Премия Рунета-2020
Москва
+21°
Boom metrics
Политика19 сентября 2007 22:00

Кому достанется «ядерный чемоданчик» Сердюкова?

7 наивных вопросов о добровольной отставке министра обороны
Анатолий Сердюков - человек штатский, но поступил по-офицерски.

Анатолий Сердюков - человек штатский, но поступил по-офицерски.

1. Как встретил генералитет весть об уходе своего шефа?

В понедельник вечером, сразу после того как поступила сенсационная новость об уходе Сердюкова, Минобороны и Генштаб почти час пребывали в шоковом состоянии, словно где-то в войсках случайно взорвалась ядерная бомба. Когда оцепенение прошло, во всех кабинетах началось яростное обсуждение. В целом «мозговой трест» армии к смене министра отнесся с удовлетворением - многие вояки по-прежнему твердо убеждены, что армией должен командовать не гражданский «пиджак», а человек с погонами.

Иные генералы, которым при Сердюкове уже намекали на скорую отставку по возрасту, приободрились - может «пронести». Зато печалились начальники, которым Сердюков обещал повышение либо новую звезду.

2. Что успел сделать министр?

За 216 дней (с 15 февраля 2007-го), когда Сердюков командовал армией, он успел произвести кадровые перестановки в высшем комсоставе (сменил первого замминистра Белоусова, начальника управления вооружений Московского, начальников двух главных управлений - Мазуркевича (международного военного сотрудничества) и Резника (госпитального), а также двух Главкомов: Михайлова (ВВС) и Масорина (ВМФ). Кроме того, были назначены двое командующих родами войск - ВДВ и Дальней авиации. Еще около 20 генералов с его подачи стали командармами, комдивами, начальниками академий и училищ. Кроме того, Сердюков пробил в Кремле должность 6-го своего зама (больше нет ни у одного другого министра), а также основательно проинспектировал финансы армии, призвав под свое знамя десятки специалистов из налоговой службы. Еще он успел принять решение о разработке новой формы военной одежды, выделив на это около 8 млн. рублей (образцы скоро будут показывать Путину).

3. Как сказывается министерская чехарда на армии?

Достаточно болезненно. Каждый новый министр тянет за собой новую команду, что нарушает стабильность кадров. Назначенцы за короткое время не успевают ни вникнуть в положение дел, ни сделать что-либо существенное.

Кроме того, из-за смены командира в армии «замораживаются до новых указаний» многие распоряжения, нижестоящим начальникам надо привыкать к новому стилю работы и требованиям (а то и вкусам) «большого босса». Все это не лучшим образом сказывается на управлении войсками.

Впрочем, в самой армии внешне ничего не меняется: в войсках продолжается обычная служба. Но люди почти беспрерывно муссируют новость № 1. Из-за этого интенсивного трепа резко падает «производительность труда», а линии связи - в том числе и засекреченные - забиты шелухой. Что заметно тормозит прохождение служебной информации. А вот в аппарате министра обороны (советники, помощники, порученцы, адъютанты, охранники, шоферы) обстановка почти паническая. Никто не знает, кто останется на прежней должности, кому прикажут уйти.

4. Кто может прийти на смену?

Весьма возможно, что на посту министра появится опытный управленец «губернаторского масштаба» (ходят слухи даже о мэре Петербурга Матвиенко), отставной военный из кремлевских или правительственных кругов, поднаторевший в экономике (например, первый зам председателя Военно-промышленной комиссии Владислав Путилин). Нельзя, правда, исключать и еще один вариант: кому-то из высокопоставленных генералов, показавших себя жесткими управленцами, посоветуют повесить китель на гвоздь и облачиться в цивильный костюм (скажем, нынешнему начальнику Генштаба Юрию Балуевскому или заму министра обороны Николаю Панкову).

В Минобороны поговаривают, что есть и еще один сенсационный кадровый вариант - начальник Службы экономики и финансов Любовь Куделина. Такой вариант на полном серьезе публично высказал вчера в Пскове много знающий начальник Генштаба Балуевский.

Очень вероятно, что новый министр окажется чиновником «переходного периода» - его заменят уже вскоре после выборов нового президента в 2008 году.

5. В чьих руках сейчас «ядерный чемоданчик»?

Как известно, в стране 3 ядерные кнопки (так называемые «ядерные чемоданчики»), которые нельзя задействовать по отдельности. Первая кнопка - у президента, вторая - у министра обороны, третья - у начальника Генштаба. Сердюков перестанет быть министром обороны с момента объявления ему указа президента об увольнении. Одновременно тем же или новым указом главы государства назначается новый министр или тот, на кого временно возлагаются его обязанности. Таким образом, «ядерный чемоданчик» министра ни на минуту не останется без присмотра.

6. Изменится ли курс армии?

Вряд ли. План военной реформы принят еще до Сердюкова, и ключевые его положения новый министр вряд ли будет ломать. У него, как и у предшественника, будет та же задача - с максимальной пользой использовать гигантский военный бюджет для перевооружения войск и создания их профессионального ядра.

За «курс армии» головой отвечает каждый военный министр, а тут самое главное - костьми лечь, но обеспечить максимальную лояльность военных власти. И если даже будет плохо идти реформа, ему простят. А вот «неподконтрольность и неуправляемость» миллиона с лишним вооруженных людей - никогда.

7. Куда уйдет Сердюков?

Сейчас, похоже, над этим сильно ломают голову «наверху». Ведь надо найти ему должность статусом не ниже прежней. Одна такая уже обсуждается - секретарь Совета безопасности РФ. Нельзя исключать, что Сердюкова усадят в кресло главы нового ведомства, который будет курировать всю оборонную промышленность. А если там дело не пойдет или Зубков после президентских выборов уйдет из премьеров, Сердюкова могут вернуть в Минобороны. Все может быть...

СКАЗАНО!

«Просьба Анатолия Сердюкова об отставке с поста главы Министерства обороны вызывает мое глубокое уважение и понимание... Он написал эту просьбу, исходя из этических соображений... Окончательное решение, естественно, остается за Верховным главнокомандующим».

(Сергей ИВАНОВ, исполняющий обязанности первого вице-премьера, - на встрече с журналистами в Ханты-Мансийске 19 сентября 2007 года.)

РЕПЛИКА «КП»

У нас еще много чиновной родни

Почти рыцарский жест подавшего в отставку Анатолия Сердюкова кажется сенсационным. Ведь в нашей большой политике примеры родства встречаются сплошь и рядом. Депутаты и лидеры партий пристраивают у себя и сыновей, и жен. На госслужбе родственники также нередко работают рядом. Достаточно вспомнить семейно-правительственный дуэт первого замминистра финансов Татьяны Голиковой и министра промышленности и энергетики Виктора Христенко. «КП» задалась вопросом: почему эта пара может спокойно работать на высоких постах в правительстве, а Зубков с Сердюковым - нет? Оказалось, существует Закон «Об основах госслужбы». Он запрещает близкое родство на чиновничьих должностях только в случаях непосредственной подчиненности или подконтрольности одного родственника другим. Голикова с Христенко работают все же в разных ведомствах. А Сердюков, хотя и подчинялся как силовой министр напрямую президенту, все же был членом правительства и формально его начальником числился новый премьер Зубков.

Ольга ВАНДЫШЕВА

ВОПРОС ДНЯ

Могут ли родственники работать вместе?

Андрей ВОРОБЬЕВ, депутат Госдумы:

- Да, и вполне успешно. Скажем, в бизнесе. Опыт доказывает, что семейный бизнес - самый прочный. На госслужбе случаев семейственности тоже хоть отбавляй. Можно вспомнить и Бушей, и французского президента Миттерана, у которого дочь была советником. Что касается России, то у нас правила игры диктует закон: родственник на госслужбе не должен подчиняться родственнику-начальнику.

Юрий СТОЯНОВ, соведущий телепередачи «Городок»:

- У нас в стране еще в советское время был один любопытный прецедент. Когда Шеварднадзе пришел к власти в Грузии, он запретил детям врачей поступать в мединституты, детям юристов - на юрфаки и так далее. По-моему, величайшая глупость. Потому что в профессиональной среде я лично династии приветствую. Госслужба - другая история. Поэтому поступок Сердюкова я одобряю.

Виктор ИЛЮХИН, депутат Госдумы:

- Я - против. В наших верхних эшелонах власти даже без прямого родства одна семейственность. Кадры подбираются по принципу знакомства, совместной учебы... Такое впечатление, что, кроме Петербурга, других городов нет. Хотя талантливые управленцы есть и в других регионах.

Лолита МИЛЯВСКАЯ, певица, телеведущая:

- Скажу по секрету: я никогда не возьму родственника на работу. Я уже отказала первому мужу, двоюродному брату и племяннику. Потому что родственникам очень сложно предъявлять претензии. А опыт работы с Цекало меня научил и очень жестко контролировать финансы. Потому что родственники могут еще и тырить.

Мария АРБАТОВА, писательница:

- Родственные отношения во власти - это азиатская модель, способствующая коррупции. К сожалению, у нас очень многие чиновники бесстыдно тянут в политику или бизнес свою родню. В связи с этим я очень приятно удивлена, что Сердюков так по-европейски отреагировал на назначение тестя премьер-министром.

Леонид ИГНАТ, директор по информационной политике Альфа-банка:

- В сфере бизнеса семейственность можно только приветствовать. Семейные бизнесы очень часто успешны и распространены и в Америке, и в Европе, и теперь в России, где вопрос доверия - ключевой.

Татьяна, читательница сайта KP.RU:

- Возможна работа вместе, если люди честные и порядочные. Думаю, Сердюков должен остаться.