2016-07-14T10:30:19+03:00

Уже четыре года идет военная реформа. Чего удалось добиться?

Почему до сих пор меняется структура и численность Вооруженных сил

00:00
00:00

В прямом эфире радио КП полковники Виктор Баранец и Михаил Тимошенко спорят, чего не хватает для завершения преобразований в армии, а слушатели предлагают Баранцу возглавить расстрельный взвод по ликвидации нерадивых военных чиновников.

Баранец:

- Мы сегодня с Михаилом Тимошенко решили поговорить на злободневную тему, которая волнует всех нас. Уже четыре года идет военная реформа, у каждого к ней свое отношение. И мы с Михаилом решили пригласить вас к разговору о том, какой вы видите военную реформу, что бы вы сделали лучше, что бы вы посоветовали нашим генералам. Критиковать мы, конечно, можем все, но давайте сейчас, если есть недостатки, назовем их, но и одновременно скажем: а можно было бы сделать по уму.

Тимошенко:

- А что говорить о военной реформе? Ты же прекрасно помнишь то, в какой обстановке она начиналась. Она начиналась в обстановке сугубой секретности. Была даже директива о том, чтобы, не дай бог, кому-нибудь рассказать, что мы тут делаем.

Баранец:

- Говорят, что план перехода к новому облику вообще чуть ли не на коленке был подписан.

Тимошенко:

- Реформу делали по принципу «началось в колхозе утро».

Баранец:

- Михаил, помнишь, на офицерском собрании начальник Генерального штаба сделал это признание, которое стало уже легендарным: к сожалению, мы начали военную реформу без достаточных научных обоснований.

Тимошенко:

- Представляешь, какая сила воли у начальника Генерального штаба. Он три года терпел.

Баранец:

- Но зато честно.

Тимошенко:

- А сразу этого сказать было нельзя, что ли?

Баранец:

- У нас в России строить дом можно без плана. Надо просто построить дом, а какой он получится… А потом получается военная реформа, как в колхозе 40 лет без урожая.

Михаил, что, на твой взгляд, является главным провалом военной реформы?

Тимошенко:

- Я думаю, что одним из главных недостатков надо было бы считать, что до сих пор не определена структура и численность вооруженных сил.

Баранец:

- Мы уже четыре года строим новую армию, а структура не определена.

Тимошенко:

- Ты же помнишь, было 85 бригад. Потом добавили еще 25. А на днях главком Сухопутных войск сказал, что надо бы еще 26. Так вот, если в два раза ошибиться, кому-нибудь поставят зачет по ЕГЭ? Я думаю, никому.

Баранец:

- Мы же не были в алкогольной коме, когда нам министр обороны, начальник Генштаба доложил, что из 355 тысяч офицерских должностей в армии должно остаться 150.

Тимошенко:

- А потом оказалось, что 70 не хватает, давайте замаскируем их под формирование воздушно-космической обороны. Это уже 220. Потому что тогда, после учений «Восток», стало ясно, что офицеров в частях не хватает настолько, что они из городков выйти не могут.

Баранец:

- А теперь говорят, что еще надо 10-11 тысяч офицеров. Вот нормальный человек может понять своего командира? Как там Суворов говорил? Каждый солдат должен знать свой маневр.

Тимошенко:

- В советское время была изобретена такая тахта, называлась «Пионерская». Она была длиной в ребенка лет 14, а у нее была такая выдвижная доска, и она удлинялась до взрослого ребенка. И у нас то же самое. Вот скамейку сделали на двоих, а потом оказывается, что третий мимо садится прямо в крапиву. Давайте к скамейке табуретку придвинем. А еще говорят, что Сталин был кровавый тиран, устроил погром с 37-го по 40-й год в Вооруженных силах, расстрелял.

Баранец:

- Мы говорим о корректировке численности. А что сделал бы генерал армии Тимошенко, являясь начальником Генерального штаба, в отношении численности офицерского состава?

Тимошенко:

- Я бы немедленно объявил роботизацию армии и таким образом решил бы очень серьезную проблему жилья.

Баранец:

- Ты уходишь от ответа. Что сделал бы начальник Генштаба Тимошенко при определении численности офицерского состава в начале реформы?

Тимошенко:

- Надо определить угрозы для начала.

Баранец:

- Они определены вроде бы в военной доктрине. Правда, мы реформу начали, не имея доктрины.

Тимошенко:

- Как правило, угрозы определяются на учениях, они видны, под них пишут обстановку. А у нас то флот, то ракетные войска, то дальняя авиация – все воюют с террористами.

Если хочешь понять, какие угрозы собирается отражать страна, то есть вооруженные силы…

Баранец:

- Она как бы тренируется.

Тимошенко:

- Да. Пишут обстановку. А обстановка, как всегда, резко обостряется – либо на Западе с НАТО, либо с восточной державой с неназываемым названием. А кто же у нас самый страшный враг, если самый мощный и современный у нас Южный округ? От кого мы собираемся отбиваться?

Допустим, я готов понять, что вроде как НАТО пока не до нас. Они между собой договориться не могут, кого первым спасать.

Баранец:

- Посмотри, сколько они затеяли очагов за последние годы.

Тимошенко:

- Да. А мы можем спокойно давать кредиты Кипру, чтобы не пропали деньги тех, кто вывел их в оффшоры. А Владимир Владимирович Путин лично говорил, что истребит всяких этих негодяев, которые выводят деньги в оффшоры.

Баранец:

- У нас есть телефонный звонок.

- Военная реформа, конечно, это хорошее дело, реформировать надо было давным-давно. Но что-то не так получается все равно. Реформы МВД делали – что получилось, сами не знают. Теперь реформа армии. Что получается? Во-первых, ребята не так служат, как надо. Я недавно был в Москве. В армии должна быть строгая дисциплина. Эти гражданские какие-то работники, в субботу и воскресенье могут ребята отдыхать. Конечно, какая-то реформа должна быть, у нас же не военное положение, но дисциплины нет абсолютно никакой. Как я буду в армию своих детей отправлять? Я вообще сторонник того, чтобы они в армии отслужили, пусть даже год.

Баранец:

- У нас в эфире следующий слушатель!

Звонок, Андрей:

- Я закончил Ростовское ракетное военное училище, которое сейчас расформировано полностью, в 1999 году и приехал служить по распределению в очень хороший гарнизон ракетных войск в Подмосковье. В 2008 году уже было понятно, что с армией творятся непонятные и страшные вещи. Я служил в нормальном месте, довольно информированном. Когда сменилась военная элита, все пошло как-то наперекосяк.

Баранец:

- А в чем признаки смены военной элиты?

Андрей:

- Все началось с головы. Уже стали звонить друзья из Генштаба, кто туда переводился. Это было в 2008 году. Говорили, что там уже не все гладко, очень многие связи разрываются, многие вопросы непонятно как решать.

Баранец:

- Вы имеете в виду профессиональные или блатные связи?

Андрей:

- Нет, профессиональные. Это меня сильно начало настораживать. Я занимался в основном компьютерными вопросами – базы данных и т.д. Как решать многие вопросы, там вообще перестали объяснять. Ребята, выкручивайтесь, как хотите, это ваши проблемы. Когда такие звоночки начались, я начал думать: как, что? Мне повезло очень сильно, потому что мне предложили квартиру там.

Баранец:

- В Москве?

Андрей:

- Не в Москве, а в этом гарнизоне. Я получил квартиру, и у меня был выбор: или остаться, или уходить. Перед тем как пришла к нам в часть директива о сокращении, мне зачем-то выдали полное юдашкинское обмундирование.

Баранец:

- На пенсию с погонами на пузе?

Андрей:

- Нет, я до пенсии не дослужил, мне оставалось до пенсии 5 лет. Со мной расставались нормально, а две трети части просто выгнали. Очень хороших специалистов. Мне повезло, меня вызвал командир и сказал: Андрей, почему вы не хотите продолжать? Я говорю: товарищ полковник, потому что проект наш подходит к завершению, все признаки этого уже налицо. На нас фактически уже никто не будет нападать, экономически это никто себе позволить не может.

Баранец:

- Вы вообще никаких военных угроз не видите для России? Вы считаете, что нам никто не грозит?

Андрей:

- По моей специализации, по ракетным войскам угроз абсолютно нет. Сюда, грубо говоря, никто не пустит ракеты.

Баранец:

- Я почему-то придерживаюсь старой точки зрения о том, что пока у нас есть Ракетные войска стратегического назначения, мы можем жить спокойно. Вы с этим не согласны?

Андрей:

- Эта доктрина поддерживается теми, кому выгодны гигантские распилы денежных средств, которые пускаются на это дело.

Тимошенко:

- То есть вы полагаете, что Дмитрий Анатольевич именно так ориентировал Вооруженные силы, на распил, что ли?

Андрей:

- Вы же сами затрагиваете эти темы в своих передачах.

Баранец:

- Мы затрагиваем темы, но я вам хочу сказать. Я вижу, что вы клоните к тому, чтобы вообще армию распустили по домам, она нам не нужна, нам никто не угрожает.

Андрей:

- Я считаю, что армия должна выполнять экономические задачи.

Баранец:

- Это ваше субъективное мнение. Она траншеи рыть должна, нефть сосать, уголь откапывать, рыбу ловить? Какие экономические задачи должна выполнять армия?

Андрей:

- Во-первых, это стабильность экономической системы.

Баранец:

- Стабильность экономической системы достигается и без армии.

Тимошенко:

- Наш радиослушатель, видимо, хочет сказать вот что. У государства в принципе три задачи: здравоохранение, образование и безопасность. Так вот, он имеет в виду, очевидно, что армия должна обеспечивать стабильность безопасности государства. И вот тогда будет развиваться экономика. Андрей, я вас правильно понял?

Андрей:

- Так точно. Армия должна выполнять основную функцию, она не должна находиться на территории своей страны.

Тимошенко:

- Как это? А где же она должна находиться?

Баранец:

- У нас есть еще телефонные звонки. Владимир, здравствуйте. Вы тоже считаете, что армия не должна базироваться на территории своего государства?

Звонок, Владимир:

- Я так не считаю. В армии я вообще никогда не служил, я работал на ВПК. Нас в армию не брали. Что меня удивляет и шокирует. Я сейчас по совместительству работаю в воинской части.

Баранец:

- Аутсорсинг какой-нибудь?

Владимир:

- Я ремонтирую электрооборудование автомобилей. Я работаю с таким контингентом, которые не понимают вообще ничего.

Баранец:

- Это солдаты по призыву?

Владимир:

- Да.

Звонок, Юрий Николаевич:

- Не считаете ли вы подозрительным такой факт? Склады с обычными боеприпасами у нас горят, а с ядерными нет.

Тимошенко:

- А вы этого хотели бы?

Юрий Николаевич:

- Нет. Я не верю Верховному и подозреваю: может быть, у нас нет ядерного оружия?

Тимошенко:

- Может быть, и нет, а может быть, и есть. Вы попробуйте найти где-нибудь часть 12-го ГУМО и поджечь что-нибудь. Я посмотрю, что с вами будет. А Владимир, между прочим, был во многом прав. Это часть Внутренних войск, где он ремонтирует проводку в автомобилях. Так вот, он сказал, что контингент такой, который вообще не понимает, где плюс, где минус. Это призывники.

Звонок, Анатолий:

- Я служил как раз в войсках 12-го ГУМО. Хотелось бы подчеркнуть, что ядерное оружие у нас есть. У меня к вам такой вопрос. Вот я служил год. Этот год у меня была такая специфическая специальность, я обучался какое-то время. Полгода я изучал все это, вникал во всю эту работу производства. Еще полгода я как бы служил. К сожалению, потом пришел мой дембель. И я не понимал, когда к нам приходили новобранцы, люди уже почему-то… Я еще более-менее успел это все охватить, были учителя. А дальше никто ничего не понимает. Кто там будет служить? Я уезжал с такой оскоминой на сердце: как там дальше все будет происходить.

Тимошенко:

- Спасибо. Охотно верим. А вы кто были по специальности – стрелок, специалист сигнализации, связист, проводник железнодорожного вагона?

Анатолий:

- Я работал в ТСФЗ (технические средства физической защиты).

Звонок, Максим:

- Я кадровый офицер. Я закончил Казанский кадетский корпус, училище Верховного Совета. У нас в 91-м году из этого училища основной контингент весь ушел в коммерческий бизнес. А это были серьезные профессионалы.

Тимошенко:

- Какие серьезные профессионалы в 91-м году из выпускников?

Максим:

- Достаточно серьезные, потому что это были люди еще той закалки. Дело в том, что сейчас эти лейтенанты стали директорами юридических фирм, некоторые сидят в Государственной Думе. Они занимаются не свойственными им функциями.

Тимошенко:

- Если они выпускники, по специальности нормальные командиры мотострелковых подразделений, то при чем здесь юристы?

Максим:

- Видно, жизнь толкнула к этому.

Тимошенко:

- То есть знать не знаю, но юристом буду.

Максим:

- Нет. Скорее всего, у кого-то такое мнение, а у кого-то другое.

Тимошенко:

- Они заканчивали что-нибудь юридическое потом?

Максим:

- Скорее всего. Когда я уволился из Вооруженных сил… Я служил в бригаде спецназа КГБ СССР. Сначала нашу бригаду стали передавать в десантники…

Баранец:

- Какой у вас вопрос?

Максим:

- Никто не хочет заботиться об офицерах.

Баранец:

- Это общие слова. Если не заботятся об офицерах, как вы говорите, зачем же им с 1 января увеличили почти в 3 раза зарплату?

Звонок, Валерий:

- Пока министр не сменится, ничего у нас не будет.

Баранец:

- Это слишком максималистский подход, я считаю. У вас вопрос, когда снимут Сердюкова?

Валерий:

- Да.

Баранец:

- По слухам, это глубокая осень, ноябрь-декабрь, и отдаленный вариант - почему-то называется март.

Звонок, Анна:

- Скажите, что такое покупка для наших войск израильских беспилотников?

Тимошенко:

- Это примерно то же самое, что израильская картошка.

Баранец:

- Когда в Генеральном штабе Министерства обороны увидели, что, потратив 5 миллиардов рублей, ничего не получилось, когда поняли, что в России перевелись золотые головы, способные делать беспилотники, решили пойти по такой теории: купить партию, разобрать и сделать лучше. Но не получилось. Один из конструкторов сказал, что когда такой израильский беспилотник запускали в Сибири, он назад не вернулся, потому что не выдерживает таких температур.

Анна, у нас есть великолепная фирма, которая сейчас занимается этим. Там даже без израильских секретных ноу-хау есть люди, которые сделают российский беспилотник.

Звонок, Ринат:

- Я майор запаса, выпускник Омского общевойскового командного училища, ныне не существующего, к сожалению. Я попал служить в группу советских войск в Германии в 84-89-м годах. Это был такой мощнейший кулак Сухопутных войск, который мог отбросить натовцев хрен знает куда. Мои однокашники служат в Генштабе. Они не ругают Сердюкова, они говорят, что давно пора было провести реформу и т.д.

У меня вопрос по поводу вывода войск. Почему такую мощную группировку вывели, расформировали, и никто за это не понес наказания?

Тимошенко:

- А вы напомните, кто у нас, начиная с 85-го года, за что-нибудь ответил?

Ринат:

- Так почему этого не происходит?

Тимошенко:

- Потому что сразу же начинается крик: вы к чему призываете, к сталинизму?

Баранец:

- Я должен сказать, что вы глубоко ошибаетесь, что люди, которые служат в Генштабе, не ругают Сердюкова.

Звонок, Сергей:

- Полковник Военно-воздушных сил. Виктор Николаевич, некоторое время назад мы с вами присутствовали на одном мероприятии, посвященном проблемам ВКО. Все слова, которые там были произнесены, говорят об одном. У наших военных в голове полная каша. При всем при этом специалистов, которых готовили в наших известных вузах, сейчас нет возможности готовить, потому что все расформировано. Налицо противоречие.

Баранец:

- То, что делается с академией ВКО, это всего лишь преступление одной совершенно безграмотной бабы, на поводу у которой пошел министр обороны, Генеральный штаб. И министр обороны, и Генеральный штаб, и эта баба, которая ведает вузами, она ввела в заблуждение Президента РФ. Когда я сегодня в «Комсомольской правде» прочитал заявление Путина о том, что, возможно, вот эта статья о клевете будет отменена, меня это страшно порадовало. Потому что вы видите, что власть иногда видит: если сделана какая-то ошибка, она способна откатиться назад и понять, что какое-то решение было преждевременным. Еще раз повторяю, уничтожение академии ВКО, когда только 6 месяцев назад создана воздушно-космическая оборона, это преступление. Я вам хочу сказать свое личное отношение. Я бы был счастлив командовать расстрельным взводом против того, кто принял такое решение и подсунул его министру обороны и министру Генерального штаба.

Тимошенко:

- Тогда принимай такое же решение и относительно того, кто ликвидировал войска гражданской обороны. Потому что части, которые сейчас работают в Крымске, собраны с бору по сосне на 9-й день. А гражданская оборона пришла бы туда в первые сутки.

Баранец:

- Посмотрите, что делается. На коленях стоят бывшие начальники академий. Я был на слушаниях в Госдуме, был на слушаниях в Общественной палате. Я был даже свидетелем в Кремле, как один из бывших начальников этой академии генерал-полковник Хюппенен (это легенда нашей армии по части противовоздушной обороны, космической обороны) подходил к президенту. Президент поручил разобраться своим помощникам. Помощники начинали разбираться с Министерством обороны. И что вы думаете? Просто в наглую взяли, наврали и передали лживую информацию в Кремль, сказали, что академия остается. А вы знаете, там хотят сделать жалкий филиал. Развалить школу, которая должна ковать кадры для новейшего рода вооруженных сил Российской Федерации. У меня есть надежда, что в Кремле услышат этот крик армии.

Звонок, Сергей:

- Я заканчивал училище в 90-м году. Когда выпускался сын моего брата (а он выпускался с медалью), ему некуда было устроиться. Не могли найти место, куда устроить выпускника.

Тимошенко:

- Поскольку мы не знаем, о каком училище идет речь, по какой специальности…

Баранец:

- Может быть, он мебельщиков хочет быть. У нас есть мебельная фабрика, мебельное училище, ПТУ. Может быть, он потом станет министром обороны. Тут надо знать очень много других данных.

Звонок, Михаил:

- Или надо искать, кому это выгодно, или это результат командования атомной подводной лодкой выпускника пехотного училища, которого только что выпустили.

Тимошенко:

- Результат чего?

Михаил:

- Реформы.

Тимошенко:

- Так это у нас уже было, когда сухопутчики проводили итоговую проверку на подводной лодке. Там возник вопрос: а как окапываться?

Звонок, Анатолий:

- Когда уберут юдашкинские погоны на пупке? Вся русская армия всегда ходила с погонами на плечах. Еще один вопрос. Вы правильно сказали, заместители у министра обороны – бабы. И здесь мне тоже позорно смотреть и слушать. Вот Ставропольский кадетский корпус президентский – тоже командует баба. Как это баба может командовать мужиками? Я не могу этого терпеть, это позор.

Баранец:

- По первому вопросу. Эта дурь с погонами на пузе… Повторяю, армия сегодня носит погоны на пузе, на подвесном бачке она носит. Да, погоны это тоже наша национальная дурь. Я думаю, найдется заместитель министра обороны, который эту дурь уберет.

Звонок, Владимир:

- Закончил в 89-м году питерское училище МВД. «Горячие точки», командировки, всего 10, последняя – Чечня, 183 дня. 11 лет – квартиры не дают, хотя я внеочередник. Вопрос. Не мог бы полковник Баранец возглавить расстрельный взвод службы КЭЧ ВВ МВД РФ?

Баранец:

- Я об этом подумаю. Спасибо всем нашим радиослушателям.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ