Премия Рунета-2020
Москва
+9°
Boom metrics
Досуг15 декабря 2021 22:41

На режимном объекте, где сидел Солженицын, создали крутой шпионский музей

Журналистам показали новый музей, ради которого рассекретили двадцать шифровальных машин
На режимном объекте, где сидел Солженицын, создали крутой шпионский музей

На режимном объекте, где сидел Солженицын, создали крутой шпионский музей

Фото: Иван МАКЕЕВ

Шок. Удивление. Немой вопрос "а что, так можно было"? Трудно подобрать слова, чтобы описать реакцию журналистов на то, что мы увидели в новом Музее криптографии, которому предстит открыться 21 декабря.

Более или менее подходит слово "ошарашение". Причем, во всех смыслах, учитывая, что Музей открылся в здании, где когда-то располагалась знаменитая шарашка, где работал Александр Солженицын.

Фото: Иван МАКЕЕВ

"Шарашка названа была Марфинской по деревне Марфино, когда-то здесь бывшей, но давно уже включённой в городскую черту... В старое здание подмосковной семинарии, загодя обнесенное колючей проволокой, привезли полтора десятка зэков, вызванных из лагерей", - писал Исаевич.

Во дворе еще идут сварочные работы. Из-под ног дядьки-сварщика летит сноп искр, похожий на хвост жар-птицы.

- Вы куда, к кому, зачем? - преграждает путь охранник у ворот. Но он делает это, скорее, по инерции. Долгие годы здесь располагалось засекреченное НИИ, обнесенное забором и колючей проволокой, трудно привыкнуть, что теперь это - открытое для посетителей пространство.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Каждый, кто вошел сюда, может увидеть старинное трехэтажное здание, "похожее не то на морской танкер с отпиленным носом, не то на огромный паром", - как писал заключенный Морис Гершман, впервые прибывший в шарашку в 1949 году.

Более поздние обитатели уже не шарашки, а НИИ, называли свое учреждение "паровозом".

Фото: Иван МАКЕЕВ

Другие же его названия - "золотая клетка", "почтовый ящик".

А вообще-то, здание, расположенное по адресу: Ботаническая улица, 25 строение 4, - оплот советской шифровальной истории. С 1946 года зэки работали здесь над созданием устройства, позволяющего разговаривать по телефону, не опасаясь прослушки.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Солженицын не верил, но зэки - сделали

Времена стояли тяжелые, послевоенные. Даже Сталин (или "Хозяин", как называл его Солженицын) боялся, что его разговоры могут стать достоянием врага. Поэтому сразу же после войны коллективу заключенных предстояло придумать устройство, которое могло бы кодировать поток речи в нули и единицы, а потом - раскодировать его обратно, так, чтобы "Хозяин" мог по голосу узнать, с кем он говорит.

Настрой Солженицына по этому поводу был скептическим. С его точки зрения, перевести звук в цифру "было таким же инженерным издевательством над речью, как если б кто-нибудь взялся расчленить Новый Афон или Гурзуф на кубики вещества, втиснуть их в миллиард спичечных коробок, перепутать, перевезти самолётом в Нерчинск, на новом месте распутать, неотличимо собрать и воссоздать субтропики, шум прибоя, южный воздух и лунный свет".

Как ехидничал автор в своем романе "В круге первом", безнадежность мероприятия усугублялась еще и тем, что когда в шарашку привезли трофейную немецкую аппаратуру, на которой предстояло работать, неожиданно выяснилось, что все лучшее немцы успели растащить или уничтожить, "пока капитан МВД выискивал под Берлином гарнитуры для московских квартир"...

Солженицын часто ошибался, так случилось и в тот раз. Наши спецы с задачей справились. А теперь плод их творения - легендарные аппараты «М-803», «М-805» и «М-809» - можно не только увидеть в музее, но и пощупать руками. Шок-контент: специально под открытие музея рассекретили сорок современных шифровальных приборов, за одно только упоминание которых еще недавно можно было получить высшую меру.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Очень странная пресс-конференция

Журналистов обвели вокруг пальца. Сначала, вместо того, чтобы показать экспозицию, всех усадили в зале и косвенно намекнули, что мы должны готовиться к худшему. По крайней мере, куратор Анна Титовец призвала не судить строго, ведь музей создан всего за два года. А директор музея Лидия Лобанова попросила не сравнивать Музей криптографии с Еврейским центром толерантности и "Ельцин-центром".

- Вы должны понимать, что там работали западные специалисты, а у нас все, вплоть до тумбочек, сделано без привлечения иностранных сил, нашими мастерами, да еще в условиях пандемии, - посетовала женщина.

Мы приготовились увидеть очередное "гэ", причем, без креветок и шампанского.

Фото: Иван МАКЕЕВ

В честь этого осознания с места поднялся злой либеральный журналист и начал на чем свет распекать организаторов. Мол, почто в релизе так мало упоминается про великого писателя Солженицына, раз уж самое главное, чем может похвастаться музей - это то, что Солженицын здесь отбывал срок.

Генеральный директор компании "Криптонит" Вартан Хачатуров в ответ на претензии только пожал плечами и ответил как-то буднично:

- Да есть у нас про Солженицына. Просто не он тут главная фигура.

Прогулка по кибергороду Гонконгу

Ожидая увидеть мать-разруху, журналисты стаей поплелись за куратором. И вдруг нам стали показывать такое, от чего рты открывались все шире и шире, а к концу экскурсии уже вообще не закрывались, мы так и ходили, как табун скворечников.

Экспозицию построили от современного к древности. Через дверь, стилизованную под замочную скважину, нас ввели в суперсовременное. Мы оказались в ночном гонконгском кибергороде. Неоновые надписи, улочки, закуточки. Повсюду блеск, повсюду яркий свет, привлекательные экспонаты и комиксы на стенах. Здесь можно было поиграть в аркадные игры; разобраться в устройстве криптовалют и постичь разные непонятности вроде "сделай NFT-токен". Даже блогерам все очень понравилось, поскольку они без конца фотографировались на фоне продвинутых интерьеров.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Следующий зал оказался не таким навороченным, зато со множеством открывающихся ящичков. Здесь рассказывалась история шифрования в ХХ веке. На фотографиях улыбались индейцы навахо, чей язык послужил основой шифра. В модных витринах-шкафах лежали шпионские штучки вроде карандашей с полостями и удивительные монетки, которые можно открывать как шкатулочку и засовывать туда послания.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Между прочим, оказалось, что шпионы, типа Зорге, коммуницировали между собой не с помощью горшков с геранями, а посредством манильской сигары и трубки. Нужно было встать перед шпионоподобным человеком и безуспешно разжигать манильскую сигару. Второму человеку, в ответ на это полагалось безуспешно разжигать трубку. Потом у первого шпиона сигара должна была-таки разжечься, а коллега - вуаля - начинал пыхтеть трубой. Инициация прошла успешно. Свой признал своего, можно передавать шифровку.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Меж тем - рот все шире.

В следующем зале лично у меня возникло ощущение, что я в павильоне фильма "Игра в имитацию", где Камбербэтч играл Тьюринга и расшифровывал код "Энигмы".

В зале крутились такие же большие разноцветные колесики, как на заставке фильма. А в витрине стояла такая же "Энигма", причем, в собранном и разобранном виде, демонстрирующем все секреты.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Энигму, которую немцы использовали в войну, называли величайшей шифровальной машиной. Считалось, что взломать ее невозможно, пока за дело не взялся Мистер Тьюринг. Но мало кто знает, что наша разработка оказалась круче: машина "Фиалка" ушла с арены непобежденной. Не нашлось такого Тьюринга, который бы проник в ее суть.

"Фиалка" - правнучка "Энигмы" - гвоздь экспозиции. До прошлого года агрегат считался сверхсекретным и даже упоминать ее название было нельзя.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Доклад Солженицына на десерт

Я не знаю, что можно еще добавить, потому что глаза разбежались. Про огромный деревянный барабан, похожий на ворот колодца, так называемый "цилиндр Джеферсона", на котором посетители могут попробовать что-то расшифровать и зашифровать. Или про работу "черных кабинетов" (о которых пел "Сплин"). Или про шифр Цезаря, кумранские рукописи, удивительные видеоинсталляции. Одна такая инсталляция показывала, как работает шифр атбаш: ты говоришь слово, а на экране воссоздается схема шифровки.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Понятное дело, первое слово, которое произнесли журналисты, было нехорошее.

- Отличная попытка! - похвалила инсталляция. - Давайте попробуем еще раз.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Под занавес специально для либерального журналиста нас повели на самый нижний этаж, где разместилась историческая часть про Солженицына.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Фото: Иван МАКЕЕВ

Казалось бы, ну чем еще можно удивить? Однако удалось: в витрине экспозиции выставили свежий рассекреченный документ, написанный рукой Солженицына. В нем Александр Исаевич ругает доклад инженера Парфиановича про слоговой состав русского языка и жалуется на то, что языковой материал представлен канцелярскими текстами, а разговорный язык почти не исследовался.

Фото: Иван МАКЕЕВ

А самого главного не сказали

Показав работу шифровальных систем прошлого и настоящего, организаторы поступили хитро. Самого главного так и не выдали.

- Откуда у частной компании "Криптонит" такие деньги (потрачены миллиарды рублей) на создание музея?

- Как частной компании удалось добиться рассекречивания кучи агрегатов?

- Как долго этот чудо-музей просуществует и выдержат ли интерактивные экспонаты. Как мы помним, когда открылся Лунариум, он вынужден был закрыться на доработку чуть ли не на третий день, потому что соскучившаяся до интерактива публика поотрывала все ручки у экспонатов.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Мы спрашивали обо всем этом у куратора. Она шифровалась и отвечала уклончиво.

Открытие для всех состоится 21 декабря. В музей нужно идти и караулить билеты на сайте. Обещают, что их стоимость не превысит пятисот рублей и этих денег совсем-совсем не жалко. Там чудеса и Солженицын бродит.