Общество21 февраля 2018 17:36

Полеты на гробах

Летчики вынуждены поднимать в небо рухлядь. Недовольных увольняют

Пермь. Старенькая гостиница «Полет». Здесь отдыхают экипажи иногородних авиакомпаний.

- В советские времена, - рассказывают старослужащие гостиницы, - представить, чтобы пилоты могли бы себе позволить хотя б чуток выпить было немыслимо!

- А что, сейчас шибко пьют? – спрашиваю.

Собеседники туманно так уклоняются от прямого ответа:

- Ну не то, чтобы очень, но дисциплина у авиаторов сильно упала. Особенно эти плохо себя ведут (называют две известные авиакомпании – не «Аэрофлот»).

- Но как же они проходят предполетную медкомиссию?

- Да кто ж их знает?

- В прежние времена, - вспоминают служащие, - летчики друг перед другом расхваливали свои машины. А теперь разговоры их жутко слушать. Мы все, говорят, на гробах летаем! И все мы смертники!

Мне, разумеется, хотелось поговорить на эту тему и с дирекцией пермского аэропорта, но здешняя охрана от журналистов в лице пресс-службы совершенно непробиваема. И я пошел в летный состав:

- Что вы думаете о разбившемся «Боинге»?

- Летчики не виноваты! – в один голос заявляли коллеги погибших и выдвигали свои версии.

Понимаю, дело неблагодарное тиражировать домыслы, пусть и профессионалов. Но покудова следствие не скажет последнего слова, нам от этих домыслов никуда не уйти.

Картина из нашего разговора с приставкой «ЯКОБЫ» вырисовывалась такая. Роковой лайнер еще за несколько дней до своей гибели при заходе на посадку провалился на 400 метров, то есть, резко потерял высоту. Причины могли быть разные: как воздушная яма, так и технические проблемы – что более вероятно. А в тот свой последний день самолет должен был вылететь из «Шереметьево» еще утром, но почему-то его перенесли на вечерний рейс. Возможно, из-за поломки и ее устранения, но, может и по другим причинам.

При посадке в Перми история с провалом видимо повторилась, может и не один раз. Пилоты, понятно, газанули наверх. В двигателе мог случиться помпаж – чрезмерная подача топлива и взрыв мотора. В этом месте мои собеседники поспорили между собой. Один убеждал, что такое исключено, другой настаивал – если двигатель, или его системы были аварийные, то помпаж мог случиться запросто. Они еще много о чем там спорили, но то, что правый двигатель отказал, это сообщила и комиссия. Его нашли сильно «обугленным».

Но почему самолет не вылетел на одном моторе, как это предусмотрено в аварийных случаях?

Если движок взорвался, то осколок мог пробить топливный бак и зажечь горючее. Тут пилоты тоже поспорили. Но очевидцы, известно, видели шлейф огня от падающего самолета. К тому же роковой лайнер наполнен был топливом под завязку, и в его баках на момент посадки было более пяти тонн горючего. Причина та, что в Москве керосин дешевле, чем в Перми. Будь самолет полегче, может и вытянул бы на одном движке?

Еще раз оговоримся, что это всего лишь одна из версий, бытующих в пилотской среде.

В то же время высокий чиновник из следственных органов сказал мне в неофициальной беседе, что ему о провале самолета на 400 метров ничего не известно. Однако информация интересная, она могла бытовать лишь среди своих, но не оглашаться во избежание расследования. Потому ее следует изучить. Вот тем и полезны иные газетные версии. Полной ясности в этом деле пока что нет. Но имеются вопросы по качеству топлива. Пока не доказано, что самолет загорелся в воздухе. А очевидцы падающего самолета могли принять за пожар огни его мощных фар. Время-то было темное, облачность низкая.

На сегодня не исключается и частичная вина пилотов, которые, блюдя честь компании, могли утаить какие-то неполадки лайнера перед взлетом. И даже в момент аварии они, похоже, что-то не договаривали. Может, по той же причине – чтобы не подставлять компанию и надеясь, что пронесет.

В нынешней авиации, особенно в мелких и бедных авиакомпашках, которые летают на утиле, принципиальных пилотов не держат. Про то сообщают сами ж летчики. «Говорю: начальник, двигатель барахлит! А он отвечает: да я в Африке на таких на гробах летал, что тебе и не снилось! Боишься? Пиши заяву, другого найдем!»

В общем, очень-таки по-российски.

Если серьезные специалисты и сведущие в этом деле люди захотят нам изложить важную информацию, просьба откликнуться на сайте «Комсомольской правды» или позвонить в пермскую редакцию «Комсомолки» по телефону: (342) 260-16-05.

КСТАТИ

Следствие не исключает вину пилотов

Экипаж «Боинга» до сих пор не признали потерпевшими

Пока продолжается расследование катастрофы, командир и второй пилот разбившегося «Боинга» не могут считаться потерпевшими.

- Они не будут признаны потерпевшими, пока следствие не исключит их вину в авиакатастрофе, пока не выяснится, что они сделали все от них зависящее и делали все правильно, - заявила руководитель пресс-службы Уральского следственного управления на транспорте СКП РФ Ирина Саркисян.

- Раньше таких откровенных жестких заявлений никогда не делалось, - рассказал корреспонденту «КП» специалист по безопасности полетов Виктор ТИМОШКИН. - Всегда следствие дожидалось выводов авиационной комиссии. Увы, это наводит на нехорошие мысли. Например, о том, что следствие потихоньку подводит общественность к мнению, что виновны в катастрофе исключительно пилоты...