в Лондоне, просто поставили перед фактом.

- Но тегеранские соглашения по Польше должны были удовлетворить поляков — великие державы ведь они удовлетворили?

- Для Англии и для США было важно, чтобы Польша оказалась враждебно настроена по отношению к СССР. Мы этого не хотели. Изначально не собирались строить там социализм — нам нужен был дружественный пояс государств.

О ГЕРМАНИИ

- Почему предложение Рузвельта поделить Германию на 5 государств, озвученное в Тегеране, провалилось?

- Сложный вопрос. Да, Рузвельт хотел, чтобы были отдельные Бавария, Гессен, Пруссия, Ганновер... Пошли обсуждения. По мнению Рузвельта, Германия должна была быть связана почтовыми переводами и каким-то транспортом. Все остальное — самостоятельное. По планам американских аналитиков Германия должна была быть пасторализована — превратиться в аграрную державу. Которая бы кормила всю Европу картошкой. И мясом. Никакой авиации, в том числе гражданской. Никакой тяжелой промышленности.

И Рузвельту, и Черчиллю было важно больше всего то, что составило бы санитарный кордон между ними и СССР

И Рузвельту, и Черчиллю было важно больше всего то, что составило бы санитарный кордон между ними и СССР

- Сталина это не устраивало?

- В конце дискуссий обнаружилось, что если будет пустота в центре Германии, то ее легко могут использовать различные деструктивные силы. То есть - угроза возрождения нацизма. Либо приход Британии, которая сможет занять там серьезные позиции, и начнет там свою политику проводить с германских земель.

Для Сталина невыгоден был пустующий центр Европы. Это такой дестабилизирующий фактор. Он понимал необходимость контроля Германии, необходимость оккупационных сил. Которые и производство, и денацификацию будут контролировать какое-то время.

- То есть немцы должны ненавидеть Рузвельта и любить Сталина — за решения Тегерана, ( а потом и Ялты)?

- Сталин сделал гуманный шаг. По отношению к немецкому народу: Германия остается единой, но разделенной на зоны оккупации. А вот то, что произошло потом - это отдельная история.

Если посмотреть на карты из американских архивов, то там раздел Германии на зоны американской оккупации — это север, северо-восток Германии, до Берлина, там, где наши войска будут в 1945-м. Тут мы смогли выработать консенсус с англичанами. Те тоже не хотели уступать американцам, которые желали оттяпать себе большую часть Германии.

- Размер репараций в Тегеране не обсуждали?

- Там речь о сумме репараций не шла — это позже, в Ялте возникла сумма в 20 миллиардов долларов. Половину из которых хотел бы получить СССР. Но не получил.

О ЯПОНИИ

- Сталин устно пообещал начать войну с Японией сразу после войны с Германией. Он, и правда, сразу поставил вопрос, что Курилы и весь Сахалин с проливами отойдет нам?

- Да, он это устно проговорил в Тегеране. Это было важно для нас. Рузвельт настаивал на этом еще после Перл-Харбора. Он написал Сталину еще в 1941-м, когда у нас шла битва под Москвой. Американцы рассчитали свои потери, если они с Японией будут воевать в одиночку — это более миллиона человек ! И когда в Тегеране Сталин заявил о войне с Японией— американцы были очень обрадованы.

- Это была кость, брошенная Рузвельту?

- Для Сталина это было важно — чтобы союзники второй фронт скорее открывали. Ну сколько можно — в 1942-м обещали, в 43-м. Мы до 1944-го потеряли боле 5,5 миллионов человек на фронтах — это цена не открытия ими второго фронта.

- Сталин не мог назвать сроки начала войны с Японией — до завершения войны с Германией еще оставалось полтора года. Как он обозначил наши обязательства?

- Даты, конечно, он не называл в Тегеране — в Ялте в 1945-м он сказал, что с Японией начнем через три месяца после того, как закончим с Германией.

О ВТОРОМ ФРОНТЕ

- 7 раз за три с половиной дня Сталин в Тегеране поднимал вопрос об открытии второго фронта. То есть, могли и «не открыть»?

- Это все шло от искушенной самолюбивой, изощренной политики британского кабинета и лично Черчилля. Тот мечтал, что проведет в жизнь свои планы - невзирая на договоренности в Квебеке летом 1943-го о том, что в мае 44-го второй фронт откроется, Черчилль продолжал мечтать ударить в мягкое подбрюшье Европы. То есть продолжать боевые действия в Италии и высадиться на Балканах, в Греции. Цель — перерезать путь Красной армии, наступающей в южной Европе. Второе — показать американцам, что англичане тоже что-то могут. Ведь операция «Оверлорд» — американская задумка. Черчилль видел, глядя на общение Сталина и Рузвельта, что британская империя отходит на втрой план. И не хотел быть могильщиком британской империи — хотел унизить своего союзника, СССР.

- Американский президент тут не поддержал британского союзника, а поддержал Сталина. Почему?

- Рузвельт понимал, что от Нормандии к центру Германии, к важным промышленным центрам ближе. Да, был англо-саксонский союз с некоторыми внутренними противоречиями в нем. Но главная их цель — чтобы СССР был заперт в своих границах своих морей. Рузвельт считал, что во главе мира должна быть Америка, Черчилль ему подпевал.

Рузвельт воспоминаний по Тегерану не оставил. Но во главе мира он видел США, не исключая союз с СССР. В Тегеране обозначилось то, что игнорировать нас Америка не может.

ОБ УСТУПКАХ

- На какие уступки пошли Англия и США, на какие СССР на той конференции?

- Первое — они вынуждены были назвать дату открытия Второго фронта в конце весны 44-го, и место — в Нормандии. Второе - приняли решение о назначении командующего союзными экспедиционными силами. Когда Сталин спросил, кто у вас будет командующим, Рузвельт не мог ответить. Джордж Маршалл (который разрабатывал план открытия Второго фронта — ред.) был в Тегеране. Но Верховным главнокомандующим экспедиционными силами назначили не его, а Дуайта Эйзенхауэра. Тут было учтено мнение Сталина.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также