Премия Рунета-2020
Москва
-14°
Boom metrics
Происшествия28 марта 2012 22:00

Два года назад прогремели взрывы в московском метро: Мама погибшей во время теракта девушки ведет ее дневник в соцсети

29 марта 2010 года с интервалом в 40 минут на станциях столичного метро «Лубянка» и «Парк культуры» подорвались террористки-смертницы. Тогда погибли 40 человек, 88 получили ранения [обсуждение]

Накануне второй годовщины трагедии мы пообщались с очевидцами этого кошмара и родными жертв, чтобы узнать, как изменились их судьбы за эти два года.

ДВА МЕСЯЦА ЧЕРЕЗ «ЛУБЯНКУ» СТАРАЛИСЬ НЕ ЕЗДИТЬ

Взрыв в поезде метро на станции «Лубянка» прогремел в 7.56.

- Он был такой силы, что мы даже в помещениях наверху почувствовали ударную волну, - говорит уборщица Татьяна Смирнова. - Люди уже заполнили эскалаторы. Бросилось в глаза, что кричали только испуганные дети: «Мама, что случилось? Папа, что это?» Взрослые с круглыми от шока глазами не знали, что отвечать.

Тогда 24 человека погибли на месте. Еще трое скончались в больницах.

- Первые два месяца здесь было жутковато: очень мало людей, многие как будто боялись, что взрыв повторится, - продолжает Татьяна. - Видимо, даже если ехали на «Лубянку», выходить наверх предпочитали на соседних станциях.

29 марта на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» вновь соберутся родственники погибших и те, кто в 2010 году выжил после ранений.

29 марта на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» вновь соберутся родственники погибших и те, кто в 2010 году выжил после ранений.

Через 43 минуты взрыв прогремел на станции «Парк культуры»...

- Примерно через месяц после трагедии здесь мужчине плохо с сердцем стало, прямо на платформе, - вспоминает дежурная по станции Ирина Федоровна. - Я его в дежурку нашу завела. «А я ведь тогда здесь под осколки попал...» - он так сказал. Он все это время пролежал в больнице и возвращался после выписки. Решил посмотреть на место взрыва.

На мраморных колоннах и сейчас можно отыскать дырки, выбитые нарубленной арматурой и болтами, которыми была начинена бомба. Впрочем, проходящие мимо пассажиры на щербатый мрамор никакого внимания не обращают. Люди быстро забывают о плохом. Но только не те, кого напрямую коснулась беда.

«СПАСИБО, ЧТО ТЫ ЕСТЬ У МЕНЯ»

Последние два года для Марины Акимовой пролетели как один страшный сон. В теракте на «Лубянке» она потеряла единственного близкого человека - 17-летнюю дочь Таню.

Но и сейчас на страничке девушки в социальной сети регулярно появляются ее старые фото, видео, снятое когда-то друзьями... Блогом дочери теперь занимается Марина. Страничку самой Марины невозможно читать без щемящей боли в сердце. «Моему ангелочку 19 лет! Я самая счастливая мама во Вселенной! Спасибо, что ты есть у меня! Очень лю! Скучаю!» - пишет женщина, словно ее дочь жива, просто куда-то ненадолго уехала.

Дочь Таню Марина Акимова (справа) воспитывала без  мужа. После теракта на «Лубянке» она  осталась совсем одна...

Дочь Таню Марина Акимова (справа) воспитывала без мужа. После теракта на «Лубянке» она осталась совсем одна...

И все это время Марина Акимова пытается добиться, чтобы на «Лубянке» появилась памятная табличка о жертвах теракта.

- Нам ведь обещали ее установить, - говорит женщина. - Я создала инициативную группу родных жертв терактов в метро, мы обращались в метрополитен, оттуда нас отправили в Тоннельную ассоциацию, потом в Департамент культуры столицы, потом почему-то пришло письмо с отказом из Департамента торговли. Всюду нас футболят. Объясняют, что такая табличка будет пугать пассажиров метро. Это странно: после теракта на «Автозаводской» (в феврале 2004 года - 41 погибший, более 250 раненых. - Прим. авт.) мемориальная доска появилась.

Сегодня Марина вновь приедет на «Лубянку», чтобы встать напротив того самого второго вагона из центра, где погибла ее Таня.

- Надеюсь, хотя бы этого права у меня никто не отнимет и не прогонит. Я хочу, чтобы у других людей, которые погрязли в бытовой суете, случилась переоценка ценностей. Чтобы, приходя домой, каждый не забивал себе голову тем, что не успел купить 141-ю пару обуви, а просто обнял самых близких своих людей.

На каждый праздник Марине через Интернет приходят десятки поздравительных писем со всей страны.

- После теракта в метро я искала в социальных сетях родных людей, которые погибли, - говорит школьница Виктория Макарова. - Мне просто хотелось их поддержать. Так я познакомилась с Мариной, Таниной мамой. Теперь мы общаемся. Память о Тане - это то, что помогает Марине жить.

МАЛЬЧИКА, ПОТЕРЯВШЕГО РОДИТЕЛЕЙ, ВОСПИТЫВАЕТ ОДНА БАБУШКА

Маленький Данилка до сих пор не может забыть родителей: маму, которая погибла в теракте, и папу, разбившегося двумя годами ранее в аварии.

Маленький Данилка до сих пор не может забыть родителей: маму, которая погибла в теракте, и папу, разбившегося двумя годами ранее в аварии.

Маленькому Данилке в апреле исполнится 10 лет. На «Лубянке» погибла его мама Юлия Щукина. За два года до этого мальчик лишился отца: он разбился в аварии. Единственный близкий человек - бабушка Надежда Николаевна.

- Я оформила над Даней опекунство, - говорит женщина. - Так и живем вдвоем. Два года прошло, но боль никуда не делась. Даня помнит и папу, и маму, постоянно рассказывает, как скучает. Я стараюсь его отвлечь - внук ходит в спортивную секцию, занимается английским языком. Но ребенок до сих пор не вышел из жуткого стресса. Все это время нам приходится ходить к психологу.

После трагедии Надежда Николаевна перешла на работу на полставки, чтобы успевать забирать Даню из школы, водить его по кружкам. Денег семье катастрофически не хватает, за все занятия нужно платить.

- Да, после гибели Юли нам выплатили компенсации, но львиная доля ушла на похороны, памятник, - плачет женщина. - На днях я уволилась с работы, хотя мне еще год до пенсии. Работодателю нужен человек на полный день, а я не могу бросить Даню. У меня проблемы со здоровьем, но мое единственное желание - поставить Даню на ноги. Не знаю, как будем теперь выживать. Есть сбережения, но этого надолго не хватит.

Если кто-то хочет оказать семье посильную помощь - контакты Надежды Николаевны есть в редакции.

«ПАПА УГОВОРИЛ НЕ ЕХАТЬ С НИМ В ТО УТРО»

Капитан первого ранга Виктор Гинькут, замначальника тыла Черноморского флота, в Москву прилетел в командировку всего на один день. В то роковое утро он ехал в Генштаб. Станция «Парк культуры» стала для него, к сожалению, конечной. А ведь вместе с ним в то утро могли быть еще и жена с дочкой.

Капитан первого ранга Виктор Гинькут в марте 2010-го прилетел в  Москву в комадировку на один день.

Капитан первого ранга Виктор Гинькут в марте 2010-го прилетел в Москву в комадировку на один день.

- Родители прилетели 28-го поздно вечером и сразу поехали в гостиницу на «Фрунзенской», - рассказывает дочь военного Виктория. - Я тогда училась в Москве, и мне очень хотелось встретиться. Собиралась приехать к ним в гостиницу, остаться там ночевать, чтобы утром отправиться на учебу. Но папа сказал, что ему нужно подготовиться к встрече с командованием. Пообещал, что увидимся вечером. Мама собиралась поехать с ним, прогуляться по центру, но он очень быстро собрался и уехал один.

Когда стало известно о взрывах, Виктория и ее мама пытались дозвониться до Виктора. Но тщетно.

- В тот день мама чуть ли не пешком обходила морги, потому что большинство людей уже боялись ехать в метро, общественный транспорт был переполнен, а таксисты заламывали бешеные деньги, - продолжает девушка. - О том, что папа погиб, мы узнали только в 11 вечера. Папины сослуживцы нам просто боялись сообщать...

После окончания учебы Виктория вернулась домой в Севастополь, но с ее дипломом по русской филологии найти на Украине работу оказалось непросто. Девушка вернулась в Россию.

- Но в Москве жить не смогла, - рассказывает Виктория. - Когда в метро спускаешься, сразу накатывают воспоминания о папе... Трудно смириться с тем, что его больше нет. Друзья папы очень помогают. Его многие уважали и любили. Уже два года прошло, а они до сих пор звонят, предлагают помощь, кто-то даже деньги. Мы с мамой отказываемся, но все равно такая поддержка очень важна.

СПРАВКА «КП»

Шестеро уничтожены, остальных ищут

- Установлены все организаторы и исполнители терактов в метро, - рассказал «КП» официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин. - Смертницы приводили в действие взрывные устройства именно в момент остановки поезда, когда и в вагонах, и на платформах сосредоточивалось наибольшее количество людей.

28-летняя Мариам Шарипова взорвала себя на «Лубянке» (мощность бомбы - 4 кг в тротиловом эквиваленте). 17-летняя Дженнет Абдурахманова подорвалась на станции «Парк культуры» (мощность бомбы - около 2 кг тротила).

В апреле 2010-го в бою с федералами убит Али Исагаджиев, который контролировал Абдурахманову в момент взрыва.

Основным же организатором взрывов в метро следственные органы назвали лидера ваххабитского подполья Магомед-али Вагабова. В августе 2010 года он был уничтожен в ходе спецоперации ФСБ в Дагестане. Вместе с ним погибли еще четверо боевиков (Гаджи Алиев, Мурад Щащаев, Шамиль Магомеднабиев, Ахмед Рабаданов), причастных к организации терактов.

- Но расследование продолжается, есть данные о причастности к терактам и других людей, - сообщил Маркин. - Их ищут.

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ

«ЧП больше нет - значит, выводы по безопасности сделаны»

Анатолий КУЛИКОВ, бывший министр внутренних дел (1995 - 1998):

- Сделали ли наши спецслужбы выводы после терактов в московском метро? Мне кажется, ответ очевиден: взрывов больше нет.

Олег НИЧИПОРЕНКО, главный аналитик Национального антитеррористического фонда России:

- Мы не можем обезопасить себя от терактов на все 100 процентов. Это в принципе невозможно. Настоящий специалист никогда не скажет вам, какие конкретные меры нужно принять, чтобы предотвратить угрозу. Потому что с одной стороны стоят люди, которые занимаются безопасностью общества, а с другой - те, кто будет рад послушать, каким образом их собираются обезвредить. Уверен, что определенные усилия нашими силовиками после взрывов на «Лубянке» и «Парке культуры» предприняты. Но они для того и предпринимаются, чтобы их не афишировать.

Официально

В вагонах теперь видеокамеры, кинологов стало больше

- Сейчас идет активный процесс установки камер видеонаблюдения в вагонах метро, - рассказывает глава отдела оперативного реагирования УВД на Московском метрополитене Андрей Мохов. - На Сокольнической и Кольцевой линиях система уже полностью отлажена, у нас есть картинка из любого вагона. Сейчас такая же работа ведется на других ветках метро.

Количество полицейских в подземке осталось прежним, хотя в целом штат сотрудников МВД был сокращен. В разы выросло количество кинологов с собаками. Раньше в смену выходило 4 - 5 натасканных на взрывчатку животных, теперь - до 30. Сейчас наша кинологическая служба - это 60 собак, в планах - увеличить до 500, строится новый питомник в Солнцеве.

Почти на каждой станции метрополитена установлены рамки, бОльшая часть сотрудников имеют ручные металлоискатели. Наши сотрудники в часы пик досматривают подозрительных лиц. Благодаря этим мерам мы сегодня обнаруживаем у пассажиров метро травматики, газового оружия, ножей в разы больше, чем раньше.

МНЕНИЕ МЕДИКА

Люди стыдятся обращаться к психологам

Готовя этот материал, мы связывались с родственниками погибших. Большинство из них даже спустя два года после теракта находятся в глубочайшей депрессии. Человеческое горе понятно, но, может быть, в свое время этим людям просто не оказали на должном уровне психологическую помощь? С этим вопросом мы обратились к Анне ПОРТНОВОЙ, главе отдела неотложной психиатрии и помощи при чрезвычайных ситуациях Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского.

- Обычно реакция на потерю близкого - около года, - говорит специалист. - Потом человек все-таки должен для себя принять эту потерю и продолжать жить. Поймите, что психолог не может начать работать с пациентом без его согласия. Если же человек обращается за помощью, ни один специалист его, конечно, не бросит. Но у нас в стране, к сожалению, обращаться к психологам как будто зазорно. С чем это связано? Причин много. Во-первых, россияне в отличие от граждан западных стран не уделяют должного внимания своему здоровью. Вы ведь сами знаете, что у нас зачастую практикуют самолечение. Во-вторых, в нашем обществе неверное отношение к психиатрам. У нас даже психиатрическая лечебница называется негативным словом «психушка». Людям кажется чем-то постыдным, если они или кто-то из их близких попадает в такое заведение. Поверьте, лучше обращаться к специалистам, чем пытаться выйти из депрессии самостоятельно. Если кому-то понадобится психологическая помощь, наш телефон:

8 (495) 637-70-70.

Нужна ли в метро мемориальная доска памяти жертв терактов? Ждем комментариев!