Политика16 августа 2019 1:00

Кто и как собирал подписи за кандидатов в столичный парламент?

8 сентября состоятся выборы в Московскую городскую думу
С какими трудностями столкнулись претенденты на депутатское кресло? Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

С какими трудностями столкнулись претенденты на депутатское кресло? Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Из более четырехсот потенциальных кандидатов почти полторы сотни сразу по тем или иным причинам из предвыборной гонки выбыли. Большинство сняли свои кандидатуры. А после проверки подписей оказались забракованы еще более полусотни претендентов на звание народного избранника москвичей.

Как именно собирались автографы столичных избирателей? С какими трудностями столкнулись претенденты на депутатское кресло и их штабы?

Мы расспросили некоторых из кандидатов. Тех, кто, представив более 6 тысяч собранных росчерков жителей своих округов, по итогам проверки избирательными комиссиями были зарегистрированы. И сейчас эти люди ведут реальную борьбу с конкурентами за то, чтобы представлять интересы населения своих районов в законодательном собрании крупнейшего мегаполиса Европы.

Денис ЗОММЕР: Мы собрали больше 6 тысяч подписей, и около 7 процентов нам забраковали...

Секретарь ЦК «Коммунистов России» считает, что порог в пять тысяч автографов в поддержку кандидата в Мосгордуму - это перебор

- Денис, как для вас начался сбор подписей?

- Прошла конференция нашей партии. Но и кандидаты от партии также обязаны собирать подписи. И на следующий день мои волонтеры начали активно их собирать.

- Сколько человек было в вашей команде, это были только люди искренне левых убеждений?

- Преимущественно левых, конечно. И совершенно разных возрастов - от столичных студентов до пенсионеров. И среди них есть те, кому пришлось специально отпрашиваться с работы. Всего 19 человек, конечно. Я знал лично каждого. Это серьезный труд. И он, разумеется, занял приличное время.

- Все ваши волонтеры были из Северо-Восточного округа, по которому вы баллотировались?

- Люди были не только из Ярославского, Бабушкинского и Лосино-островского районов. Со мной работали люди со всех концов Москвы.

- Вам пришлось проверять подписные листы лично?

- Есть реально простые и эффективные рекомендации ЦИКа для тех, кто к сбору подписей относится достаточно серьезно. В картинках инструкций пошагово расписано, как надо корректно вносить информацию. В законе четко обозначены два столбца, которые лично заполняет тот, кто ставит подпись: дата и собственно автограф. Сборщики, разумеется, проходили инструктаж. Без помощников проверку я, пожалуй, не осилил бы.

- Ваши люди ошибались?

- У человека во время сбора внимание серьезно ослабевает. Притом из 20 квартир ему дай бог что-то ответят в пяти. И надо понимать, что активное время для сбора автографов - с 5 до 9 часов вечера. Это работа кропотливая. И требующая, в том числе, и некоего актерского навыка.

- Курьезы случались?

- Несерьезные курьезы бывали. Например, люди отвечали, но дверь не открывали. Мол, у них уже сборщики прошли раньше. А вот на этапе агитационной компании у метро «Бабушкинская» молодые люди наш куб порезать пытались канцелярским ножом. Полицию мы вызвали, но она не приехала.

- Сколько у вас забраковали подписей?

- Собрали мы более 6 тысяч. Из них около 7 процентов забраковали. Я спорить с избирательной комиссией не стал. Хотя своим сборщикам доверяю полностью.

- Нужен ли в дальнейшем сбор такого количества подписей для выборов в столичный парламент?

- Думаю, процедура несколько гипертрофирована. Собрать-то можно столько... Но на этот сбор уходит слишком большое количество времени и сил. Это время, полагаю, лучше было бы потратить на общение с избирателями.

Максим ШИНГАРКИН: Мы вычислили провокатора, портившего подписные листы...

Учредитель общественного регионального экологического фонда «Гражданин», который идет в Мосгордуму от партии «Родина», подтвердил, что автографы собирались очень и очень непросто...

- Кто вам помогал собирать подписи?

- У нас сложился экологический актив. Я ведь прежде выдвигался и на выборах в мэры, и на губернаторских выборах. Около 30 человек у меня работали постоянно. И несколько человек еще привлекали на усиление, на пикеты. Плюс приходится иметь человек 10, которые смогут сидеть на детальной проверке подписных листов. У нас раз по шесть они проверялись!

- В чем ошибались?

- Грамматика, описки, фактологические ошибки, формальные нарушения. Существует опробированная технология проверки. В итоге мы собрали более 6 тысяч подписей. А зарубили нам из них около трехсот. В целом же чуть ли не каждая четвертая подпись была забракована - либо нами, либо избирательной комиссией. А были подписи, которые еще сам сборщик ликвидировал.

- Конфликты во время сбора подписей случались?

- Я сам собирать подписи не могу по закону. Однажды я стоял рядом со сборщиком. К нам подошла возрастная пара, они оказались оба кадровые военные - как и я. Дедушка прописан в этом округе, а бабушка - нет. И она в категорической форме требовала, чтобы я с нее подпись тоже взял. Ну, чуть не придушила меня (смеется). Она чуть ли не перепрописываться собралась. Это в Кожухове случилось.

- Без провокаций точно не обошлось?

- Появлялись засланные казачки. Они подходили как бы с намерением поставить свою подпись. Но на самом деле портили и собственную, и подпись соседнего лица. Их росчерк оказывался на соседних полях и сверху, и снизу. Вот такие недружественные акции были. Мы одного такого конкретного провокатора вычислили - он повторил такой прием несколько раз.