2016-07-14T10:30:19+03:00

Что нам смотреть во время Олимпиады

Телегид от «Комсомолки» и «Совспорта»

00:00
00:00

Лондон-2012: ХХХ Олимпийские игры Фото: REUTERS

Лондон-2012: ХХХ Олимпийские игрыФото: REUTERS

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» шеф-редактор портала Sovsport.ru Андрей Шумаков, радиоведущие Елена Ханга и Николай Никулин обсуждают, чем же нам выделиться на открытии Олимпиады в Сочи после Лондона.

Ханга:

- Мы с Николаем Никулиным сегодня будем обсуждать спортивные трансляции XXX Олимпийских игр. И поможет нам в этом шеф-редактор портала Sovsport.ru Андрей Шумаков. Мы все смотрели открытие.

Шумаков:

- Смотрели и удивлялись размаху.

Ханга:

- Я совершенно потрясена. Должна признаться, что была на трех Олимпийских играх. Я была в Москве в 80-м году, в Атланте и в Сиднее. И должна сказать, что, конечно же, невозможно сравнить. Притом, что там я все это видела своими глазами, а здесь я сидела на самом лучшем месте дома у себя на кухне. Но мне показалось, что благодаря тому, как это потрясающе показывали, это действительно было самым лучшим местом. Потому что когда ты там сидишь, конечно же, ты дышишь тем же самым воздухом, что и спортсмены, конечно же, ты воодушевляешься, этот адреналин и т.д. Но, в общем-то, все эти лица, они как муравьи там ползают, если ты далеко сидишь, и ты не слышишь комментариев, ты очень многого не слышишь. А тут, у себя дома, ты видишь глаза Пола Маккартни, видишь глаза каждого ребенка на сцене. А их было там, по-моему, миллион. Главное, они, оказывается, играют лицами там. А когда ты сидишь на каком-то 150-м месте, этого же ничего не видно.

Никулин:

- Да что там стадион, миллионы телезрителей смотрели и наблюдали в прямом эфире трансляцию церемонию открытия Олимпиады. Многие аналитики уже окрестили подобные церемонии как эволюцию пафоса. Так и получается, что каждая церемония открытия, она все пафоснее и пафоснее. Тут уже начали сравнивать с открытием в Пекине. Что англичане могли предложить? Ведь китайцы, казалось бы, показали уже максимально лучшее по спецэффектам и по выразительности.

Шумаков:

- Спецэффекты за последние 4 года значительно продвинулись.

Никулин:

- Во-первых, они продвинулись, а во-вторых, Англия ответила Китаю тем, чем может ответить Европа Востоку. Личностями.

Ханга:

- Мне кажется, что к пафосу это не имело никакого отношения. Потому что мы увидели энциклопедию британской жизни, начиная от самых истоков и заканчивая рэперами какими-то. Впервые в жизни мой ребенок смотрел (ей 10 лет). Она оторваться не могла, потому что они использовали все бренды, все эти сказки. Она читает «Питер Пен», ей все это понятно. Она читает «Гарри Поттер», ей все это понятно. Они просто все бренды подтянули. Мне показалось это потрясающим. То, что английская королева согласилась сняться… Во-первых, ее чувство юмора, а во-вторых…

Шумский:

- А во-вторых, это говорит о том, что английская королева это тоже бренд.

Никулин:

- Мы сейчас говорим про церемонию открытия, но не говорим совершенно о спорте. У меня возникает диссонанс. Как церемония открытия Олимпийских игр коррелируется с самими спортивными мероприятиями. И какое вообще имеет отношение к спорту как таковому.

Ханга:

- Они вложили 42 миллиона не в спорт, а в рекламу Англии. И это правильное использование этих денег. Я думаю, что им все это выделило министерство образования или культуры. Мы столько всего нового и интересного узнали или освежили в памяти о Британии. Это же правильно. Вместо того чтобы салюты запускать, какие-то эффекты.

Шумаков:

- Кажется, что событие, которое происходит раз в 4 года, нельзя посвящать только спорту. Жизнь, она богаче. Говорю это вам как спортивный обозреватель, что жизнь богаче, чем спорт.

Никулин:

- Не получается ли так, что сегодня спортивные мероприятия превращаются в этакое шоу? Особенно если мы говорим об открытии и закрытии. Ведь то же самое с финалом, скажем. Лиги чемпионов. Важно показать, какие мы крутые, какой у нас гостеприимный город, какие мы приветливые, что интересного, изобретательного мы можем предложить телезрителю. Многое из того, что они приготовили, не видит зритель на стадионе. А мы с птичьего полета все это видим.

Ханга:

- Прекрасно, что мы видели, как играют. Это же лица показывали. Как изумительно показывали выход всех спортсменов. Во-первых, как это сложно было, эту толпу прогнать, чтобы они все уложились, и большие, и маленькие делегации, в одно и то же время. Мне очень понравилось, как там стояли специально обученные ребята и подгоняли тех, которые растягивались. Это так эмоционально было. И как выхватывали из толпы лица идущих. Какие красивые лица были. Я впервые видела таких красивых спортсменов.

Никулин:

- Мне кажется, что никогда не было такого количества лиц со смартфонами. Спортсмены, другие делегаты постоянно снимали себя на видео, окружение. Это было потрясающе. Четыре года назад такого не было.

Ханга:

- Мне кажется, то, что лица так близко показывали, это находка.

Шумаков:

- В целом у меня сложилось впечатление от церемонии как от хорошего драматического кино, у которого был свой сюжет. По сути дела, смотреть церемонию, например, с середины было уже не очень интересно, нужно было следить за сюжетом.

Никулин:

- Надо сказать, что все это дело называлось «Островом чудес» таким, которое поставил Дэнни Бойл, известный режиссер, оскароносный лауреат. Если уж говорить о драматургии, она там присутствовала. Другой вопрос, что драматургия спорта отличается от драматургии шоу, потому что в спорте всегда все непредсказуемо, и за это мы его любим.

Ханга:

- Там было очень много непредсказуемого. А главное, до последней минуты Набутов не знал, как зажгут олимпийский огонь, он все время переживал, что это за лепесточки.

Никулин:

- И все равно мы видели шоу. Вам не кажется, что в связи с коммерциализацией спорта, что ли, у нас происходит и коммерциализация всех предприятий, всех мероприятий, которые связаны с ним?

Шумаков:

- В спорт вкладываются большие деньги. Большие деньги всегда вкладывает большой бизнес. А куда большой бизнес без рекламы, куда без коммерциализации? Это, к сожалению, неотъемлемая часть и олимпийского движения, и всего профессионального спорта.

Никулин:

- Многие отмечают Роуэна Аткинсона, мистера Бина, знаменитого английского актера, которого мы, к сожалению, знаем по одной роли, а он большой драматический актер. Кстати, это большая проблематика людей, которые однажды сыграли в какой-то комедийной роли, а потом уже этот ярлык настолько приклеивается к этому человеку, что он уже не может сыграть другую роль. Вот Джим Керри сколько хотел драматургических ролей. Ему говорят: сыграй в «Пиратах Карибского моря». Он говорит: вы надоели уже предлагать такие дурацкие роли. В результате Депп обрел славу. Так получается и с Роуэном Аткинсоном.

Но это, безусловно, было прекрасное зрелище. Тем не менее, я хотел бы заострить внимание на том, что то, что мы видели, это церемония личностей, а не просто английского народа. Там мы видели имена. И в этом смысле тоже интересно подумать над брендами. Англичане предложили нам бренды. Дэвид Бекхэм – это бренд, Джеймс Бонд, мистер Бин. Мы приходим к тому мнению, что и английская королева – это бренд. Вся английская монархия – это тоже большой бренд. Многие философы говорят, что Запад загнивает, что там бренды. Они представили это. В Китае не было брендов, но они показывали могучую коллективную силу, у них было какое-то коллективное единство. А здесь личности. И это, кстати, очень наглядно было.

Шумаков:

- Просто мы не знаем такого количества выдающихся китайцев современности.

Никулин:

- Но к спорту это какое имеет отношение? Огромное количество денег было использовано.

Ханга:

- А сколько денег было использовано на аппаратуру.

Шумаков:

- Я, к сожалению, точных цифр не знаю, но мне кажется, любые суммы в данном случае оправданы.

Никулин:

- А они окупаются?

Шумаков:

- Я думаю, что даже если они не окупаются именно деньгами, они с лихвой окупаются эмоциями. Потому что Олимпийские игры это событие для всей страны. Когда еще Англия получит Олимпийские игры. Там с 48-го года их не было и, возможно, еще 60 лет не будет. Это праздник нации.

Ханга:

- Я согласна, что это праздник нации. Я об этом подумала, когда были последние минуты, и какой-то великий английский атлет бежал с олимпийским огнем. Он сбегал на стадион, а пробегал по коридору, который был фактически сделан из 500 строителей этого стадиона в рабочих касках. Вот стояли строители, показали их лица. И это был их праздник. Они так трогательно аплодировали.

Никулин:

- Интересно, в Англии накануне Олимпиады были такие споры, какие сейчас у нас царят по поводу Сочи, что очень много денег затрачивается, что это не окупится, жители будут страдать? В Англии об этом говорили?

Шумаков:

- В Англии об этом очень много говорили, после того как Лондон выбрали столицей Олимпийских игр. Там действительно было очень много противоречий, и были силы, которые вообще предлагали отказаться от Олимпиады.

Никулин:

- Я слышал даже, что и теракты планировали.

Ханга:

- Может быть, и планировали. Я слышала, что кто-то возмущался, что у него на крыше поставили зенитку или что-то такое отбиваться от террористов. Говорят, там блистательно работали полицейские, их не видно было и не слышно, но их там больше, чем спортсменов.

Никулин:

- Если церемония открытия Олимпийских игр это некое отражение национального английского духа, давайте с легкой руки Евгения Панасенкова подумаем, а что у нас будет в Сочи, какую церемонию мы могли бы предложить всему миру, какие бренды у нас. Что это, матрешки будут, балалайки?

Шумаков:

- Главное, чтобы не было слишком много водки.

Ханга:

- Я вдруг подумала, сколько британских сказок наши дети считают уже своими. Потому что Мэри Поппинс – это своя…

Никулин:

- Гарри Поттер – и тот свой.

Ханга:

- А что мы можем предложить? Ну, матрешки, медведи.

Шумаков:

- Аленушку.

Ханга:

- Но их на Западе не знают. Даже Чебурашку.

Никулин:

- Толстой, Достоевский, наверное, выйдут, прокатятся на лыжах.

Шумаков:

- Толстой на лыжах – это было бы живописно. После этого церемонию можно закрывать сразу, я думаю.

Ханга:

- Какой символ у нас был прошлый раз, Чебурашка? А сейчас какое животное?

Шумаков:

- Там три символа. Может быть, эти животные прокатятся на чем-нибудь. Например, дельфин на лыжах тоже выглядит прекрасно.

Никулин:

- Медведь, мне кажется. Я в политику не хочу вдаваться, но есть одна партия, которая приватизировала замечательный бренд. Мне кажется, он мог бы использоваться много где.

Шумаков:

- Особенно с балалайкой.

Никулин:

- Кстати, многие отмечают нашу сборную, которая вышла во главе с Машей Шараповой. Она была очень красиво одета.

Шумаков:

- Главное, чтобы это было не единственное, чем запомнят нашу сборную.

Никулин:

- Это наша надежда, Маша Шарапова?

Шумаков:

- Маша Шарапова – наша надежда, безусловно.

Никулин:

- Мы делаем на нее ставку. А у нее серьезные соперницы?

Ханга:

- Да, Звонарева и Селена Уильямс. Это очень серьезно.

Шумаков:

- Маша Шарапова ей регулярно проигрывает, по-моему.

Ханга:

- Мне кажется, сейчас она в оптимальной форме.

Шумаков:

- Посмотрим. Теннисный турнир идет на кортах Уимблдона. Может быть, это не самые подходящие для россиян в принципе корты.

Ханга:

- Почему? Маша в 16 лет выиграла.

Шумаков:

- Это так. Но когда ей было 16 лет.

Никулин:

- А вообще на кого мы делаем ставки, кто у нас в фаворитах в российской сборной?

Ханга:

- Во-первых, надо сказать, на какое место мы рассчитываем.

Шумаков:

- Мы рассчитываем на третье место. И мы его займем, я уверен в этом. Потому что Китай и США, если говорить о медальном зачете, Россия не обгонит. Я думаю, что британцы, в свою очередь, не обгонят нас. Все-таки им не хватит запаса, все-таки нет такого количества видов спорта, которые в Британии развиваются на должном уровне. Я думаю, что мы займем третье место. В общем, это будет вполне нормально, заслуженно.

Но мне бы не хотелось углубляться именно в командный зачет, потому что Олимпиада это состязание личностей. Сегодня, например, выиграл групповую велогонку замечательный казахстанский гонщик Александр Винокуров. Человеку 39 лет. Это для спортсмена достаточно серьезный возраст. И он в великолепнейшем стиле выиграл сегодня эту гонку. Ну как за него не болеть? Да, он ездит не под российским флагом, но Саша все равно блестящий спортсмен. Казахстан будет в этой таблице 20-м или 25-м, но это золото гораздо больше, чем единственная медаль.

Никулин:

- А из наших на кого ставим?

Шумаков:

- Все-таки это борьба. Я думаю, это для нас самый медалеёмкий вид спорта. Я думаю, что в борьбе мы всё еще впереди планеты всей. Это, безусловно, художественная гимнастика, где у нас должно быть две медали. Это, безусловно, синхронное плаванье. Сегодня вот дзюдоисты удивили. Первая золотая медаль. Наши очень давно не становились олимпийскими чемпионами в дзюдо. И сегодня Арсен Галстян выиграл в великолепнейшем стиле в финале у японца. Это прекрасно. Это что касается неожиданностей. Посмотрим. У нас есть свои виды спорта. Может быть, нам удастся повторить какие-то успехи чемпионата мира в легкой атлетике. Я думаю, что третье место от нас никуда не уйдет.

Никулин:

- Кстати, если вспоминать про команды, я читал такую замечательную новость, что по футболу будет сборная Великобритании.

Шумаков:

- Да. И она даже провела уже первый матч, и женская сборная сыграла, и мужская сборная. Сборная Великобритании, по-моему, первый матч либо в истории, либо уж точно в современной истории. Потому что такой команды, как Великобритания, в природе вроде бы никогда не существовало. Потому что Англия, Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс всегда играли отдельными командами. Вот здесь впервые Райану Гиггзу дали шанс сыграть на большом турнире. Потому что Райан Гиггз по гражданству играет за сборную Уэльса, за очень маленькую сборную, которая никогда никуда не попадала.

Никулин:

- Я тут прочел новость. Дмитрий Медведев уже поделился своими впечатлениями о церемонии открытия в своем Твиттере. Выложил две фотографии с олимпийского стадиона и по поводу флагов стран-участниц написал: «Флаг России на месте. Пожелаем нашей сборной удачи».

Ханга:

- У нас несла флаг Маша Шарапова. А Федерер отказался нести, потому что тяжело и может забить руки. Хотя он два раза уже носил. Злые языки утверждают, что Азаренко тоже отказалась нести. Наверное, действительно очень тяжело нести.

Андрей, как простым людям, у которых нет доступа к Интернету, узнавать расписание, когда, на каких каналах и что можно увидеть?

Шумаков:

- Расписание Олимпиады это действительно очень сложная штука, особенно если речь идет о расписании трансляций. Потому что наши каналы общего доступа предпочитают в своих программах публиковать просто олимпийский блок, не конкретизируя, как правило, какие-то события, которые будут в рамках этого олимпийского блока. Есть спутниковые каналы, есть НТВ+, можно узнавать расписание конкретных трансляций там, можно узнавать это на официальных сайтах различных каналов. На нашем сайте Sovsport.ru есть подробная программа состязаний каждого дня. Можно ориентироваться и смотреть, какие соревнования, особенно с участием российских спортсменов, будут в то или иное время. Но есть, конечно, проблема. Когда некоторые события у нас показываются в записи…

Ханга:

- О каком канале вы говорите?

Шумаков:

- В основном страдают этим каналы общего доступа. Это Первый канал и канал «Россия». К сожалению, есть жесткая схема вещания, в которой спорту не всегда находится место именно в прямых трансляциях.

Никулин:

- Я недавно смотрел цифры. Вообще-то спортивные трансляции сейчас по рейтингам даже могут дать фору многим другим передачам. Очень большие рейтинги.

Шумаков:

- Могут. Я ни в коем случае не хочу критиковать менеджмент Первого канала, но мне бы хотелось понять логику людей, которые показывают повтор открытия Олимпиады в то время, как уже начались соревнования, как идет розыгрыш медалей, в то время, как россияне уже претендуют на эти самые медали.

Никулин:

- Да, это непонятно. Это можно сравнить, допустим, с футболом. Я как футбольный болельщик всегда буду в онлайне отслеживать результаты своей команды. Мне неинтересно смотреть в повторе. Да и любое другое мероприятие, если я посмотрел в газете где-нибудь, в интернете, через Твиттер вышел, уже знаю, что тот-то и тот-то победил, зачем мне это смотреть?

Ханга:

- Вот я теннис люблю смотреть. Потому что это красиво.

Никулин:

- Кстати, вопрос. Спорт это прежде всего результат или процесс? Что наблюдать интереснее?

Шумаков:

- Это сложный вопрос, на него за более чем столетнюю историю Олимпийских игр никакого ответа никто не дал. Люди, которые выигрывают медали, для них, конечно, очень важен результат, а зрителям и за процессом можно понаблюдать.

Никулин:

- Только в прямом эфире.

Ханга:

- Давайте перечислим каналы, на которых можно смотреть сейчас Олимпиаду, помимо НТВ+.

Шумаков:

- Безусловно, «Евроспорт», «НТВ+», Первый канал, «Россия» и «Россия-2». Плюс несколько каналов, принадлежащих ВГТРК. Это «Спорт-1», спутниковый канал.

Ханга:

- А как в интернете?

Шумаков:

- В интернете есть очень жесткие правила по телетрансляциям. К сожалению или к счастью, но на многих сайтах вы не найдете телетрансляцию, а найдете только текстовые трансляции либо хайлайты каких-то событий. Например, на сайте Sovsport.ru можно посмотреть победную схватку Арсена Галстяна, нашего первого олимпийского чемпиона Лондона.

Ханга:

- А радиорепортажи?

Шумаков:

- Насколько я знаю, здесь с трансляциями все гораздо проще. Мне трудно понять, почему можно кому-то запретить в эфире радио комментировать те или иные события.

Никулин:

- Продолжаем цитировать нашего премьера, поскольку он был на церемонии открытия, давал интервью. Газете «Таймс» он сказал: «Наша церемония, которая будет в 2014 году, будет отличаться. Она, наверное, не должна быть такой длинной». А вам она показалась длинной, затянутой?

Шумаков:

- Мне – нет.

Ханга:

- Мне она совсем не показалась затянутой. Может быть, там было холодно сидеть?

Шумаков:

- Это в Сочи будет холодно сидеть. Это же будут зимние Олимпийские игры. Вообще логика ясна. Зимние Олимпийские игры короче, чем летние, поэтому церемония тоже должна быть короче.

Никулин:

- Хочу еще один комментарий зрителей и слушателей нашего радио отметить. Многие жалуются на то, что во время трансляции очень много рекламы. Это действительно проблема.

Ханга:

- Да, ужасно.

Шумаков:

- Но что делать, куда без нее?

Никулин:

- Как-то можно ее ограничить хотя бы? Представляете, я смотрю футбол. Но там, как правило, в перерывах. А если прямо во время трансляции? Это же невозможно смотреть, хочется пойти и в интернете досмотреть.

Шумаков:

- Те же пользователи, наверное, нормально относятся, когда кино прерывают на общедоступных каналах и тоже показывают рекламу.

Никулин:

- Поэтому они ходят в кинотеатры и скачивают из Интернета. Это, безусловно, нелегально, но это имеет место, это факт нашей жизни. Именно из-за того, что они не хотят смотреть рекламу.

Шумаков:

- К сожалению, без рекламы не было бы соревнований.

Ханга:

- Может быть, есть какой-то закон, по которому ты не можешь больше…

Шумаков:

- Закон есть. И он предписывает, по-моему, 15 минут в час, если я правильно помню.

Ханга:

- По-моему, вчера было гораздо больше.

Никулин:

- Во время церемонии открытия было очень много рекламы. А в Англии на ВВС показывали, там ее значительно меньше.

Шумаков:

- Потому что ВВС это общественное телевидение, и оно финансируется подписчиками.

Ханга:

- У нас тоже скоро будет общественное телевидение.

Никулин:

- Есть еще читатели, которые отмечают, что не смотрят Олимпиаду по совершенно конкретным причинам – слишком много спорта в нашей жизни стало.

Шумаков:

- На Олимпиаде вообще слишком много спорта.

Никулин:

- Вам не кажется, что на телевидении сейчас действительно бравируют этой тематикой? Футбол уже перешел на НТВ, насколько я знаю, с нового сезона и чемпионат России там будут показывать. И рейтинги большие. В основном кто разгневанная часть публики? Женщины. Они и пишут письма в редакцию: ну сколько можно, почему все меньше и меньше хороших сериалов? Действительно, это же проблема, мы не делаем хороших отечественных сериалов. Впрочем, и отечественный футбол ничем не лучше, но его смотрят, а отечественные сериалы – нет.

Шумаков:

- Может быть, футболистов переквалифицировать в актеры, и наоборот?

Никулин:

- Тоже интересная проблема. Это наша телевизионная тематическая проблема. Почему на стадионы так мало ходит людей, а по телевизору смотрит много?

Шумаков:

- Я не думаю, что смотрят слишком много. Я думаю, что наши телерейтинги сильно отличаются, скажем, от немецких или английских. Примерно в той же самой степени, в какой посещаемость наших стадионов отличается от немецкой и английской.

Никулин:

- Сколько я знаю людей, все смотрят по телевизору спорт. И никто из них не ходит. Это какая-то моральная проблема?

Шумаков:

- Нет. Я думаю, что проблема в том, что, например, у нас футбол гораздо популярнее, чем все остальные виды спорта, а на современный российский футбольный стадион я бы свою дочь, например, не повел бы в силу определенных обстоятельств. Мне кажется, что ее безопасность как ребенка, который пришел на трибуну, не обеспечивалась бы должным образом. Я даже проверять не буду и рисковать не хочу. Плюс могут прозвучать какие-то оскорбительные кричалки и т.д. Футбол популярнее всего остального. Можно, конечно, попробовать и пойти на легкую атлетику. Но кто у нас вообще ходит на легкую атлетику? Давайте посмотрим правде в глаза. Никто не ходит.

Никулин:

- Тогда другая проблема – проблема безопасности. Как обеспечивается безопасность на английских стадионах?

Ханга:

- Это тоже известные хулиганы.

Никулин:

- Да, английские фанаты, наверное, самые матерщинники, больше всего пьют пиво. Англия еще славна тем, что помимо болельщиков есть и знаменитые стюарты. Как Англия с этим справляется?

Шумаков:

- Я думаю, что Англия с этим уже справилась очень жесткими мерами. К сожалению, для Англии урок был очень жестокий. Если вы помните трагедию в середине 80-х годов на бельгийском стадионе во время матча «Ливерпуль» - «Ювентус», когда погибли несколько болельщиков после драки. Это было спровоцировано именно британскими болельщиками. Английские клубы после этого были исключены из УЕФА на несколько лет. В общем, для британцев это был очень серьезный урок, и хулиганство на своих стадионах, во всяком случае в Британии, они победили. То есть им понадобились достаточно жесткие меры – кого-то посадили, кого-то не стали пускать на стадионы, но они сумели это сделать. Мы пока, к сожалению, нет.

Ханга:

- Возвращаюсь к вчерашней трансляции, которую вели Кирилл Набутов и Владимир Гомельский. Я не знаю, насколько этично вас просить прокомментировать.

Шумаков:

- Я думаю, что не очень этично. Потому что Владимир Гомельский – обозреватель нашей газеты, он дает такие замечательные комментарии по поводу баскетбола. Я думаю, что и Владимир Гомельский, и Кирилл Набутов тоже находились под большим впечатлением от увиденного. Они репетицию трансляции видели, Владимир Александрович в этом признавался, что они видели.

Никулин:

- Их попросили не разглашать информацию?

Шумаков:

- Да. И они не разглашали.

Ханга:

- То есть они всё знали?

Шумаков:

- Они знали большую часть. Но при этом они, мне кажется, находились под впечатлением от того, насколько увиденное во время церемонии отличалось от репетиций. Мне кажется, они были в определенной эйфории. Может быть, это отчасти и хорошо.

Никулин:

- Тем не менее, многие отмечают, что во время каких-то интересных зачитываний, скажем, Шекспира комментаторы, к сожалению, много говорили. Да и вообще многословность отличает наших комментаторов.

Шумаков:

- Насколько я помню, Кирилл Набутов пытался какие-то участки этого текста перевести. Может быть, это оттого, что не вся аудитория Первого канала в должной степени владеет языком Шекспира.

Ханга:

- Как-то странно переводить Шекспира быстренько своими словами.

Шумаков:

- Мне кажется, у них был текст. Хотя, возможно, Кирилл переводил по памяти. Я не знаю.

Никулин:

- Как вы относитесь к комментаторам и назначению комментаторов комментировать открытие, закрытие? Люди спортивные ведь суеверные, тем более болельщики. Я не высказывают ни против кого, но вот, допустим, Виктор Гусев, сколько он комментирует сборную России, все говорят: вот назло его поставили, поэтому сборная России проиграла.

Шумаков:

- Мне кажется, сборная России по футболу проигрывает вовсе не из-за Виктора Гусева. Уже пора искать другие причины поражений, кроме Виктора Гусева. Я думаю, что все эти суеверия – это какая-то ерунда. Потому что комментаторов назначают, не исходя из каких-то суеверий. Кто разбирается лучше в виде спорта, тот его и комментирует. Да, бывают определенные казусы. Мой хороший знакомый Владимир Стогниенко на Олимпиаде в Ванкувере комментировал то ли могул, то ли какой-то другой вид фристайла. При этом он смотрел его, по-моему, первый раз. Он готовился дня три, все прочитал про этот вид спорта, но, по-моему, вживую он его первый раз увидел. Бывает. Нельзя же иметь штатного комментатора, условно, могула или фехтования на рапирах или тхэквондо. Потому что спроса на этого комментатора все-таки не будет.

Никулин:

- Конечно, класс классом, но, допустим, Геннадий Орлов, безусловно, великий комментатор, в первом или во втором матче сборной России допустил ряд ляпов. Например, назвав сборную России «Зенитом».

Шумаков:

- Я думаю, что если бы Геннадий Орлов комментировал бы фехтование, он бы тоже кого-то назвал бы «Зенитом».

Ханга:

- Вы говорите, что не всегда есть специалисты. А сейчас их готовили к Олимпиаде?

Шумаков:

- Я думаю, что есть распределение по видам спорта. И каждый пытается готовиться в меру своих сил, читать что-то про трековый велоспорт, про то, чем кейрин отличается от омниума, например.

Ханга:

- А вы готовы прокомментировать?

Шумаков:

- Чем кейрин отличается от омниума?

Ханга:

- Нет. Если бы вас поставили.

Шумаков:

- Трудно сказать. Все зависит от вида спорта. Есть виды спорта, которые я бы с удовольствием прокомментировал. Надеюсь, что это сделать удастся. А есть виды спорта, которые для меня действительно темный лес.

Ханга:

- Я вспоминаю, что была в Австралии, когда меня посадили к микрофону и сказали: просто посиди, я на секундочку отойду. А дальше они меня разыграли. Они сказали: вы в эфире, начинайте комментировать гонки на каноэ. Что я испытала за эти две секунды, я передать вам не могу. Я поседела.

Наша передача подходит к концу. Мы еще много раз встретимся в эфире, мы с Колей по субботам будем обсуждать Олимпийские игры и как они транслируются. Всего доброго.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ