Общество6 мая 2021 14:35

Рассекречены документы о работе эвакогоспиталей Москвы во время Великий Отечественной

Бумаги долгие годы пролежали в тайнике, пока их не обнаружили во время ремонта
Приказы 1942 года о присвоении госпиталям номеров и подсчет койко-мест. Фото: документы из Главархива Москвы

Приказы 1942 года о присвоении госпиталям номеров и подсчет койко-мест. Фото: документы из Главархива Москвы

Главархив опубликовал ранее засекреченные документы о работе эвакуационных госпиталей Москвы во время Великой Отечественной. Их обнаружили в 2019 году в одном из столичных хранилищ медицинской документации. В здании проводили капитальный ремонт. В стене рабочие наткнулись на полость, где и спрятали бумаги.

На многих документах стоял гриф секретности. Поэтому их и поместил в тайник, о котором новые сотрудники ничего не знали. Теперь бумаги оцифровали и познакомиться с ними может каждый.

Из документом можно узнать о работе эвакогоспиталей в разгар Великой Отечественной. «Комсомолка» пересказывает несколько интересных мест из ранее секретных бумаг и публикует архивные фото.

Сотрудники эвакогоспиталей бережно вели материалы о работе больницы. Заводили папку с документацией, делали фотообложки, вклеивали внутрь снимки, подшивали диаграммы и внутренние приказы. Фото: документы из Главархива Москвы

Сотрудники эвакогоспиталей бережно вели материалы о работе больницы. Заводили папку с документацией, делали фотообложки, вклеивали внутрь снимки, подшивали диаграммы и внутренние приказы. Фото: документы из Главархива Москвы

Что такое эвакогоспиталь

Это больница, созданная в военное время. Задачи: оперировать и лечить раненных на фронте. Первые такое медучреждение открылось в Москве в 1940 году. Туда доставляли солдат и офицеров, пострадавших в ходе Советско-финской войны.

За годы Великой Отечественной в Москве работали от 37 до 47 эвакогоспиталей. Под большинство отдавали свободные корпуса уже существующих больниц. Большую часть госпиталей открыли в 1942 году, когда была завершена контрнаступательная операция Битвы за Москву.

Утренняя гимнастика в эвакогоспитале 3359. Фото: документы из Главархива Москвы

Утренняя гимнастика в эвакогоспитале 3359. Фото: документы из Главархива Москвы

Названия эвакогоспиталей состояло из аббревиатуры «Э.Г.» и номера. Например, «Э.Г. 4626» работал в здании школы № 633. Первая цифра номера обозначает тип госпиталя. Так учреждения, которые начинаюся с 5xxxx — самые первые эвакогоспитали Москвы. 4xxx — организованы на базе школ и училищ, а 3xxx — госпитали, которые перевели в столицу из восточных районов РСФСР.

«Чем хуже, тем дальше от фронта»

Такой принцип действовал в медицине времен Великой Отечественной. Чем тяжелее ранение солдата или офицера — тем дальше его увозили на лечение. Самые тяжелые пациенты попадали вглубь страны. Если бойца можно было поставить на ноги в полевых условиях, то так и делали. Многие бойцы готовы были тут же вернуться на фронт.

Обход в офицерской палате. Фото: документы из Главархива Москвы

Обход в офицерской палате. Фото: документы из Главархива Москвы

«Высадили деревья, закупили картины»

Страницы истории эвакогоспиталей усыпаны сухими цифрами, диаграммами и графиками: сколько больных поступало, какие политически правильные мероприятия проводили с бойцами. Но иногда встречаются любопытные детали. В архивах госпиталя 3373 читаем:

— Горячей любовью, заботой и вниманием окружили раненных их шефы. <...> К зданию госпиталя прилегает двор, лишенных всяких зеленых насаждений. Только весной 1945 года было высажено 20 молодых деревьев. <...> Госпиталем приобретено картин общей стоимостью 20 000 руб. за счет шефских организаций.

Кадры из архива госпиталя 5011. Фото: документы из Главархива Москвы

Кадры из архива госпиталя 5011. Фото: документы из Главархива Москвы

Санитары думали, что врачи носят маски ради шутки

В архивах эвакогоспиталя 3431 есть глава «Первые затруднения и организационные ошибки». Приводим текст с сокращениями:

«В январе 1943 года мы могли получить только медсестер военного времени, которых подготавливают организации Красного Креста. Эти РОККовские (РОКК — Российский Красный Крест — прим.ред.) сестры, только что окончившие курсы и не успевшие еще получить практической подготовки, требовали большой производственной тренировки и воспитания. Многие не знали, как надо разгрузить машину с ранеными, с чего надо начинать их обслуживание в санпропускнике и беспомощно озирались по сторонам, ожидая помощи и указания.

Палатные сестры были робки и нерешительны. Никто из них из-за боязни перепутать лекарство не выполнял назначений. Другие, проявляя ненужную инициативу, сами делали назначения раненым. В общем было совершенно ясно, что эти молодые сестры вполне могут быть хорошими помощниками врачей и выполнять даже самостоятельную работу, но к сожалению, только «могут быть», а времени не было.

Следующая задача, которую приходилось решать, это укомплектование штата младшим медперсоналом. Подготовкой санитарок серьезно не занимается никто. И госпиталям приходится комплектовать штаты этих медицинских работников из случайных лиц, почему-либо нигде не работающих.

И не было ничего удивительного в том, что такие «медицинские кадры» не выносили вида крови, их нельзя было убедить стирать окровавленные бинты, помогать при перевязке. Они не могли видеть обнаженных ран, не понимали, почему нельзя войти в перевязочную без халата, когда платье «совсем чистое». Таких санитарок смешило то, что врачи носят маски на лице, некоторых из них даже считали, что это «комедия».

Это справочный материал для будущих врачей: челюстно-лицевая гимнастика для пациента после операции. Фото: документы из Главархива Москвы

Это справочный материал для будущих врачей: челюстно-лицевая гимнастика для пациента после операции. Фото: документы из Главархива Москвы

Самая бодрая палата «бездвуруких»

Поскольку персонала не хватало, пытались выстроить систему самообслуживания раненных. Например, рядом с «бездвурикими» клали пациента с одной ампутированной рукой. Думали, что человек с конечностью будет помогать товарищу по палате. Но оказалось, что первые стесняются обращаться за помощью, а вторым неловко предлагать ее, потому что они считают себя в «преимущественном положении».

Тогда «бездвуногих» стали класть с «бездвуногими», одноруких с однорукими и т.д. Врачи резюмируют, что самой бодрой и изобретательной стала палата «бездвуруких». Когда один пациент обучался как-то обслуживать себя, другие тоже стремились выучить новый прием.

Например, один из пациентов научился использовать протез, чтобы держать ложку. Для этого нужно было занять правильное положение: распределить центр тяжести тела на стуле и даже помогать себе коленом двигать протез. Метод дружно обсуждала и проработала вся палата.

Боролись с суицидальными мыслями

Эвакуированные с фронта бойцы с ампутированными конечностями нередко впадали в депрессию в эвакогоспиталях. В документах учреждения 3431 сообщается история 20-летнего солдата без ноги. Несколько раз он пытался покончить с собой: от отчаянного шага удерживали другие пациенты.

Тогда медперсонал пошел на хитрость. В палату как бы невзначай пришла женщина, которая работала в госпитале инженером. У нее не было ноги, она ходила с протезом. Но делала она это так естественно, что мало кто догадывался о ее травме.

Инженер, которую в отчете называют просто Б., завела беседу с депрессивным пациентом. Поделилась, что ей знакома его боль, а после показала, что живет полноценно и даже умеет хорошо танцевать. Выполнив несколько энергичных па, она «оказала большую услугу делу лечения раненого».

Эти документы обнаружили в тайнике хранилища медицинской документации. Фото: документы из Главархива Москвы

Эти документы обнаружили в тайнике хранилища медицинской документации. Фото: документы из Главархива Москвы

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

29 700 коек было в столице накануне войны действовали: в больницах, санаториях, институтах. Это 10% всего коечного фонда страны.

В Москве сходились 15 железнодорожных линий. Поэтому город стали идеальным плацдармом для создания военно-медицинской базы.

Самый большой эвакогоспиталь создали на базе Боткинской больницы. В ней выделили 2000 коек для раненных на фронте. При этом медучреждение не переставало принимать и гражданское население.

В госпитали попадали не только раненые, но и больные. Первых было примерно 84%, вторых — 16%. Зимой больных становилось чуть больше — сезон простуд.

Во время войны Москва стала крупнейшим хирургическим центром страны. Чаще всего привозили с ранениями рук или ног. Например в мае 1942 года после Ржевско-Вяземской операции 68% всех коек занимали пациенты с травмами конечностей.

Каждый второй пациент (56-57%) московских эвакогоспиталей после лечения мог вернутся на фронт. Это высокий показатель. Смертность была около 1,5%. Остальных комиссовали или отправляли в запас.

НА ЗАМЕТКУ

Подробно ознакомится со всеми документами можно в виртуальном музее «Москва: с заботой об истории». Документы бережно отсканированы в цифровой вид, поэтому работать с ними могут не только специалисты, а вообще любой желающий. В подборке фотографии (осторожно, некоторые примеры операций могут шокировать неподготовленного зрителя!) , отчеты, стенограммы, доклады и другие свидетельства работы медиков в войну.