2017-06-19T11:16:08+03:00

Оставшиеся у кормушки власти в Литве бывшие комсомольцы рьяно клеймят советское время

В балтийской стране в очередной раз напомнили о массовой высылке жителей в 1941 году
Поделиться:
Комментарии: comments4
14 июня в Литве отмечается День скорби и надежды. Фото: с сайта as03.livejournal.com14 июня в Литве отмечается День скорби и надежды. Фото: с сайта as03.livejournal.com
Изменить размер текста:

Недавно в Литве отмечали траурно-поминальный день (14 июня) в память о первой массовой высылке жителей в 1941 году.

"Как бесчеловечно звучит указ НКВД от 1 октября 1939 года под номером 00122: "О ликвидации антисоветского элемента в Литве, Латвии и Эстонии". [Он] звучит так, как и нацистское "окончательное решение еврейского вопроса". Этот указ позволил оккупантам в июле 1940 года начать массовые аресты и 14 июня 1941 года — массовые ссылки", — передает политический обозреватель BALTNEWS.lt слова главы парламента Виктораса Пранцкетиса со ссылкой на стенограмму траурно-торжественного заседания Сейма Литвы.

Спикер заявил: «Оккупанты хотели нас превратить в глухих и слепых, не слышащих стонов своего народа и без жажды быть свободными...». По его словам, советские репрессивные структуры 14 июня 1941 года согнали в 15 эшелонов 17 500 (в 2016 году в этот день звучала цифра 18 000, в 2013 году – 16 000) человек.

"Учителя, юристы, служащие, фермеры, ксендзы, предприниматели, офицеры, дипломаты, врачи и их семьи в момент ареста стали бесправными, неимущими заключёнными и ссыльными. Без Родины. Без Дома. Отрезанные от близких".

Спикера Сейма поддержал священник, монсеньор Альгирдас Юрявичюс (Algirdas Jurevičius). Духовный отец подчеркнул: так уж сложилась история Литвы, что здесь чаще собираются по скорбным датам, чем по праздничным.

С трибуны парламента Юрявичюс рассказал, как оккупанты разрушали мечты литовцев, но не смогли вытравить в них стремление к западной культуре и западным ценностям.

Консерватор Витаутас Ландсбергис (Vytautas Landsbergis) в интервью национальному радио LRT поведал об инстинктах коммунистических убийц. По его словам, "были слуги Системы, фанатики Системы, полоумные Системы, и они было легализованы Системой. Все они служили античеловеческой машине".

"Шла советизация. То есть, такие изменения в мозгах, при которых люди переставали быть гражданами своей страны", — акцентировал Витаутас Ландсбергис, в 1949 году вступивший в комсомол и приложивший руку к советизации Литвы.

Сегодня он считает, что "нужен Нюрнберг над коммунизмом".

Что характерно, в Литве не вспоминают польскую оккупацию, длившуюся с октября 1920 по сентябрь 1939 года. Потому что Польша – союзник по Европейскому союзу и NATO, региональный стратегический партнёр.

Официальный Вильнюс не говорит и не любит говорить о немецкой оккупации 1941 — 1945 годов. День аннексии нацистской Германией Клайпеды и Клайпедского края 28 апреля 1939 года вовсе не считается траурной памятной датой. Потому что ФРГ – военный гарант безопасности Литвы.

Ну а России, как правопреемнице СССР, достаётся полной мерой..

Любопытства ради посмотрим, кто из названных ораторов был кем во времена "советской оккупации"?

Спикер литовского парламента Викторас Пранцкетис (Viktoras Pranckietis), как сказано в его официальной биографии, был вполне лояльным Советской власти. Не партизан, не распространял прокламаций, а прилежно учился, работал и в 1984 – 1986 годах служил в оккупационной Советской армии.

В 1977—1982 годах учился в Литовской Академии сельского хозяйства, где получил квалификацию учёного агронома. После службы работал ассистентом в Академии сельского хозяйства (1986—1991), в 1988—1991 годах был продеканом факультета этого же престижного высшего учебного заведения.

Неплохая карьера для мальчика (родился 26 июня 1958 года) из глухой деревни Рутяляй Кельмесского района Литовской ССР.

Биографию монсеньора Альгирдаса Юрявичюса (Algirdas Jurevičius) из уважения к его духовному сану трогать не будем.

Но если под словами "оккупанты не смогли вытравить в литовцах стремление к западной культуре и западным ценностям" он имеет в виду, например, ксендза Йонаса Жвиниса (Jonas Žvinys), который в Молетском районе руководил местными палачами, убивавшими в июне 1941 года безобидных евреев, то да — традиции инквизиции и западной культуры были сохранены. И даже приумножены.

О главном консерваторе Литвы Витаутасе Ландсбергисе (Vytautas Landsbergis) даже говорить не хочется. Достаточно одного факта. Он стал активным комсомольцем в те дни, когда его сверстники умирали в литовских лесах за свободу нашей Литвы. А Витаутас в это же время писал в заявлении о вступлении в ВЛКСМ:

"Красная армия освободила мою семью и всю Литву…".

Уже будучи комсомольцем, говорят, выдал органам своего одноклассника Алоизаса Сакаласа.

Молоденькая консерватор Радвиле Моркунайте-Микуленене (Radvilė Morkūnaitė-Mikulėnienė), 1984 года рождения, тоже в зале Сейма клеймила и оккупантов, и репрессивные советские структуры, которые не давали Литве свободно дышать.

Девушка, между тем, выросла в семье красных профессоров. Мама и папа создавали национальный этнографический (народного быта) музей под открытым небом в Румшишкес, на берегу Каунасского искусственного моря.

Перед глазами стоит трогательная картинка: родители консерватора Моркунайте ночами в тайне от Советской власти огораживают огромную территорию и на собственном горбу перевозят в эти живописные места деревянные дома, здание почты, здание школы, амбары, трактиры, сараи, мельницы, кузни, колодцы, конюшни и прочие атрибуты деревенской и местечковой жизни со всей Литвы.

Они героически ведут тайную войну против оккупантов за сохранении национальной истории. Правда, об этом подвиге красной профессуры их дочь в День скорби и надежды умалчивает.

И эти люди учат нас, как надо Литву любить?

Автор: Михаил Майоров

Военный корреспондент BALTNEWS.lt

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также