Boom metrics
Экономика27 мая 2015 22:00

Как в Сибири закалялась сталь

10 фактов о металлурге Анатолии Филатове
Владислав КОНАКОВ
Знаменитый промышленник со своим учеником Олегом Бударгиным, ныне генеральным директором группы компаний «Российские сети». Фото: личный архив Александра Харитонова.

Знаменитый промышленник со своим учеником Олегом Бударгиным, ныне генеральным директором группы компаний «Российские сети». Фото: личный архив Александра Харитонова.

Спроси сегодня — знаешь, кто такой Филатов? - и девять из десяти скажут, что это был такой киноартист или телеведущий. Для заполярного же Норильска с этой фамилией связана целая эпоха. Для отечественной цветной металлургии Филатов — тоже эпоха, человек-символ. Для крупнейшей компании «Норильский никель» Филатов — не просто первый директор ОАО, но человек, которому компания обязана многим. Человек-легенда, человек-символ, человек-эпоха. Причем эпоха совсем недавняя, многие из тех, кто застал Анатолия Васильевича Филатова, до сих пор работают. А самому ему исполняется 80 лет.

1. Провинциал.

Анатолий Васильевич Филатов родился в 1935 году в многодетной семье, в городе Ельце. Елец — это маленький, можно сказать, крошечный городок в глубине Липецкой (а прежде — Воронежской) области. Когда-то именно здесь остановили войско Тамерлана, которыйшел покорять Москву. Здесь родились и жили писатель Михаил Пришвин, первый российский нобелевский лауреат Иван Бунин, композитор Тихон Хренников, художник Николай Жуков. А теперь еще к списку великих ельчан добавился Анатолий Филатов — пожалуй, первый за всю восьмивековую историю Ельца всемирно знаменитый металлург, руководитель, академик, инженер. Нужно непременно побывать в Ельце, чтобы понять, как мощно в советские годы работали «социальные лифты» - паренек из елецкой школы Толя Филатов поехал поступать в Москву, чтобы спустя сколько-то лет встать во главе крупнейшей в мире металлургической компании.

2. Романтик.

Анатолий Филатов приехал в Норильск в 1957-м, распределившись после окончания Московского института тонкой химической технологии. Он легко мог остаться в столице, но выбрал север добровольно. Несмотря на то, что Норильск в те годы только-только перестал быть Норильским лагерем, ему еще предстояло стать обычным городом. Это, конечно, чрезвычайно важный штрих к биографии Анатолия Филатова — где именно и в каких условиях начиналась его карьера. Мороз, бытовая неустроенность, бывшие лагерники в бригаде, сплошные трудности. Требовались невероятные усилия, чтобы наладить в этом городе нормальную человеческую жизнь. И для этого нужны были такие, как Филатов, молодые романтики, готовые ехать в глушь, в арктический климат, в неизвестность, чтобы исполнить свою мечту. А поколение, к которому принадлежит Филатов, мечтали о том, чтобы переустроить свою страну, сделать ее лучше, созидать новую, умную, теплую, красивую и справедливую жизнь. Это позволяет многое понять и в личности Филатова, и в специфике того далекого времени. Сейчас таких романтиков уже нет.

3. «Землемер».

Первые 15 лет своей норильской жизни Филатов работал на Никелевом заводе, это самый старый из норильских заводов. Прошел все ступени служебной лестницы — от рядового плавильщика до начальника цеха. Сегодня успешность человека оценивают по его карьерным достижениям, а тогда — исключительно по трудовым. И тут Анатолия Филатова не упрекнешь в том, что он делал кабинетную карьеру. Как-то на юбилее одна женщина, проработавшая на Никелевом почти полвека, увидела Филатова на трибуне и ахнула на весь зал: «Да это же наш Землемер!». И пояснила: когда она только пришла на завод, был у них молодой мастер, который всю смену обходил огромный цех, проверял работу всех участков. Ходил и ходил, заложив руки за спину, наклонив мощный корпус вперед, мерял цех широкими шагами. В любую минуту можно было увидеть в глубине цеха его неутомимую бессонную фигуру. Рабочие, которые никогда раньше не сталкивались с такой исключительной добросовестностью, мастера за это сильно уважали и так и прозвали его добродушно — Землемер.

А чтобы понять, что Филатов не просто ходил, а по-настоящему работал, давайте вспомним, что он Герой Социалистического труда и кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени, «За заслуги перед Отечеством» III степени). Редкостный трудяга. Свой первый орден (Трудового Красного Знамени) он получил одновременно с Норильском — в 1971 году орденами наградили и город, и тех, кто лучше всех работал. Среди них был и инженер Никелевого завода Анатолий Филатов.

4. Инженер.

Инженер, в первую очередь — это не профессия и не строчка в штатном расписании. Настоящий инженер — это тип мышления, склад ума, особый взгляд, позволяющий в окружающем мире, заводе, цехе разглядеть недоработки, узкие места. Инженер — это человек, способный неутомимо улучшать окружающий мир. Филатова многие люди, которые работали с ним, называют инженером гениальным. 23 авторских рационализаторских изобретения, которые сегодня работают на металлургических заводах (причем не только в Норильске, и даже не только в России). Звание академика Российской инженерной академии. Говорят, что в кругу инженеров Филатов жалеет, что не все из своих разработок успел внедрить. Но и 23 внедренных изобретения — это производит впечатление на знающих людей. Причем речь идет о серьезных разработках. Когда Анатолий Филатов был уже главным инженером Норильского комбината, благодаря ему удалось «пробить» строительство в Норильске крупных промышленных комплексов, работающих на так называемой плавке Ванюкова. Поясним для далеких от техники: мировая металлургия — одна из самых консервативных отраслей, там работают технологии, некоторые из которых придуманы тысячи лет назад. Внедрить новую плавку, новый метод преобразования вещества — это невероятно сложно. Сам Ванюков, автор технологии, не мог этого сделать сорок лет. И если бы не поддержка Филатова, плавка Ванюкова могла остаться как красивая теория. Если искать аналогии с наукой, это все равно, что сделать изобретение, за которое потом дадут Нобелевскую премию. И жаль, что металлургам Нобелевки не дают.

5. Руководитель

Все, кто работал с Филатовым, отмечают — он способен за несколько минут разобраться в ситуации и принять единственно верное решение, безупречное и в техническом, и в организационном плане. В 1979 году Норильск постигла полномасштабная техногенная катастрофа — из-за аварии на газопроводе весь город остался без тепла. Совещания у главного инженера комбината Филатова (он был руководителем штаба по ликвидации аварии) шли практически непрерывно. На одном из них обсуждали проблему: теплостанцию топили мазутом, автоматические задвижки не справлялись, новые не могли завезти из-за непогоды, а ставить ручные механики не рисковали — нарушение инструкций. Филатов выслушал, подумал, взял лист бумаги, нарисовал на нем схему обвязки теплостанции, написал «ручные задвижки», поставил дату и расписался. Если бы ручные задвижки не справились — эта бумага стала бы ему приговором. И он это прекрасно знал. Или случай, когда во время ремонта плавильной печи лопнула серьга, это такая штука сложной формы. И ладно бы случилось это в будний день, но это произошло за два часа до нового 1977 года. Филатов приехал в цех прямо из-за праздничного стола, собрал совещание, организовал аварийную бригаду, вызвал сварщиков... Сам оставался на месте, пока не доложили: все в порядке.

1988 год. Филатов стал директором комбината. Фото: архив газеты «Заполярная правда».

1988 год. Филатов стал директором комбината. Фото: архив газеты «Заполярная правда».

6. Избранный.

В конце 1980-х Горбачев придумал директоров предприятий избирать – мол, каждый руководитель обязан пройти «горнило народного доверия». В 1988-м устроили выборы на Норильском комбинате. На финишную дистанцию тогда вышли два кандидата — начальник управления из министерства и главный инженер комбината Анатолий Филатов. По числу голосов победителем признали Филатова. И по сей день Анатолий Филатов остается единственным за все 80 лет директором Норильского комбината, который пришел на должность в результате народных выборов.

7. Концерн.

То, что сегодня существует акционерная компания «Норильский никель», одна из российских «голубых фишек», мировой лидер в своей отрасли — тоже, в общем, немалая заслуга Филатова. Потому что именно он придумал, какой должна быть эта компания — конфигурацию, структуру, миссию.

Для наших дней эта история звучит почти как анекдот. В конце 1980-х объединили два союзных (тогда еще был Советский Союз) министерства — черной и цветной металлургии. Министром стал «черный» металлург, в пику которому «цветные» металлурги решили создать концерн «Норильский никель». Анекдот не анекдот, но участникам тех событий было не до шуток: убедить объединить в один концерн все разбросанные по России предприятия, работающие на норильском сырье, не дать ему «уйти под министерство» - с точки зрения аппаратной борьбы это, поверьте, было настоящим подвигом. Филатов создал первый в отечественной металлургии промышленный холдинг, отстоял комбинат, и благодаря ему сегодня у России есть никель-кобальтовая и медная отрасли. Его убеждали, что надо создавать ТПК, территориально-промышленный комплекс, громоздить вокруг Норильского комбината еще несколько мини-норильсков, и нормальный советский директор так бы и сделал, чтобы стать «супердиректором». Позже все такие комплексы разорились, потому что в мире синергия идет от сложения активов, а не от строительства мегакомплексов из хозяйственных «кубиков». Филатов оказался невероятно прозорливым, предпочтя отраслевой принцип кооперации территориальному. Отраслевой — это капиталистический, рыночный путь, территориальный — это советский, социалистический плановый. Как, каким чудом у советского руководителя получилось создать капиталистическое, по сути, предприятие в рамках советской экономики? Может быть, одна из загадок новейшей истории.

8. Кризис

В 1994 году «Норильский никель» из госконцерна стал открытым акционерным обществом, и первым директором ОАО стал Анатолий Филатов. Огромный градообразующий комбинат ринулся в бурные волны рыночной экономики — и вскоре выяснилось, что поставщики требуют оплаты в твердой валюте, на мировом рынке металлов спад, цены на материалы выросли в десятки раз, производство сокращается... При этом на налоги «Норильского никеля», как кукушата в гнезде, претендовали четыре бюджета и два субъекта Федерации, никто не отменял социальных обязательств комбината (например, все выплаты северных надбавок шли из прибыли предприятия) и речь шла об имидже Норильска как одного из самых благополучных городов страны, который, как ни крути, а благодаря Филатову удалось-таки сохранить. Несмотря на массовые забастовки, на щелкающие зубами профсоюзы, на угрозу банкротства, на техногенные аварии (в 94-м накануне полярной зимы взорвалась турбина, подававшая тепло в город). Филатов отвечал за все. Одни ненавидели его, для других он был единственной надеждой. Это был опыт, аналогов которому в мировой истории менеджмента — единичные случаи. Опыт капитана «Титаника», чей корабль протаранил айсберг, а он привел его в порт. Если бы Анатолий Филатов написал сегодня учебник по кризисному управлению предприятием — это был бы, поверьте, бестселлер.

Анатолий Васильевич Филатов не любит вспоминать 90-е. Несмотря на то, что он курит как паровоз, память у него феноменальная. Он помнит по имени-отчеству всех людей, с которыми работал. Он наизусть цитирует документы, которые разрабатывал еще в советские времена. Он по памяти называет технические спецификации и может в мельчайших подробностях рассказать историю каждого промышленного предприятия Норильска. Но вот 90-е вспоминать не любит.

9. Память.

Зато Норильск очень хорошо помнит, что сделал для него Анатолий Филатов в 1990-е, будучи директором «Норильского никеля». Тогда, чтобы спасти производство, остановили все социальное строительство, законсервировали все недостроенные дома в городе — и все равно денег катастрофически не хватало. И только два объекта были построены в эти самые тяжелые для Норильска годы. Потому что их курировал лично Филатов. Это городская больница на тысячу коек в поселке Оганер и храм иконы Всех Скорбящих Радость. Больница — самая большая в мировом Заполярье, третья такая больница в Советском Союзе, ее построила хорватская компания «под ключ», в краевом центре до сих пор нет ничего подобного.

А с храмом была интересная история. В начале 90-х, когда Филатов уже был директором комбината, в Норильск приехал митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. В Норильске тогда не было своего храма, верующие собирались на службы в квартирах. И Питирим тогда сказал, что храм станет благодарственным даром страданиям всех людей, построивших Норильск. Видимо, эти слова тогда запали в душу директору комбината, потому что Анатолий Филатов тут же дал Питириму слово, что храм в Норильске будет построен. И обещание сдержал. Храм Всех Скорбящих Радость внесен в летопись Сибири как первый православный храм за Полярным кругом. А Филатова наградили золотой медалью святого благоверного князя Даниила Московского “За труд во славу святой церкви”. Это редкая церковная награда. И в официальных биографиях Филатова о том, что он ее имеет, почему-то не упоминается.

10. Эпоха

Сам Анатолий Васильевич Филатов в Норильске сегодня бывает в основном по двум поводам: приезжая на очередной юбилей и каждый год - на охоту и рыбалку. Его здесь не забывают. В Норильске вопрос о том, кто такой Филатов, вызовет бурю воспоминаний. Анатолий Филатов давно стал частью городской мифологии. Вам обязательно расскажут, что была в советское время такая традиция — чтобы директором комбината становился металлург непременно с Никелевого, с первого завода, построенного в Норильске. И что на Филатове эта традиция закончилась — все последующие директора были выходцами с других, более новых заводов. Вам непременно расскажут, что Филатов так и остается единственным директором, которого на высокий пост избрали путем всеобщего голосования. Что это единственный директор, построивший в Норильске храм. Что это, наконец, единственный в истории компании директор, родившийся в один год с Норильским комбинатом — оба они, человек и комбинат, отметят 80-летний юбилей в этом году. Это, впрочем, совпадение, но трудно не увидеть здесь важного символического сходства. Для Филатова Норильск — главное в жизни, и для Норильска Филатов — очень важная часть его истории.