2018-02-21T14:00:17+03:00

Мадлен Олбрайт пела любовные арии на пару с Примаковым

Такие комплименты пропели друг другу Олбрайт и Примаков на дипломатическом «капустнике» в Маниле.Такие комплименты пропели друг другу Олбрайт и Примаков на дипломатическом «капустнике» в Маниле.

Бывший госсекретарь США выпустила толстую книжку мемуаров

«Бетонная леди» поведала на 512 страницах о своем детстве в Чехословакии, бегстве семьи от фашистов и коммунистов в Америку, разводе с бросившим ее мужем и утешении, которое она нашла в науках и большой политике. Оставаясь дипломатом, она явно старалась не задеть увесистым томом «Госпожи госсекретаря» своих многочисленных политических партнеров. Но добавила множество забавных и познавательных черт к их и собственному портретам.

1. «Мадлен Брошкина»

Страсть к ношению брошек Олбрайт, оказывается, привил Саддам Хусейн. Однажды иракская правительственная газета опубликовала поэму, в которой назвала ее змеей. Мадлен как раз предстояла встреча с высокопоставленным иракским дипломатом. И она нацепила на лацкан брошку в виде свернувшейся змеи. А затем предстала в таком виде перед телекамерами, заставив иракца сконфуженно краснеть.

С тех пор пресса привыкла «читать брошки госcекретаря», угадывая по ним настроение и планы Мадлен. Она цепляла паука, когда готовилась скандалить, а воздушные шарики, демонстрируя приподнятое настроение. Прикрепляла к пиджаку колоннаду конгресса, обращаясь к парламенту, и военную символику - общаясь с генералами.

Отправляясь на переговоры с тогдашним российским министром иностранных дел Евгением Примаковым по неприятной для Москвы теме противоракетной обороны, Олбрайт украсила грудь маленькой ракетой. «Это и есть ваш ключевой элемент звездных войн?» - не без иронии спросил Примаков. «Да, - ответила Мадлен, - мы умеем их делать такими маленькими. Так что вам нужно быть поуступчивее». Между прочим, брошку-ракету подарила ей дизайнер-ювелир Лиса Вершбоу - жена нынешнего посла США в России.

2. Ария в честь Евгения

Общаясь с Примаковым, своенравная хозяйка госдепа, похоже, то и дело меняла паука на шарики и наоборот. «Крупный, с впечатляющими бровями и плутовским взглядом», он с ходу взял быка за рога:

«В силу прежней работы знаю о вас все, - заявил он при первой же встрече. - Но мне хотелось бы услышать прямо от вас, вы такая же антисоветчица, как ваш старый профессор Бжезинский?» «Вы - яростный защитник российских интересов, - отбивалась Олбрайт. - А я - американских. Но мы можем поладить, если это признаем».

Они сразу же договорились называть друг друга по имени, пили водку друг у друга дома. И даже спели дуэтом арии влюбленных героев из мюзикла «Вестсайдская история» на «капустнике» во время конференции АСЕАН в Маниле в 1998 году.

Но за столом переговоров между ними то и дело проскакивали искры. «Ну почему вы не хотите пойти нам навстречу?» - восклицал Примаков, пытавшийся умерить прыть расширяющегося блока НАТО. «Навстречу? - вскидывалась Олбрайт. - Да вы же пятитесь назад!»

Преемник Евгения Максимовича Игорь Иванов поначалу казался Мадлен формальным. Но, познакомившись ближе, она нашла его таким же симпатичным и умным, как Примаков. Иванов очаровал Олбрайт, подарив ей на прощание чайный сервиз с портретами коллег по «большой восьмерке» и надписью «Дрим Тим (команда мечты) Мадлен Олбрайт».

3. Как Клинтон Ельцину выпить не дал

Борис Ельцин, по словам Олбрайт, удивлял своей уверенностью в том, что, как только дело дойдет до расширения НАТО, ему удастся лично отговорить от этого «друга Билла». «В разговорах с Клинтоном он бывал напыщенным, полным энтузиазма, неуравновешенным, горячащимся и сентиментальным».

Во время югокризиса Ельцин позвонил Клинтону и предложил встретиться «на корабле, на подлодке, на острове, чтобы никто не мешал», пока они вдвоем решат там проблему. В Хельсинки в марте 1997-го потребовал от Билла личных гарантий в том, что НАТО не пополнится странами Прибалтики. «Послушай, Борис, - всплеснул руками Клинтон, - даже если я шепну тебе на ухо то, что ты хочешь услышать, об этом прознает конгресс и все отменит. Это не в моей власти». «Ладно, Билл, я хотел как лучше», - обиделся Ельцин.

Зато авторитет Клинтона положительно влиял на застольные привычки Ельцина. В Хельсинки, куда Ельцин прибыл вскоре после операции на сердце, и российская, и американская делегации тревожились по поводу того, сколько он выпьет за ужином. Узнав об этом, Клинтон пообещал лично присмотреть за сидящим рядом Борисом, подавая ему хороший пример. И, как вспоминает Олбрайт, «прекрасно справился с этой ролью».

4. Три обезьяны для Путина

На первую встречу с Путиным в январе 2000 года Олбрайт надела любимую брошку из двух воздушных шариков, на которую тут же обратил внимание ВВП. «Это значит, что связанные с Россией надежды растут», - пояснила она. Путин улыбнулся, затем улыбка сползла с его лица. Повернувшись к камерам, он строго сказал: «США проводят политику давления в чеченском вопросе». Улыбка вернулась, лишь только убрали камеры. «Я сказал это, чтобы ваши домашние критики не упрекали вас в мягкости».

По контрасту с предыдущим российским президентом Путин, по мнению Олбрайт, оставался хладнокровным, здравомыслящим и при этом - искренним.

«Он выполняет роль, которую никто не мог предвидеть, - сообщало домой американское посольство, комментируя взлет популярности Путина. Но въедливая и цепкая Мадлен видела свой служебный долг отнюдь не в раздаче комплиментов. Сопровождая Клинтона в Москву в июне 2000 года, она надела брошку, изображающую трех китайских обезьян, каждая из которых прикрывает глаза, уши или рот. Приветствуя гостей, Путин тут же обратил на нее внимание. «Это напоминание мне самой поговорить с вами о Чечне», - невозмутимо пояснила Олбрайт.