Дом. Семья26 апреля 2021 19:39

Представляют ли бобры опасность для парков Москвы

Столичные коммунальщики страдают от новой напасти
Cпециалисты сходятся во мнении, что для зеленого фонда Москвы бобры опасности не представляют.

Cпециалисты сходятся во мнении, что для зеленого фонда Москвы бобры опасности не представляют.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Столичные коммунальщики страдают от новой напасти - мелкие водоемы наводнили бобры. Даже предложили переселить краснокнижных грызунов из «старой» Москвы в Новую. Об этом - в материале «Комсомольской правды».

ПОГОНЯ В БОТАНИЧЕСКОМ САДУ

Бобры ведут «сумеречный» образ жизни и крайне обширно рассредоточены в многокилометровых долинах рек. Я прошел вдоль берега Сетуньского затона более 25 километров, так и не найдя даже следов бобра, и уже ближе к вечеру отправился в другой конец Москвы - район Ботанического сада.

Парк, который начинается прямо от входа в метро, стал любимым местом отдыха, в котором сложно представить бобровую плотину. По выложенным плиткой дорожкам гуляли люди с колясками, на речке сидели рыбаки. Выбивался из рутинной картины только одинокий мужчина, который на байдарке проходил некое подобие водной трассы. Он-то и смог указать мне направление поисков: едва не свалившись в ледяную воду, рукой послал меня вверх по течению Яузы. Единственной проблемой стало то, что дорожки и даже тропинки там быстро закончились. Начался лес и болото, покрытые высокой травой и покосившимися деревьями.

Древесины, кстати, по берегам даже в «цивилизованной» части парка в достатке. На берегу и в воде, у самого края, то тут, то там лежали распиленные куски деревьев, по которым с одной стороны будто бы прошлись долотом. Судя по всему, оставили их здесь коммунальщики, чтобы грызуны не атаковали новые деревья. Стоило, правда, зайти чуть дальше, в ту часть парка, по которой не проложены дорожки, и стали видны настоящие следы пребывания грызунов - целые затоны из поваленных деревьев.

В первый раз на бобра я наткнулся абсолютно случайно. Чуть не съехав с пятиметрового холма в воду, услышал внизу резкий брызг - как будто бросили булыжник. Булыжники, впрочем не плавают, и тем более по-собачьи, поэтому я отправился вслед за ним, и быстро обнаружил, что непосредственно его путем мне пройти не удастся - лес обрывался железнодорожной насыпью, и мне пришлось пройти в обход целый квартал, причем буквально. Сразу за путями МЦК начинались жилые высотки - по обе стороны реки еще частично недостроенные. Как раз в этот момент я вел переписку сразу с двумя экспертами, которые почти одновременно заявили мне, что бобрам не сильно мешает присутствие людей. Надо признать, я тогда позавидовал этим «вредителям». Такого шумного соседства строек и эстакады, в отличие от них, я долго терпеть бы не смог.

Погрызенный брусок распиленного дерева, оставленный на берегу. Фото: МАСЛОВСКИЙ Никита

Маленькая плотина подвернулась мне так же неожиданно, как и первый зверь. Вызвав панику у уток и целого семейства крыс, я впритык подобрался к противоположной стороне моста через реку, который обходил, и увидел скопище стволов и веток деревьев, где-то на треть перегораживающих реку. Тут же оказался и еще один бобр - на сей раз меньше, и кажется, быстрее. Его даже получилось заснять на видео, хотя, завидев меня, он почти моментально исчез под водой.

СОТНЯ ОСОБЕЙ

Согласно оценке Сергея Бурмистрова, начальника отдела сохранения биоразнообразия столичного департамента природопользования и охраны окружающей среды, сейчас в пределах МКАДа и ближайшего замкадья проживают около сотни особей бобров. В это время года молодые животные, перезимовавшие с родителями, стремительно расселяются, что вызывает некоторые смешные казусы. Вроде бобра, которого в апреле застал один из местных жителей прямо на каменном русле Водоотводного канала. Заметнее всего, впрочем, грызуны оказались в долинах рек Сетунь и Яузы (на Яузе в том самом районе, где его удалось найти и мне). На яузских как раз жаловались коммунальщики.

- Там паниковал местный ГБУ «Жилищник», потому что бобры валили хорошие деревья. Они сейчас стволы затянули сеткой, по нашим рекомендациям, и пока на этом закончились жалобы, - пояснил Бурмистров.

В таких местах семейства бобров - две взрослые особи и «молодняк», делают себе хатки, в которых живут, и в которых зимуют. Для города это означает возникшее на ровном месте болото. Затоны, обычно перегораживающие большую часть течения, собирают все, что спускается по реке - от листвы до бытового мусора, а вода на территории начинает зарастать. Однако, несмотря на то что одно семейство обычно занимает довольно обширный участок водоема, бобры не могут изменить внешний вид парка.

Ирина Бёме, доктор биологических наук и зоолог, считает, что потребляют бобры относительно мало.

- Там, где они живут, постоянно идет возобновление зеленого фонда. Бобры в основном едят иву, которая растет по берегам и хорошо возобновляется.

По словам Бёме, несравненно больший урон деревьям наносят люди, и внешний вид парка почти целиком зависит от них.

Спиленные и погрызенные деревья в русле Яузы. Фото: МАСЛОВСКИЙ Никита

ПЕРЕСЕЛИМ – БУДУТ ДРАКИ

Единственный в России дрессировщик бобров Виктор Сильченко уверен, что переселить грызунов безболезненно для животных невозможно, а для семейств и вовсе губительно.

- Я занимаюсь бобрами пятнадцать лет. Поймать целую семью бобров нереально, это блеф. Бобрята не покидают жилище, питаются молоком, - поясняет дрессировщик. Если же отловить взрослых особей бобров, по его словам, потомство лишится средств к существованию.

К тому же, депортированные животные столкнутся и с другой проблемой.

- После переселения часть бобров погибнет, потому что бобр животное территориальное, они агрессивны даже по отношению к своим сородичам. Когда они попадут на чужую территорию, возникнут драки, кровопролития.

То есть специалисты сходятся во мнении, что для зеленого фонда Москвы бобры опасности не представляют. Явно не стоит избавляться от грызунов ради сохранения нескольких участков малодоступного паркового пространства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Под Рязанью сняли на видео бобра, деловито переходившего дорогу

Животное спокойно пересекло проезжую часть и скрылось за обочиной (подробнее)