Общество27 января 2017 1:00

Счастливая семья или бизнес на детях?

Скандал вокруг зеленоградской семьи Светланы и Михаила Дель, у которых изъяли 10 приемных детей, не стихает третью неделю
Николай ГРОМОВ
На фото в соцсетях в семье у Светланы все выглядит благополучно, но так ли это на самом деле? Фото: instagram.com/svetkaaa2012

На фото в соцсетях в семье у Светланы все выглядит благополучно, но так ли это на самом деле? Фото: instagram.com/svetkaaa2012

Но эмоциональная и драматическая сторона истории не может и не должна заслонить объективные факты, результаты расследования и мнения специалистов - на кону судьба живых реальных людей, детей. Не все в этой истории однозначно.

Случилось все, напомним, 10 января. В этот день воспитатели детского сада заметили у одного из приемных малышей супругов Дель - шестилетнего мальчика - следы побоев. У ребенка были синяки на попе, пояснице, кровоподтек на шее. Педагоги вызвали полицию, а стражи порядка обратились в органы опеки. В разговоре с ними в присутствии психолога мальчик пояснил, что папа наказал его за драку. Другие дети Дель, посещающие садик, подтвердили, что приемный отец их бьет.

- Кроме того, воспитатель рассказала: ребята Дель всегда голодные, просят добавку, ходят в одной и той же очень скромной одежде, - говорят в Департаменте соцзащиты Москвы. - Она делала замечание родителям, чтобы одели малышей по сезону. Но ситуация не изменилась.

Представители опеки и полицейские выехали по месту жительства семьи.

- В квартире обнаружили грязную посуду, ребята спали в несвежих постелях, один мальчик лежал на нижнем ярусе кровати, практически на полу, - сообщили потом в столичном Департаменте соцзащиты. - Но самое критичное: дома не было препаратов, которые строго по минутам должны принимать восемь приемных ребят, которые с рождения больны ВИЧ. В результате было принято решение об изъятии детей.

В тот день полиция и опека забрали у Михаила и Светланы 10 из 12 приемных ребят, которые на тот момент у них воспитывались. Есть у них еще трое, но те уже совершеннолетние и живут отдельно. Кровного трехлетнего сына у родителей не изъяли. Восемь ребят, больных ВИЧ, поместили в больницу, они получали всю необходимую помощь. Еще двоих - в реабилитационный центр.

Надо признать, что ситуация с самого начала шокировала и самих чиновников всех рангов. В то, что произошло, просто не хотелось верить. Михаил и Светлана Дель брали ребят из интернатов на протяжении 12 лет. В общей сложности приняли 15 детей, причем практически у всех очень серьезные проблемы со здоровьем - кроме ВИЧ, есть детки с ДЦП, синдромом Дауна, задержкой развития. Дель регулярно, как и положено, проверяли органы опеки - претензий к семье не было никогда. Она казалась идеальной. Более того, Светлану, как опытную маму, приглашали проводить лекции в школе приемных родителей. Поэтому с самого начала официальные органы были осторожны в формулировках и прогнозах.

- Речь о том, чтобы забирать детей навсегда, сейчас не идет, - заявлял тогда глава Департамента соцзащиты Москвы Владимир Петросян. - Необходимо тщательно во всем разобраться. С ребятами поработают независимые психологи из правозащитных и общественных организаций. На основании их выводов будут приниматься какие-то решения.

Такого же мнения придерживалась уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова. 13 января она встретилась со Светланой Дель. И после беседы сказала, что главное - постараться сохранить семью:

- Надо разбираться, но действовать крайне аккуратно, чтобы не навредить состоянию детей. Ведь все, что происходит, для них сильнейший стресс.

Об этом говорил и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. Все надеялись на лучшее. Но чуда не случилось.

- Группе независимых психологов ребята подтвердили факты применения насилия со стороны приемного отца, - рассказала Анна Кузнецова. - По их словам, он бил их за провинности на глазах у матери. Готовила детям 11-летняя девочка, мама готовила только для себя.

Специалисты проводили с детьми профессиональные тесты. Один из них - нарисовать домик и поместить в него тех членов семьи, кого они сами захотят. И никто из ребят не захотел «поселить» в своем домике приемного отца. Они даже не хотели называть его папой - только дядей Мишей. И говорил, что «дядя - злой».

- Мы сделали все возможное для сохранения семьи, - сообщила в итоге детский омбудсмен Анна Кузнецова. - Разбирали ситуацию объективно, впервые в решении подобных вопросов привлекли некоммерческие организации (НКО). Но оставлять ребят у приемных родителей на данный момент не представляется возможным.

Выводы экспертов подтвердила и проверка правоохранительных органов. В отношении Михаила Деля полицейские возбудили уголовное дело о побоях. Следственный комитет завел дело по факту халатности органов опеки, которые упустили проблемную семью.

- Мы разрываем договор об опеке с семьей Дель, - заявил глава столичного Департамента соцзащиты Владимир Петросян. - У супругов есть и усыновленные ребята. По ним вопрос будет решаться отдельно.

Вместо послесловия

Так что же это за семья? Действительно ли супругами Дель двигало желание сделать счастливыми детей с тяжелыми судьбами? Или - дело в корысти?

Светлана и Михаил (сейчас ей 38, ему 57 лет) до сентября 2014-го жили в Петербурге, там же взяли всех приемных ребят. В Москву переехали после того, как получили долю в трехкомнатной квартире. Но жили они в съемной - арендовали четырехкомнатную в Зеленограде. На всех приемных детей Дель каждый месяц получали по 674 тысячи рублей пособий. А другие доходы, работа? Глава семьи, по официальным документам, предоставленным в органы опеки, - генеральный директор частной телекомпании в Петербурге. Светлана там же числится медицинским редактором программы о здоровом образе жизни. Однако, как выяснили журналисты, бизнес Деля в последние годы терпел убытки. Еще несколько фирм, в которых Михаил пытался наладить свое дело, закрылись из-за долгов. Так неужели приемные дети стали для супругов всего лишь еще одним «бизнес-проектом»? Будем ждать итогов расследования правоохранительных органов. Сами Михаил и Светлана все обвинения отрицают.