Премия Рунета-2020
Москва
+22°
Boom metrics
Общество18 августа 2017 16:00

Как мы в Строгинской пойме жемчуг искали

Корреспонденты «КП» отправились на охоту за речными моллюсками, чтобы обогатиться
Журналист "КП" Павел Клоков отправился искать жемчуг в Строгино.

Журналист "КП" Павел Клоков отправился искать жемчуг в Строгино.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

«Первым делом куплю себе машину, - думал я вполне серьезно, пробираясь по заросшему берегу Строгинской поймы (за мной поспевал фотокор «КП» Миша Фролов и старший инструктор дайв-клуба «Альтернатива» Алексей Батыров) . - С открытым верхом, агрессивным дизайном и бортовым компьютером. Может быть, даже «Феррари». Ну или, на худой конец, «Майбах». Потом, как накатаюсь, заеду к риэлтору и оформлю договор на покупку четырехкомнатной квартиры. Где -нибудь на Якиманке или в Хамовниках. Сколько можно ютиться на окраине? Ну, про отдых на Багамах я и не говорю. Это само собой разумеется...»

Мысли мои рухнули как карточный домик, как только я увидел водоем. Мутная грязная вода, местами охваченная темно -зелеными водорослями. Окурки, прибитые к берегу. Шкурка от колбасы «Маэстро», демонстративно качающаяся на волнах. И пьяный мужик, развалившийся неподалеку.

- Здесь мы и будем нырять, - с улыбкой констатировал Алексей и с облегчением сбросил с себя ящик со снаряжением.

Для него наша просьба была полной неожиданностью. Обычно в дайв -клуб приходят, чтобы научиться нырять в гидрокостюме и ластах. Но уж никак не собирать моллюсков.

- Мы из них будем выковыривать жемчуг, - настаивал я. - А потом - продавать.

Инструктор клуба смотрел на нас с едва уловимой тревогой. А я достал из рюкзака газетную вырезку и важным голосом зачитал:

«Несколько речных мидий, внутри которых оказались жемчужины - это результат участия нашего корреспондента в Чемпионате России по подводной охоте, который проходил - внимание! - в Строгинской пойме».

Алексей вежливо промолчал. Мишка лениво ухмыльнулся. А я стянул с себя одежду и в предвкушении заветных богатств начал переодеваться.

Перед погружением за сокровищами.

Перед погружением за сокровищами.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

ЖУРНАЛИСТ-АМФИБИЯ

- Под водой следи за моими руками, - говорил Алексей Батыров, поправляя на мне ремень с водолазным грузом. - И запоминай, как отвечать. Большой палец и указательный касаются кончиками - значит, все хорошо. Большой палец вверх - всплываем, вниз - погружаемся. Указательные пальцы, прижатые друг к другу - идем вместе, не отрываясь друг от друга. Ты, кстати, крещеный?

- А при чем тут это?

- Да так...

Мишка заявил, что в воду не полезет , потому что у него фототехника. Пьяный мужик заливисто храпел. Ну а мы с Алексеем отправились за жемчугом.

Через пять минут стало известно, что я не могу опуститься под воду и всплываю как поплавок. Сняв с себя маску, я с надеждой, по -щенячьи посмотрел на инструктора. Тот притащил еще один груз весом два килограмма и водрузил мне его на пояс. И мы, наконец, пошли ко дну.

А там!.. Вы не поверите!.. Ничего не видно! Вода мутная как самогонка в фильмах Гайдая. Дно илистое и грязное. А, главное, моллюсков нет! Не говоря уже о жемчуге. Я то и дело показывал Алексею, что у меня все окей, хотя в этом не было какой -то необходимости. Я чувствовал себя бойцом спецназа, который общается со своими товарищами языком жестов. Я зачерпнул горсть маленьких слипшихся ракушек и с виноватым видом показал инструктору. Тот махнул на них рукой и указал пальцем в сторону. И мы продолжили поиски.

Да, это не Багамы. Вода в Строгинской пойме чистотой и прозрачностью не блещет.

Да, это не Багамы. Вода в Строгинской пойме чистотой и прозрачностью не блещет.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

НИ РЫБЫ, НИ МОЛЛЮСКОВ

- Миша, смотри! Это же наш первый жемчуг! - спотыкаясь о собственные ласты, кричал я и выбрался, наконец, на берег.

- Это же мидия?

Миша снисходительно посмотрел на раковину и жалкую белую точку внутри нее. Сказал, что у меня мидийная лихорадка. И что это никакой не жемчуг, а какая-то дрянь.

У Алексея Батырова с уловом было получше. Он отыскал несколько больших моллюсков (еще их называют «беззубками») и двух взрослых раков. Мы их немедленно сфотографировали и отпустили.

Этому строгинскому раку будет что рассказать - теперь его фото появилось на сайте самой популярной газеты России. После короткой фотосессии рак был возвращен в воду.

Этому строгинскому раку будет что рассказать - теперь его фото появилось на сайте самой популярной газеты России. После короткой фотосессии рак был возвращен в воду.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Мимо прошел рыбак с удочкой и зло плюнул в нашу сторону:

- У, буржуи! Всю рыбу распугали!

- Так мы ее - наоборот - ищем, - попытался пошутить я.

И заодно спросил:

- А вам тут случайно мидии не попадались? Ну ракушки... Большие такие...

Мужик неожиданно выругался. А потом сказал, что в былые времена такого богача, как я, отправили бы в Сибирь лес валить.

Вот и весь "улов" охотников за жемчугом. Не повезло!

Вот и весь "улов" охотников за жемчугом. Не повезло!

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В итоге, мы с инструктором вытащили из воды девять больших моллюсков, которые оказались пустыми. Мечты о новой машине разбились о Строгинскую пойму. Как и новая квартира в центре. И отдых на Багамах.

ЖЕМЧУГ ЛЕГЧЕ КУПИТЬ

В тот же день я вернулся в редакцию и начал пытать специалистов, почему в столице нет жемчуга. Точнее, мидий. А если еще точнее, моллюсков.

- Мидии - это морские животные и у нас они водиться не могут, - терпеливо объяснил мне ихтиолог Дмитрий Аршавский.

Но в московских водоемах есть двустворчатые моллюски, которых называют «беззубками». Скорее всего, они вам и попались. В них, конечно, могут быть жемчужины, но крайне низкого качества.

- А как они вообще появляются?

- Изнутри раковина моллюска выстлана живой тканью, которая называется мантия (есть только у живого моллюска). Эта мантия выделяет вещество, образующее перламутр. И если между мантией и раковиной оказывается, например, песчинка, она начинает покрываться перламутром и со временем превращается в жемчужину. Но, поверьте, даже если бы вы нашли то, что искали, точно не обогатились бы.

Как рассказывают специалисты, в прошлые века спрос на речной жемчуг в России был огромным. Его в основном добывали в озерах и реках между Белым и Балтийским морями. Местные крестьянки расшивали жемчугом свои одежды, даже не подозревая, сколько он может стоить на рынке. Пришлые купцы обманывали крестьян и покупали белые камушки за бесценок. Называют их жемчужинами Маргаритифера.

- Сейчас их нет смысла искать по рекам, - рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) заведующий лабораторией промысловых беспозвоночных и водорослей Всероссийского института рыбного хозяйства и океанографии Дмитрий Алексеев. - Потому что на рынке продается отличный китайский жемчуг. Пускай и выращенный в искусственной среде. Зато он отменного качества. И недорогой.

Как пища речные мидии (то есть моллюски!) тоже не очень ценны. Если только в голодный год. Например, во время Великой Отечественной войны жители города Серафимович (тот, что расположен на реке Дон) собирали со дна «беззубок», толкли их содержимое в кастрюле и пекли из этого лепешки в русской печи.

- Употреблять в пищу речные моллюски можно, но отваривать их нужно ой как тщательно! - говорит Дмитрий Аршавский. - Потому что они фильтруют воду от вредных веществ и накапливают в себе разную ерунду. Тем более, Строгинская пойма - это водоем в черте города.

Остается добавить, что в царские времена не было гидрокостюмов и баллонов с воздухом. И жемчуг искали на бревенчатом плоту. Делали в нем круглое отверстие, вставляли трубу и внимательно смотрели в нее. Если видели моллюск (а он в солнечную погоду отсвечивал перламутром), опускали длинный шест с щипчиками и вызволяли добычу на поверхность.

Вот я и думаю. Скоро отпуск... Может, рвануть в Карелию и смастерить небольшой плот?