2016-07-14T10:30:19+03:00
1

Стас Намин: «Новый диск "Медитация" для того и придуман, чтобы он играл фоном и человек ловил кайф от этого»

Эксклюзивное интервью знаменитого музыканта о новых дисках, отличии рок-групп от ВИА и кайфе в жизни

«Я не сдаюсь»

00:00
00:00

«Давай уедем в дальние края»

00:00
00:00

«Идол»

00:00
00:00

«Еще не все»

00:00
00:00

«Такая жизнь»

00:00
00:00

«Снежная баллада»

00:00
00:00

Нас невозможно сбить с пути, или Гимн героям нашего времени

00:00
00:00

«Все то, что есть»

00:00
00:00

«Распахни свое окно»

00:00
00:00

«Колыбельная»

00:00
00:00

«Летний вечер»

00:00
00:00

00:00
00:00

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» музыкант, художник, фотограф Стас Намин и ведущий Кирилл Кальян ведут задушевную беседу о жизни, рок-музыке и слушают песни «Цветов».

Кальян:

- Добрый вечер. Как всегда, по средам мы встречаемся с музыкантами, которые своей жизнью, своим творчеством раскрашивают нашу с вами жизнь, доставляя нам максимум удовольствия. Сегодня в гостях уникальный человек – не просто музыкант, не просто художник, не просто фотограф, а человек идейный во всех отношениях и направлениях – Стас Намин. Вы совсем недавно дали концерт в Индии. Как это было и где вы играли? Вообще в Индии любят играть многие прекрасные музыканты… Что у вас было за мероприятие в Индии?

Намин:

- У меня был концерт в городе Вриндаван, в самом таком престижном зале. Для меня это было большое событие – был полный зал народу и концерт прошел очень здорово. Я путешествовал по Индии, забирался в Гималаи, было очень красиво и интересно.

Кальян:

- А мы сегодня будем разговаривать, друзья мои, на фоне этой самой музыки, которую записал Стас Намин.

Намин:

- В принципе, этот диск называется «Медитация». Она, собственно, для того и придумана, чтобы он был таким фоном и ловил бы кайф человек от этого.

Кальян:

- Мое шоу вообще придумано для того, чтобы люди ловили кайф какой-то и слушали хорошую музыку. Сегодня вечер «Цветов» на волнах нашей уникальной радиостанции. Первая музыкальная композиция будет иметь название «Я не сдаюсь» - группа «Цветы».

Кальян:

- Сегодня в гостях у нас Стас Намин. Ну, а если вы хорошо знакомы с творчеством этого удивительного человека, то вы знаете, за что бы ни брался Стас Намин, все он сделает по-своему и все обязательно у него получится так, как именно он хочет. Стас Намин не будет никого слушать. Если даже Стас Намин и будет приглашать каких-то зарубежных постановщиков – будь то постановщики мюзиклов или люди, которые организовывали большие, серьезные рок-н-ролльные концерты, Стас Намин все равно сделает по-своему. Как вы думаете, почему это все происходит уже на протяжении более чем сорока лет и никто никогда почему-то не то, что не изменил его ощущения от жизни, его ощущения от того, что он хочет делать, и никогда не сделал так, как бы не хотел Стас Намин. Как это удается?

Намин:

- Я даже не понимаю о чем речь? Вопроса не понимаю. Потому что у меня впечатление, что каждый человек делает так, как ему кажется правильным. И вот вы меня уличаете в том, что я делаю то, что мне кажется правильным.

Кальян:

- Смысл вот в чем. Что, когда, например, появляется какая-то безумная идея, то всегда, к сожалению, находятся люди, которые будут говорить – нет, так не надо делать…

Намин:

- Секундочку. Если вы ходите по улицам и спрашиваете, как надо, тогда другой разговор. Ваш вопрос некорректен, я, честно говоря, не хожу и не спрашиваю, как надо.

Кальян:

- Нет, как удается просто на протяжении такого количества времени делать постоянно то, что именно вы считаете нужным? Это же большое искусство.

Намин:

- А как вообще правильно-то, нормально? Делать то, что не считаешь нужным?

Кальян:

- Это и есть нормально. Но, к сожалению…

Намин:

- Это демагогическая болтовня…

Кальян:

- Вообще у нас прекрасная болтовня получается, мы сейчас запутаем всех наших радиослушателей…

Намин:

- Я вообще представляю себе, что каждый человек должен именно так и существовать – делать так, как ему хочется. Я не знаю, я говорю сейчас вслух такие истины, что мне даже самому стыдно, что я такую чепуху говорю, которая всем известна и сама собой разумеется.

Кальян:

- К сожалению, в наше-то время люди не поступают так.

Намин:

- Я не знаю, какое у вас там время…

Кальян:

- Да у нас не такое – у нас все правильно. Вот как настоящий хиппи, Стас Намин морочит голову…

Намин:

- Почему вы решили, что я – хиппи?

Кальян:

- Потому что эта удивительная атрибутика всей вашей жизни, потом – ваше настроение, которое было всегда…

Намин:

- Я не буду вас разубеждать, как вы считаете нужным, так меня и называйте.

Кальян:

- Ну, если я вас обидел – простите меня, пожалуйста.

Намин:

- Совсем нет. Я не знаю, что вы под этот термин укладываете, но я вот вам примерно сейчас скажу свой распорядок дня. Я работаю примерно от 12 до 14 часов. Каждый день. Сплю 6 часов. Не пью, не курю, не употребляю наркотики. Почему же вы меня хиппи-то назвали?

Кальян:

- Потому что любовь, свобода, потому что счастье. Потому что занимаетесь любовью, а не войной.

Намин:

- Это другое… Тогда я должен вам сказать – Вельямир Хлебников, Пушкин и много других ребят тоже можно было бы назвать хиппи.

Кальян:

- Вот мы и договорились до очень важных вещей… Мне всегда нравилось – на протяжении огромного количества времени, куда бы вы ни приходили, где бы вы ни разговаривали, вы всегда со всем спорите. Это очень здорово.

Намин:

- Я с вами спорю?

Кальян:

- Нет, мы с вами немножко порассуждали про хиппи. И это приятно. «Давай уедем в дальние края» - так будет называться следующая песня.

Намин:

- Нет, давайте доскажем про этот альбом. Вот мы «Я не сдаюсь» поставили, она мало кому известна, потому что вообще получилось так, что как бы биография «Цветов» довольно странная. Мы существуем больше 40 лет, вот уже 42 года. И при этом получается так, что мы в 70-х были запрещены, но все-таки как-то просачивались наши невинные такие песенки, которые сегодня стали хитами, лицом группы «Цветы», да.

Кальян:

- 7 миллионов пластинок это, вы считаете, слегка просачивались?

Намин:

- Семь? Шестьдесят.

Кальян:

- Это сначала было семь. Помните, первая версия. А потом шестьдесят, конечно.

Намин:

- Если вы меня не будете перебивать, я вам постараюсь быстренько рассказать. А если хотите поперебивать, пожалуйста, поперебивайте. Уникальность нашей истории заключается в том, что до 1986-го мы были запрещены, если вначале там что-то выпускали, то в 80-х вообще ничего не удалось выпустить. Что, собственно, не удалось выпустить? Вот эту песню, которую вы сейчас слышали – «Я не сдаюсь» - и практически большинство песен в альбоме «Распахни свое окно» - это запрещенные песни «Цветов» 80-х годов, которые мы не смогли выпустить. Там только две современные песни – «Распахни свое окно» и «Гимн героям нашего времени». Все остальные 15 – песни 80-х годов группы «Цветы», которые никто никогда не слышал. «Назад в СССР» альбом мы записали – это песни 70-х годов. А после этого все, что было запрещено, сейчас вышло на альбоме «Распахни свое окно». И вот песня, которую вы сейчас хотите поставить, это песня Сережи Дьячкова, очень красивая, мне очень нравится.

Кальян:

- Мне пришло пару сообщений. «Почему вы не пели «Давайте уедем на БАМ» в 1975 году», - спрашивает Елена из Твери.

Намин:

- Я туда не собирался ехать. С какой стати я буду петь какую-то чушь собачью, если я сам не собираюсь делать. А пою только то, что мне в кайф. Этим и отличались рок-группы от ВИА. Те пели, что родина приказывает, а мы пели, что по кайфу.

Кальян:

- Еще одно сообщение: «Спасибо за интереснейшего гостя. Стас, расскажите, пожалуйста, с чего начиналось ваше увлечение индийской музыкой и нравится ли вам индийские храмовые танцы», - спрашивает другая Елена.

Намин:

- Вообще увлечение индийской музыкой пришло ко мне от «Биттлз». Потому что вообще я был фэном «Биттлз», «Роллинг Стоунз» и Джимми Хэндрикса и т.д., я сейчас не буду называть всех, у кого я учился в 60-х. Но вот, кстати, вы сейчас поставили песню, которая из моего альбома «Единый мир». Это племя масаев – реальное. Вот это я записал, я зашел внутрь племени, во время ритуала и записал их. Это в Африке. И я сверху наиграл гитару. Смотрите...

(Музыка, которое в это время ша фоном, на несколько секунд включается громче, чтобы ведущий и слушатели оценили, как звучат ритуальные напевы масаев с гитарой Стаса Намина. Беседа при этом не прерывается.)

Кальян:

- Круто! Но они не понимали, естественно, что их записывают?

Намин:

- А чего понимать-то? Они простые ребята, они сами абсолютно в себе… Во всяком случае, в этом этническом альбоме много хулиганств, я там сыграл дуэт с Дживаном Гаспаряном, я на ситаре, он – на дудук, это практически было впервые в истории – два древнейших инструмента сыграли как бы вместе, дуэтом.

Кальян:

- Хорошо. В таком случае, вернемся к разговору о пластинке «Распахни свое окно», расскажите, как велась работа над этим альбомом, потому что, как я понимаю, она происходила в разных студиях и много хороших, талантливых людей занимались этим альбомом.

Намин:

- …Надо просто досказать мне, что действительно странная какая-то судьба получилась у группы. В 80-х мы были запрещены, а потом, когда в 1986-м перестройка свершилась и нас выпустили, то мы начали ездить по миру и вообще здесь не записывались и почти не играли. А в 90-х просто остановились. Потому что я там сделал группу «Парк Горького», еще чего-то, практически из «Цветов» сделал ее, просто там почти все музыканты в «Цветах» играли раньше. И вот «Цветы» решил остановить, как проект. Потому что в стране появился странный так называемый шоу-бизнес, который вот голубого цвета и был далек от того, что мне интересно было. И получилось, что «Цветы» восстановились только в 1999 году и в 2000-е работали просто в театре, не появлялись на людях и т.д. То есть, грубо говоря, нас не было 30 лет реально. То есть, мы исчезли на 30 лет вообще. И вдруг – нам 40-летие исполнилось – мракобесие! Вдруг мы решили написать новые песни, вспомнить все старое. Так вот, альбом «Назад в СССР» - это все 70-е годы наши, туда вошли все известные хиты и те, которые не удалось выпустить в те времена. А вот «Распахни свое окно», который мы на следующий год также поехали на «Эбби роуд» и тоже записали его там же – то это 80-е годы. И вот сейчас мы приготовили новый репертуар, который совсем уже не ретро. То есть, мы таким образом отстранились от своего прошлого, сделав и 70-е, и 80-е. А сейчас мы готовим новый альбом, мы выступим с ним 14 ноября в «Крокус сити». То есть, мы нарушим традицию раскрутки песен. Мы, не записывая их, сначала сыграем в концерте, а только потом поедем на «Эбби роуд» у нас на 1 февраля первая смена там назначена. И вот в феврале мы будем писаться.

Кальян:

- Ну, с этого мы и начали нашу программу - о том, что Стас Намин всегда делает так, как делает только Стас Намин. Что касается именно тех песен, которые лежали столько лет и были записаны только недавно – песни из 80-х, которые записаны на альбоме «Распахни свое окно» - как вы считаете, насколько эта музыка вообще была актуальна тогда и актуальна сейчас? И кто сейчас может увлечься этой темой, этим настроением?

Намин:

- Мне трудно сказать. Я не знаю, как вам ответить по поводу актуальности песен. Потому что люди слушают – кому-то нравится, а кто-то любит Борю Моисеева, а кто-то – Филиппа Киркорова… Я думаю, что мы сделали просто по кайфу, нам кажется, что они интересны и сейчас. Вообще надо поставить песенку одну, по которой будет понятна, наверное, актуальность и вот почему нас запретили совсем и в 80-х нам не удалось ничего выпустить. У нас такая песенка была тогда – «Идол» - давайте мы ее поставим.

Кальян:

- Давайте.

Намин:

- Она не похожа на «Цветы» совсем вроде бы. Потому что получается так. Вот представьте себе, если взять какую-то группу, скажем, «Биттлз» и знать только их первый альбом, а потом вдруг неожиданно кто-то поставит последние какие-то вещи, которые они пели перед распадом. И это вообще ничего общего не будет с первым альбомом. Вот у нас получилось, что нас знают только по 70-м годам и не представляют себе, что мы представляли из себя даже в 80-х, не говоря уже о том, что сейчас происходит с нами.

Кальян:

- А сейчас у нас на связи Андрей.

Звонок, Андрей:

- Здравствуйте. Во-первых, хотелось бы поблагодарить за первые песни – это действительно шедевры. И хотелось бы сказать, что «Богатырская сила» накануне Дня Ильи Пророка – это наш хит, выпускников. Интересно узнать, есть ли что-нибудь подобное в новых альбомах?

Намин:

- Что значит подобное? У нас все песни разные. И такое их количество, что за одну передачу невозможно даже поставить одной десятой из того, что мы написали… Красивые песни я вам постараюсь, конечно, показать. Не такие страшные, вроде «Идола», но тут уж, знаете, меня так достали эти идолы, которые у нас в стране свирепствуют и по сей день, что захотелось написать вот такой ужас. Но я сам в нормальной обстановке с трудом слушаю такую песню. Это совсем надо быть уж разозленным, чтобы такое слушать. А в нормальной ситуации – что-нибудь про любовь.

Кальян:

- Да. Еще один телефонный звоночек возьмем. Людмила у нас на связи. Здравствуйте.

Людмила:

- Добрый вечер. Это программа вообще прекрасная. И Стасу привет большой! Он выступал в Ставрополе у нас в 80-е годы. Прекрасно пел! «Летний вечер» - это вообще шикарно. Да и вообще все песни шикарные пел. И поет! Мы очень уважаем и любим этого человека! И эту группу любим! И так бы хотелось, конечно, услышать «Летний вечер». И мы хотим, чтобы его творчество дальше продолжалось и людей радовало. Вот наше поколение вообще живет с «Цветами» - как они были, так и будут они – «Цветы»!

Намин:

- Спасибо большое! Если вы наберете «Концерт 40-летие» в Ютюбе, то у нас практически все песни, которые мы исполняли, а мы исполнили, у нас когда было 40-летие, у нас был большой концерт, по Первому каналу его транслировали, и ДВД сейчас существует, и он есть сейчас и в Ютюбе, мы там все выложили в хорошем качестве. Поэтому, если мы что-то не успеем поставить в этой программе, вы можете спокойно открыть и увидеть, как это все звучит. Там очень все красиво и звучит, и выглядит.

Кальян:

- А я еще тешу себя надеждами, что мы перед ноябрьским концертом в «Крокусе» тут построим маленькую студию и, может быть, даже вы придете еще раз с ребятами и пару песен сыграете вживую в нашем эфире.

Намин:

- Вполне возможно.

Кальян:

- Но мне хотелось бы задать еще один маленький вопрос. Вот то, что вы не обращаете внимания, с одной стороны, на коммерческий успех всего того, что вы делаете, но без все-таки коммерческих успехов невозможно было бы осуществить такие грандиозные проекты, связанные с симфоническим оркестром, связанные с таким жанром, как мюзикл. Потому что вы же собрали вокруг себя всех талантливых, никому не нужных людей и сделали настоящее, потрясающее шоу. Скажите, пожалуйста, все-таки коммерческий успех, будь он в музыке, в театре, насколько он является критерием того, что вы выбираете для того, чтобы делать?

Намин:

- Когда я понял, что шоу-бизнес обязательно должен приносить в жертву или бизнес, или шоу – то есть, грубо говоря, искусство – то в этот момент мне показалось, что мне и не стоит этим заниматься в жизни. Не сразу у меня это вышло, но в какой-то момент получилось, что я разделил в своей жизни заработок денег, который я осуществляю просто коммерческим бизнесом нормальным, то есть, который ничего общего не имеет с вкусом, с душой – это чистая математика, совесть и здравый смысл. А то, что касается так называемого искусства – то это только кайф – и там нет никакой скидки на какой-то коммерческий успех. Там есть только то, что вот хочется сказать и как это хочется сказать. И больше ничего не существует. Причем, не только у меня. Вот все, кто со мной работает – это и музыканты «Цветов», и театр, вот собрался театр у нас в парке Горького, на который битком ходят люди… У нас первый театр мюзикла в стране уже 10-12 лет существует, где играются и поются… То есть, кто один раз пришел, они говорят – как может такое быть, что мы никогда этого не слышали? Ну, так устроено все. И я абсолютно спокойно на это смотрю. Потому что у нас всего хватает, и мы в полном кайфе и те, кто к нам попадает, больше от нас не уходят никогда.

Кальян:

- Ну и слава богу. Еще одно сообщение: «Ваши песни – моя молодость, в них смысл, немного грусти и прекраснейшие мелодии, за которые вам огромное спасибо», - пишет Галина из Твери.

Кальян:

- А сейчас, думаю, стоит поговорить о теперешнем составе группы «Цветы». Что это за люди?

Намин:

- Состава «Цветов» постоянного никогда не было за всю историю. За первые 20 лет существования «Цветов» в составе работало где-то более 50 музыкантов. И это было связано с тем, что вообще очень трудно было жить в те времена. Платили нам 5.50 рублей с концерта и, в общем, был ужас, рассказывать про него – просто портить настроение. Поэтому выживать было очень тяжело. И, конечно, постоянный состав, особенно в профессиональной команде, которую мы пытались сделать, было очень трудно сделать. Но он, собственно, и не оказался до такой степени важен. По той же системе существовала группа «Аквариум». Когда есть как бы общая идеология и общая музыка, понятная всем, то единомышленники собираются вместе и играют. И вот вдруг, неожиданно, когда в 1999 году я опять воссоздал «Цветы», собрался абсолютно уникальный состав, наверное, самый сильный за всю историю. Во-вторых, он просто стал как семья. И ни один человек не поменялся, уже 12 лет работают одни и те же музыканты, уровень просто потрясающий. Я должен сказать, что мы ездим по всему миру и пишемся в лучших студиях мира… Это Саша Грицинин на бас-гитаре и он же вокалист, вот он пел «Я не сдаюсь». Это Валера Диордици на клавишных, он пел «Давай уедем в дальние края». Это, конечно, Олег Предтеченский, гитара и вокал – он пел «Еще не все». Это Алан Асламазов, еще один клавишник, саксофонист, вокалист, совершенно уникальный музыкант, с сумасшедшей техникой, с сумасшедшей музыкальностью, он играет практически на всех инструментах. Юра Вильнин – гитарист, я просто рот открываю, когда он играет – просто ни одной лишней ноты, с сумасшедшим звуком, с сумасшедшим вкусом. И вот как бы так получилось, когда три вокалиста в группе. Ударники у нас все сессионные – мы приглашаем хороших барабанщиков, вот в концерте 40-летия у нас играл лучший барабанщик мира, ну, Великобритании, так скажем, - Ян Томас, он сейчас на обложке всемирного журнала. 14 ноября в Крокусе у нас будет, скорее всего, играть Кенни Аронов, во всяком случае, он очень хочет… А музыканты – вот такого уровня, что с ними хотят играть барабанщики мирового класса.

Кальян:

- А сейчас, я думаю, надо поставить «Снежную балладу».

Намин:

- Это Валера Диордица поет. Эту песню я написал с Андреем Битовым (мало кто знает, что он пишет стихи). Мы ее будем и 14 ноября исполнять, и будет идти снег в зале, настоящий…

Кальян:

- Кстати, я вот сейчас в эфире признаюсь, я в первый раз, это было начало моей как бы трудовой карьеры, я еще учился в институте и первый раз я подбежал с простым кассетным диктофоном для того, чтобы взять интервью у музыкантов группы «Синдерелла», но оказалось, что это не музыканты группы «Синдерелла», это их техники, которые не только выглядели так же – с такими же татуировками, так же пели, так же играли великолепно, и для меня это было состоянием настоящего шока. То есть, даже это не просто группа, а это просто люди, которые носят гитары, которые включают шнуры. И они играют и поют так же, как музыканты группы «Синдерелла». В этот вечер, конечно, я сошел с ума и от Оззи Осборна, которого я тоже увидел впервые… Я вот всегда хотел спросить – насколько было возможно в то время сделать такое сказочное мероприятие? Потому что это был настоящий шок для всех. И я даже хочу сказать, что и «Ньюансы», и «Бригада С», которые были перед началом, они были тоже уместны в этом концерте. И интересно было самим музыкантам послушать наших ребят.

Намин:

- Кстати, у нас в этом году 25 лет СНС – вот тому самому центру. То есть, четверть века. В этом году у нас 1 и 2 числа в Зеленом театре собираются опять «Бригада С», собирается Гарик Сукачев, «Моральный кодекс», «Сплин», «Машина времени», «Автограф» - вся компания, то есть. Там Бутусов будет, будет «Воскресение», практически весь свет собирается… И будет 1 и 2 огромный фестиваль. Именно в честь вот того времени – то время было особенное. Сейчас вот то, что мы слышали – «Снежная баллада» - это же тоже песня тех времен, это 80-е годы. А в этом же альбоме, я вам говорил, что есть две песни, которые написаны совсем недавно. Одна из них – «Гимн героям нашего времени». Можно ее послушать. Она совсем другого плана. Такие частушки получились смешные…

Кальян:

- С удовольствием.

Кальян:

- Еще одно сообщение поступило от наших радиослушателей, которые до фанатизма обожали «Цветы», а вы не смогли удержать своих обожателей, которые всегда любили вас и продолжают это делать…

Намин:

- Мы исчезли на 25 лет… Ну а сейчас, если кто-то нас слышит и кому-то нравится, вот они и есть наши поклонники.

Кальян:

- Я должен сделать еще одно маленькое заявление в нашем эфире и признаться еще в одном деле. Потому что очень хотел бы с вами поговорить про вашу радиостанцию, которая была первой и которая была самой суперской радиостанцией, где работал и мой друг и коллега Олег Чилап, и Степа Строев, и мои любимые квачи Молчанов с Минаевым, и Юра Спиридонов. И, когда я слушал СНС, я понял, что я хочу работать на радиостанции. Это было еще в те далекие времена. Потом вас чуть всех не арестовали, приехал Комитет госбезопасности в 1991 году, на Степу Строева надели наручники и вывели из студии. История на самом деле грандиозная…

Намин:

- При том, что мы были не политическая радиостанция.

Кальян:

- Да, а просто музыкальная нормальная радиостанция. Вот ваше мнение – настолько теперь, в эпоху доступности информации и практически вседозволенности, о которой в то время не было даже и речи, такая радиостанция имеет свое право на существование, как вы считаете? И что, по вашему мнению, в наше время может сделать радиостанцию конкурентоспособной?

Намин:

- Мне трудно говорить на эту тему вообще. Потому что я делаю то, что мне кажется правильным в тот момент. Я вот недавно давал интервью на «Эхо Москвы» и там все «Эхо Москвы» пело также дифирамбы и считает, что это лучшая радиостанция, которая когда-либо была… Думаю, что это такой проект как бы. Но в ту же воду два раза не нужно вступать. Поэтому вот какие-то проекты у меня всю жизнь длятся – типа моих увлечений творческих, а какие-то проекты существуют столько, сколько они должны существовать. Ну, закрыли, отобрали частоты – и дай бог им счастья!

Кальян:

- А не бывает так, что вам просто становится уже неинтересно что-то делать и вы закрываете свой собственный проект и начинаете следующий?

Намин:

- Нет, я просто не дерусь за проект. Какие-то проекты же не от меня зависят… Вот, например, частота или там телекомпания у меня была. Есть вещи, которые от меня зависят – стихи, музыка, театр, а есть вещи, которые зависят все равно от кого-то. И если каким-то образом это закрывается, значит, так и надо. Значит, уже настолько это получилось, что кому-то захотелось закрыть. Значит, проект случился.

Кальян:

- Вы можете сказать о себе, что вы как раз тот человек, который сделал себя сам и только сам?

Намин:

- Не знаю, такого вообще не бывает. Я читаю огромное количество книг. Общаюсь с очень интересными людьми. Но что значит сам? Я же не в изоляторе живу. Я учусь у огромного количества людей, очень мной уважаемых…

Кальян:

- Спустя такое огромное количество времени, которое прошло с момента начала вашей творческой деятельности, остались ли близкими те мировоззрения, которые были 40 с лишним лет назад?

Намин:

- У меня вообще ничего не изменилось. Вообще за мою жизнь ничего не изменилось. Независимо от того, какой был строй – тот, другой или третий – я ничем не менялся вообще.

Кальян:

- Скажите, пожалуйста, я с большим уважением отношусь к вам за то, что вы всегда имели свою активную жизненную позицию, многогранную, может быть, даже не совсем понятную кому-то, но свою собственную. Что является целью вашей такой активной творческой жизни?

Намин:

- Только кайф, конечно. Причем, собственный. Я никого не собираюсь учить. Ни для кого это не делаю. Это просто личный кайф и все. Конечно, это приятно бывает, когда мой кайф оказывается кому-то тоже приятен. Но в действительности основная пружина всего того, что происходит – мой кайф.

Кальян:

- Это хороший кайф просто?

Намин:

- Ну, не знаю. Во всяком случае, субъективно – мне он нравится.

Кальян:

- Вас вообще интересуют процессы, происходящие в обществе? Творческий человек должен быть социально активен, как вы считаете, в своей деятельности?

Намин:

- Не знаю, мне трудно судить. Ну, что значит творческого активность в обществе? Ну, я вижу, а то, что вижу, я говорю и пою. Но такой прямо активности политической – не знаю, она далека от меня. Когда собираются больше двух людей, у меня уже ощущение такое, что вот этот – лишний. Да я и не скрываю своего мнения ни на какую тему, у меня ярко выражено все это и в моих песнях, и в моих интервью. Вот знаете, что Пушкин почему-то не пошел с декабристами на площадь, хотя был солидарен с ними?

Кальян:

- Да, эта история очень известная.

Намин:

- Я этот пример уже приводил. А потом, есть еще один смешной анекдот, я очень любил его рассказывать. В старые времена поймали еврея, который расклеивал листовки и спрашивают: «Абрам Исаакович, почему у вас на листовках ничего не написано?» - «Чего писать, когда и так все всё знают?»

Кальян:

- «Все то, что есть» - так называется следующая музыкальная композиция.

Кальян:

- Стас, считаете ли вы, что каждому композитору, каждому музыканту судьба, Господь Бог отпустил определенное количество по-настоящему гениальных мелодий или это враки? Или гениальные мелодии приходят независимо ни от чего?

Намин:

- Трудно сказать. Порой это связано с каким-то периодом времени. Порой связано с тем, что для каждого времени есть свой импульс музыкальный. Как вы думаете, почему тот же Пол Маккартни, гениальный музыкант и композитор, практически за последние 20 лет мало кто знает, что он написал? А в какое-то время, 40 лет назад, каждая его нота была на вес золота.

Кальян:

- Вот Олимпиада была, все пели «хэй джут» и никто…

Намин:

- Да, и никто новых песен не знает. То же самое не только с ними, то же самое с теми же «Зепеллин», которые тоже живы и здоровы. То есть, наверное, те, кто существует без перерывов, те могут что-то творить. Но единственное – что время такое сейчас, что рок-музыка в принципе не актуальна по жизни, по большому счету. Если это был крик души в 60-70-х годах, и даже в 80-х немножко. А сейчас это уже не крик души, это как бы музыка такая же, как и все остальное. Поэтому так не ловят уже каждую песню. А мелодии? Ну, кто-то пишет, а кто-то почему-то исписывается. Но я не очень понимаю таких людей.

Кальян:

- «Распахни свое окно» - так будет называться следующее произведение, которое мы с удовольствием предлагаем вашему вниманию.

Намин:

- Кстати, в Ютюбе она великолепно звучит, и Юрка Шевчук поет вместе с нами.

Кальян:

- А у нас на связи Ирина. Здравствуйте.

Ирина:

- Добрый вечер. Я очень коротко. Хочу сказать огромнейшее спасибо за сегодняшний вечер. Я также хочу сказать огромнейшее спасибо не только за творчество, но и за тот уровень культуры, который вы нам всем подарили, который вы показываете собой. Это так важно для нас. Потому что эта вся суета, эти какие-то дешевые тусовки, этот эпатаж такой дешевый, все это настолько противно, настолько мерзко все это, настолько дешево… Спасибо вам огромное за вашу человечность, за ваш высокий уровень не только в музыке, но и в общей культуре. Удачи вам! Спасибо за то, что вы снова нас радуете!!!

Кальян:

- Спасибо большое. У меня буквально два последних вопроса. Что вы считаете своей самой большой победой в жизни и самым большим, может быть, своим поражением?

Намин:

- Вы так глубоко сейчас копаете, что я могу упасть в вашу пропасть, в волчью яму… Ну, победы – я не знаю. Слава Богу, все близкие мои здоровы, все очень приятные люди вокруг меня. Вот мне удалось сделать театр потрясающий, где 45 актеров и все совершенно… Просто достаточно прийти в театр и посмотреть там «Битломанию» - мы недавно сделали такой мюзикл – или еще что-то. У нас около 20 мюзиклов в репертуаре, которые постоянные. И все там поют, все играют, все танцуют. Причем, все по-настоящему. Ну, это вообще счастье.

Кальян:

- Это счастье, это победа!

Намин:

- То, что у меня такой сумасшедший ансамбль, который мне самому очень нравится. Музыканты, которые у меня вот уже 12 лет постоянные, причем, настолько сильный, настолько искренний состав. Ну и, конечно, это здорово, что мне удается делать в жизни то, что хочется. И слава богу, что Бог мне дал здоровье и кайф…

Кальян:

- Слава Богу! Ну ладно, о поражениях говорить не будем.

Намин:

- Ну, я даже не знаю в чем поражения. У меня их не было никогда.

Кальян:

- Мой последний вопрос. У Чарльза Буковски есть фраза о том, что некоторые люди никогда не сойдут с ума. Мне кажется, что вы как раз производите впечатление такого человека, с которым это не может случиться. Как вы считаете, это правда?

Намин:

- Ну, под Богом ходим, откуда я знаю? Но, судя по всему, не сойду.

Кальян:

- Сегодня у нас в гостях был Стас Намин!

Намин:

- Я вот вам сейчас предложу уникальную запись нашего концерта «40-летие», когда Людмила Марковна Гурченко еще была жива и она спела с Олегом Предтеченским вдвоем такой дуэт – вот эту «Колыбельную». Она сказала очень красивые слова перед этим. Все это в Ютюбе можно посмотреть. И вот сейчас мы можем посмотреть живьем аудиоверсию вместе с Гурченко. Кстати, я забыл сказать, что 4 августа, в субботу, на Новодевичьем кладбище будет открываться памятник Людмиле Марковне Гурченко и Олег Предтеченский будет петь эту «Колыбельную» в память о ней.

Кальян:

- Большое спасибо, что пришли к нам! На волнах нашей станции знаменитая «Колыбельная».

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ