2019-04-30T00:04:39+03:00

Ничто на земле не проходит бесследно

Отвергнутые иллюстрации лучших художников вышли спустя восемьдесят лет после создания
Поделиться:
Комментарии: comments1
Фото ГМИИ им А.С. ПушкинаФото ГМИИ им А.С. Пушкина
Изменить размер текста:

Ничто на земле не проходит бесследно. В справедливости этой фразы приходится убеждаться постоянно. И недавно - в связи с празднованием 175-летия французского писателя Анатолия Франса. К этому событию издательство «Вита Нова» выпустило книгу с двумя романами писателя: «Харчевня королевы Гуселапы» и «Восстание ангелов».

- Не просто книгу, а богато иллюстрированную книгу, - подчеркнул глава «Роспечати» и именитый библиофил Михаил Сеславинский. И это замечание действительно важно.

Восемьдесят лет назад художник Татьяна Маврина туго завязала тесемки папки с рисунками к произведению Анатоля Франса «Харчевня королевы Гусиные Лапы», чтобы больше никогда не развязывать, не смотреть и не огорчаться. Удивительно красивая женщина, с точеным профилем, с длинным каре, она работала над заказом издательства Academia долго и вдохновенно. И рисунки, конечно, были не хуже тех, что она сделала к десяткам книг, вышедших до этого: Эмиль Золя, Жюль Валлес, да тот же Франс…

Да, работам Мавриной приходилось прятаться. Взять знаменитые сегодня «нюшки» - полотна с обнаженной натурой, полжизни художницы проведшие под кроватью. Но... причем тут Франс? В неизданных иллюстрациях к Франсу не было никакой обнаженной натуры: легкие бархатистые, созданные принципиально набело рисунки...

Виной всему - усилившаяся борьба с формализмом. Виной всему - злополучная статья в «Правде» о художниках-пачкунах, клеймящая лучших детских художников… И вот - результат. Иллюстрации одного из лучших наших мастеров (в едином художественном рейтинге Татьяна Маврина относится к категории 1А, что означает - мировая известность) - под спудом, под сукном. На годы. На десятилетия. Кажется, навсегда.

Похожая судьба - и снова с работами Анатоля Франса - у Антонины Софроновой. Когда-то Софронову называли «русским Марке». (И это была высшая степень признания, ведь для наших бабушек и прабабушек имя друга Советского Союза Альбера Марке значило больше, чем Матисс и Пикассо). Серия «сюит» к «Восстанию ангелов» Франса была забракована цензурой. От вереницы рисунков - осталась лишь маленькая картинка на обложке, с которой и вышла книга.

Глава Роспечати Михаил Сеславинский. Фото ГМИИ им А.С. Пушкина

Глава Роспечати Михаил Сеславинский. Фото ГМИИ им А.С. Пушкина

«В этой жизни лучше всего глядеть», - заключила Татьяна Маврина. Она прожила долгую жизнь, до конца которой работала не над иллюстрациями к Франсу, а над изображением букетов цветов. Знала ли она? Верила ли?

Историческую справедливость восстановил Михаил Сеславинский. По его инициативе в издательстве «Вита Нова» в короткие сроки вышло удивительное по красоте и бесценное по фактуре издание: романы «Харчевня королевы Гуселапы» и «Восстание Ангелов» "богато иллюстрированные" Мавриной и Софроновой.

Презентация книги состоялась в ГМИИ, там же расположилась небольшая выставка, на которой можно было увидеть фотографии, книги, и, конечно, чудом сохранившиеся рисунки, которые восемьдесят лет не видела ни одна живая душа.

На мероприятии присутствовала Наталья Дмитриевна Солженицына, глава Гослитмузея Дмитрий Бак, телеведущий, чиновник Михаил Швыдкой, а также родственники художниц и чрезвычайный и полномочный посол Франции в России госпожа Сильви Берманн (последняя была искренне тронута вниманием русских библиофилов к французскому автору и горячо благодарила не только Сеславинского, но и вообще россиян за бескорыстный интерес и любовь к французской культуре).

Глава «Роспечати» в оригинальном галстуке с изображением Франса лично прочел небольшую лекцию, посвященную истории иллюстраций. Все они дожили до наших дней, благодаря заботе родственников художниц.

«Это событие - такое скромное, но изящное, - большое счастье для отечественного книгоиздания», - отметил Михаил Сеславинский.

С этим трудно не согласиться. Как признался глава "Роспечати", впервые получив папки с рисунками Мавриной и Софроновой - он испытал трепет. Удивительно, что то же чувство испытывает читатель, открывая книгу в первый раз.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также