2019-01-10T18:29:14+03:00

Миллиардер Игорь Зюзин лишает средств к существованию бывшую гражданскую жену и сына?

Особенности развода по-рублевски
Олег МИХАЙЛОВ
Поделиться:
Комментарии: comments5
Миллиардер Игорь Зюзин. Фото: Михаил Метцель/ТАССМиллиардер Игорь Зюзин. Фото: Михаил Метцель/ТАСС
Изменить размер текста:

«Ставлю Вас в известность, что я совместно со своим несовершеннолетним ребенком … в целях безопасности покинула пределы Москвы. Мое решение связано с тем, что мне неоднократно поступали угрозы со стороны отца моего ребенка…»

Это – цитата из письма, отправленного руководству сразу нескольких силовых ведомств осенью прошлого года. Заявление по российским меркам вполне обычное. Драмы на бытовой почве совершаются чаще всего в социально неблагополучных семьях, где супруги зачастую выясняют между собой отношения с применением угроз и даже насилия.

Однако цитируемое обращение касается семьи председателя совета директоров финансово-промышленной группы «Мечел» Игоря Зюзина. А защиты от своего благоверного просит его теперь уже бывшая гражданская жена Елена Волкова.

НЕСТАНДАРТНАЯ ИСТОРИЯ

…Мы сидим с небогато одетой женщиной средних лет в помещении адвокатского бюро. На «рублевскую жену» Елена Волкова совсем не похожа. Родом из Вольска Саратовской области, по специальности – медицинский работник. В 2002 году познакомилась и согласилась стать гражданской женой Игоря Зюзина, который к тому времени хоть и состоял в официальном браке с законной супругой Ириной, но совместно с ней уже не проживал. Этот гражданский брак распался летом 2017 года. У Елены Волковой от него остался 10-летний сын Егор Игоревич, родительские права на которого Игорь Владимирович хотя официально и признал, но теперь пытается оспорить свое отцовство. На содержание сына от второго брака руководитель одного из самых крупных в России металлургических концернов, согласно документам, платит алименты в размере 50 тысяч рублей в месяц, что, видимо, соответствует его официальной зарплате в 200 тысяч рублей.

Конечно, позиция адвоката и ее доверительницы – это не истина в последней инстанции. Да и у Зюзина с его адвокатской командой наверняка иное мнение о сложившейся ситуации. Но если следовать только документально подтвержденным фактам, то на первый план выходит морально-нравственная сторона этой, мягко говоря, нестандартной истории.

ЧП В ГОРКАХ-2

Драма разразилась 19 июня 2017 года, когда после полутора десятков лет совместной жизни с главой и владельцем «Мечела» Елена Волкова вместе со старшей дочерью Анжелой от прежнего брака и девятилетним сыном Егором была вынуждена покинуть дом гражданского мужа. Как следует из текста заявлений адвоката Волковой Надежды Поповой генпрокурору РФ Юрию Чайке и председателю СКР Александру Бастрыкину, в тот июньский день сотрудники Зюзина на территории имения устроили акцию… сожжения личных вещей Елены Викторовны, ее сына Егора и дочери Анжелики. Причем происходило это в присутствии последних. По заявлению адвоката, а также по многочисленным свидетельствам самой потерпевшей, направленным в правоохранительные органы, в разожженный костер на их глазах были брошены одежда, обувь, драгоценности Волковой и ее детей. По подсчетам женщины, материальный ущерб составил более 93 миллионов рублей.

Спору нет: преданные огню вещи и драгоценности бывшей сожительницы и ее детей были куплены на деньги предпринимателя. Как говорят в бизнес-сообществе, хочу - дарю, хочу – крушу. Однако отвратительное шоу происходило на глазах несовершеннолетнего ребенка. И как известно, подобные вещи не проходят бесследно для детской психики.

Еще больше вопросов, связанных с воздействием на ребенка, вызывают другие, так сказать, акции супружеского «возмездия». В постановлении участкового уполномоченного ОМВД по району Северное Измайлово лейтенанта полиции М.В. Сухочева от 14 октября 2017 года рассказывается об истории, которая вполне даст фору любому голливудскому триллеру. Как зафиксировал в постановлении полицейский, «01.09.2017 года сотрудниками фирмы «Мечел» были привезены две коробки… костей, оставленные ими у квартиры гр. Волковой Е.В.». По словам матери ребенка Елены Волковой, речь в полицейском документе идет о костях кроликов, которых их с Зюзиным сын Егор выращивал и кормил в имении в Горках-2. Якобы таким образом олигарх вернул этих любимцев своему сыну.

По факту умышленного уничтожения вещей, ценностей, а также отказа вернуть ей документы Елена Волкова, в одночасье оставшаяся без гардероба и в прямом смысле выброшенная на улицу вместе с детьми, обратилась в Успенское ОП МУ МВД России «Одинцовское». Но полицейские ответили отказом в возбуждении уголовного дела. Несмотря на то, что работники органов внутренних дел, как говорится в заявлении адвоката Волковой, выехали на место и изъяли «продукты горения», пожарно-техническая экспертиза правоохранителями так и не была проведена. Без удовлетворения осталось и множество других обращений Волковой и ее адвоката в силовые структуры.

«ПОДТВЕРДИТЕ ИСТОЧНИКИ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ…»

Когда после драматических событий 19 июня 2017 года Елена Волкова с детьми перебралась в давно принадлежавшую ей скромную квартирку на окраине Москвы, то сразу встал вопрос о том, на что жить. По словам Волковой, наличные деньги охрана Зюзина у женщины изъяла, а в их совместной с предпринимателем квартире на Кутузовском проспекте, где у Елены имелись свои сбережения, были поменяны замки. Оставалась надежда на депозиты в Углеметбанке, где у Волковой на личных счетах имелись значительные суммы в рублях и иностранной валюте.

Однако принадлежащие ей деньги ни снять, ни использовать иным образом женщине не удалось. Менеджеры банка неожиданно отказались выдавать своей клиентке деньги, сказав, что счета заморожены. На запрос о причинах внезапной блокировки счетов зампред правления Углеметбанка А.Г. Овчинников в письме ответил просьбой предоставить документы, «подтверждающие источники возникновения данных наличных денежных средств», мотивируя это ФЗ -115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем».

В течение предыдущих 15 лет, что Волкова прожила в гражданском браке с Зюзиным, она свободно пользовалась своими счетами в этом банке, и вопросов о происхождении средств у правления не возникало (какие вопросы к домохозяйке и гражданской жене основного акционера банка?). Но стоило Волковой расстаться с Зюзиным, как такие вопросы сразу появились. После целого сериала в виде переписки с руководством банка тот же зампред правления Овчинников 14.12.2017 г. в письме с исх. номером 865 сообщил уже уклончиво: «Ваши счета не были заблокированы. Но в целях контроля и минимизации риска… банком был приостановлен доступ к дистанционному обслуживанию…»

На жалобу Волковой в Центральный банк замначальника службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг ЦБ РФ В.П. Романов отписал: «Банк России не имеет полномочий оказывать клиентам кредитных организаций содействия в разрешении спорных ситуаций, связанных с исполнением заключенных с ними договоров».

Не помогла и прокуратура Москвы. В ответе и.о. начальника отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики О.Л. Овчинниковой от 17 октября 2017 года было сказано: «в связи с содержанием в Вашем обращении вопросов, затрагивающих положения о банковской тайне, провести проверку изложенных обстоятельств не представляется возможным».

ЮРИДИЧЕСКИЕ ТОНКОСТИ АДВОКАТА КУРМАЕВА

А вскоре последовал судебный иск от И.В. Зюзина в… Октябрьский районный суд г. Новороссийска Краснодарского края о взыскании с Е.В. Волковой денежных средств, равных по сумме объему ее замороженных депозитов. За защиту интересов руководителя «Мечела» взялся адвокат Рустам Курмаев, руководитель юридического бюро «Курмаев и партнеры», который из СМИ известен склонностью менять территориальную подсудность сложных дел с переносом их в суды Краснодарского края.

Казалось бы, при чем здесь новороссийский суд, если глава «Мечела» проживает в Москве, а его прокатный стан в Челябинске? Оказалось, российский олигарх, как следует из искового заявления, незадолго до его подачи срочно прописался в Анапе по улице Самбурова, д. <…>, а также временно зарегистрировался в г. Новороссийске, по ул. Новороссийской Республики, <…>, кв. <…>. Также в схеме новороссийского судебного процесса неожиданно появляется неведомый доселе Елене Волковой соответчик – В.Н. Гладкий, также оказавшийся жителем Кубани. В этой ситуации уже ничто не мешало проведению процесса в новороссийском суде.

Совсем недавно в прессе, кстати, писалось о другом процессе адвоката Рустама Курмаева, прежде длительное время имевшего юридическую практику в Краснодарском крае. В нем он представлял интересы семьи председателя совета директоров Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрея Комарова. Его супруга, на которую компания «Богема» подал иск на 40 млн. рублей за порчу антикварного товара из-за случившегося потопа в ее московской квартире, также прописалась по одному из кубанских адресов. В результате суд проходил в том же Октябрьском районном суде г. Новороссийска. И в том «комаровском» деле точно так же, как и в случае с Волковой, неожиданно всплыли новые фигуранты, которые и решили исход судебного спора. Как выяснилось на суде, один из них в момент рассматриваемых судом событий даже находился в местах отбытия наказания, и физически не мог принимать в них участие. Тем не менее новороссийские судьи этот факт почему-то во внимание не приняли, а разбирательство завершилось тем, что у пострадавшей компании были заморожены счета. В результате предприниматели, решившие отсудить у семьи бизнесмена из списка «Форбс» причиненную им сумму ущерба, оказались на грани разорения.

В истории с Еленой Волковой Октябрьский суд Новороссийска действовал по схожей матрице: назвавшийся ее официальным поручителем за исполнение обязательств в объеме, равном сумме исковых требований Зюзина на определенный ограниченный срок гражданин Гладкий был не только введен в процесс, но и стал ключевой его фигурой. Несмотря на то, что в гарантийном письме, написанном Гладким на имя Зюзина, срок действия его обязательств истекал до подачи искового заявления главы «Мечела» в суд, судья все равно принял этот иск к своему производству. Впоследствии же судья отказал в удовлетворении исковых требований к Гладкому именно потому, что срок действия его гарантий истек, и взыскал все деньги с Волковой. Октябрьский районный суд города Новороссийска 2 марта 2018 года наложил арест на счета Волковой в Углеметбанке. В июле 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда оставила решение Октябрьского районного суда Новороссийска без изменения.

Более того, спустя месяц Игорь Зюзин и его адвокаты добились в том же Октябрьском райсуде Новороссийска решения о взыскании с Волковой процентов за пользование деньгами бывшего сожителя, которыми тот снабжал ее в гражданском браке. Если предыдущий иск позволил изъять у Волковой все ее средства с депозитов банка, то новое постановление судьи открыло возможность ареста еще и единственной принадлежащей ей и ее детям квартиры в Измайловской районе Москвы.

Полтора месяца назад в суде этого района начато, но приостановлено разбирательство по гражданскому делу, связанному с установлением отцовства несовершеннолетнего Егора Игоревича Волкова. Истцом выступила сама Елена Волкова, которая полагает, что если уж дело дошло до необходимости проведения генетической экспертизы, то во избежание сюрпризов сделать ее надежнее в государственной лаборатории в Москве с условием забора биологических образцов непосредственно в столичном зале суда. Эта мера, как и обращение с иском в Измайловский суд, по ее словам, являются действиями вынужденными, направленными на защиту интересов ее и ребенка.

Дело в том, что в тот же Октябрьский суд Новороссийска со схожим иском об установлении отцовства Егора Волкова к Елене Волковой обратился некто Валерий Шевердин – один из подчиненных Игоря Зюзина. Волкова полагает, что это было сделано по сговору, целью которого является попытка подлога данных об отцовстве. По словам Елены Волковой, Шевердин появился в «Мечеле» в качестве начальника службы безопасности, когда Егору уже исполнилось два года, тогда же Волкова увидела этого человека впервые.

Чем закончится этот семейный триллер, сказать сложно: во многом это будет зависеть от объективности судейской, прокурорской и следственной системы. В заявлении от 30 декабря 2018 года адвокат Волковой Надежда Попова просит Генпрокуратуру и СКР «организовать проведение проверки по изложенным фактам с целью принятия решения по возбуждению уголовного дела в отношении Зюзина Игоря Владимировича, Курмаева Рустама Мусаевича, Шевердина Валерия Анатольевича <…>, сотрудников АО «Углеметбанк» и иных лиц». Похоже, что в этом деле действительно есть что проверить.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также