Премия Рунета-2020
Москва
-13°
Boom metrics
Москва28 февраля 2008 22:00

Как я пыталась стать скинхедом. Часть четвертая

Наш корреспондент Евгения Супрычева попыталась узнать, кто и зачем объединяется в самые популярные субкультуры столицы

В первой части мы рассказали о том, кто такие готы (см. «КП» от 26 февраля), во второй части - эмо («КП» от 27 февраля). А в третьей части речь шла об R&B-шниках («КП» от 28 февраля). На этот раз наша Женя отправилась к скинхедам, которые называют себя патриотами России, боготворят Гитлера и люто ненавидят мигрантов.

А ты точно арийской внешности?

Со всех сторон все чаще звучат рассказы о лютых зверствах скинхедов. Вот они напали на дворника-таджика. Спустя месяц порезали «черных» студентов. Вот порешили приехавших в Москву жителей Киргизии... Эксперты, комментируя убийства, говорят об уличном терроре и фанатизме скинов. Но все только «по словам очевидцев». Субкультуру изучают по слухам - к «психам» никто не суется. Я решила попробовать и была очень удивлена, узнав, насколько жалки и малочисленны бритоголовые на самом деле. И какие неудачники наставляют их на пусть истинный.

Познакомиться со скинами легко, если ты кавказец. Если нет, то сложнее. Где искать? Места их сходок засекречены. В толпе не узнаешь. Дело в том, что последнее время боны (сокращенное от английского bonheads - «костяные головы») перестали носить берцы (высокие ботинки на мощной подошве) и бомберы (черные куртки без воротников) - не хотят нервировать милицию. Лысая голова - не аргумент. Федор Бондарчук тоже вон лысый, а не скинхед. Говорят, что с бонами можно познакомиться, вступив в партию правого толка. Дескать, там их полно.

Выбрала русистов. Конечно, по агитматериалам. У них весь сайт завален фотографиями «белых героев». Это те «отморозки», которые сидят в тюрьме за убийства. Краем глаза пробежала идеологию. Лозунг партии: «Россия для белых!» Отделить к чертовой матери Дагестан, Чечню и т. д. Справа на сайте пульсирует номер телефона для новичков. Звоню. Отвечает лидер московской ячейки по кличке Половец.

- Ты арийской внешности? - первым делом интересуется партиец. - Евреи в роду были?

- Нет, - честно соврала я.

- Хорошо, - продолжает Половец. - Решение о твоем вступлении в партию может принимать только Вождь. Он сейчас в розыске, поэтому отсиживается в Питере - вдохновляет тамошних скинов. Как приедет - дам знать. А пока прочитай устав партии и обязательно «Азбуку»... - И короткие гудки в трубке.

«Что за «Азбука» такая?» - думаю, открывая Интернет. Оказывается, это пособие для новичков: как должен вести себя настоящий скинхед. Написано все очень примитивно и доходчиво. Есть ответы на такие актуальные вопросы, как: «Почему мы презираем инородцев?» «Они занимают рабочие места, которые предназначены для белых», - пишет автор.

«А неужели белые так уж мечтают работать дворниками?» - думаю, читая дальше.

«Они посягают на наших женщин, - бликует экран монитора. - Но самое худшее, что наши женщины производят от них расово неполноценных детей. Они рождаются на нашей земле и имеют наглость считать ее своей. Поэтому если «черный» хочет переспать с белым человеком, скинхед должен это предотвратить любым способом».

Знамя нацистов

Опальный Вождь перезвонил мне спустя неделю и назначил встречу в привокзальном фаст-фуде. Там проходят все партийные собрания.

Навстречу приподнялся блондинчик в очках. Одет в стиле 60-х: синий «морской» костюмчик, кепи и платок на шее.

- Добрый вечер! Я - Вождь! - запросто представился мужичок.

- Чем займемся? - спрашиваю. - Занятие у нас одно, - поправил очки предводитель. - Мы раскачиваем Россию. Потом грянет революция, мы придем к власти, и вот тут люди должны нас поддержать. Но теперь тяжелые времена - прорвать информационную блокаду трудно. Одна надежда на скинов: они - ходячая сенсация. Кстати, а чем ты можешь помочь партии? Что умеешь делать? - Вообще-то я пишу... рассказы, - отвечаю. - Отлично! - хлопнул в ладоши мужичок. - Тебя нам сам Бог послал! «Точнее, редактор...» - думаю, теребя салфетку. - Мы, как люди искусства, друг друга поймем, - продолжает Вождь. - Я ведь тоже в прошлом кинорежиссер. «Творец» вспомнил, что в 90-е он снял отличный фильм. Но критики разнесли его в пух и прах. После этого мужик понял: искусство не его стихия, пора спасать Родину! - Но сейчас о другом, - продолжает Вождь. - Тебе надо написать бестселлер о скинах. Нужна новая революционная литература. Бритоголовый - кумир молодежи. А то в последнее время боны измельчали. Стали забывать традиции, которые мы для них придумали. Читала «Азбуку»? Это же наш однопартиец написал. Молодец! Мы должны простимулировать «белых воинов». Они наше знамя! Знамя, которое развевается на соседнем берегу. Лидерам партий скин-группировки не подчиняются. У этих групп (численностью 5 - 10 человек) только один кумир - вожак банды. Центрального органа управления нет. А значит, нет единого лидера, с которым нацисты могли бы вести переговоры. Поэтому им остается подбадривать бритоголовых на расстоянии. С Вождем мы общались долго - он вновь и вновь сокрушался на тему, что «скины измельчали». - Так это же хорошо, - думаю, топая домой. - Посмотрим, насколько. Завтра, по словам Вождя, у бонов концерт. Вот там мы на них и поглядим. «Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой!» Притопала в клуб. Никакого фейс-контроля при входе нет, зайти может любой. Собственно, ничего странного в этом нет. Про концерт знают только «свои» и сочувствующие - действует сарафанное радио. К тому же именно на концертах и футбольных матчах (все скины - болельщики) боны и вербуют новичков. Бритоголовые подтягиваются группами по два-три человека. При входе выворачивают карманы наизнанку. Билет стоит 300 рублей, а для них это солидные деньги. Большинство скинов родом из рабочих семей, учатся в ПТУ - банковать не привыкли. Разоделись по случаю в пух и прах: берцы, бомберы... Выложив три сотни, захожу вслед за очередной группировкой. Попадаю в душный подвал. Воняет табаком, мочой и потом. Многие танцуют в респираторах. На сцене беснуется пьяный и патлатый мужик. Это Паук. Он же солист группы «Коррозия металла». - Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой! - плюется в микрофон Паук. Народ на танцполе отвечает дружным воплем «Зиг хайль!». Руки взлетают вверх - характерное приветствие фашистов. Некоторые салютуют так истово, как будто случилось второе пришествие Гитлера. Отдыхают скины от трудов праведных с размахом: выпил, поблевал, подрался - и танцевать. В пьяном угаре то и дело вопят: - Слава России! Слава воинам белой расы! «И что вы себе отвоевали, «воины»? - думаю. - Этот вонючий подвал и дряхлого Паука?» Но, похоже, все довольны, в том числе и парочка вожаков у барной стойки. Два толстых кабана в фуражках глядят на молодняк по-отечески, но в то же время свысока. Особенно внимательно наблюдают за девчонками на танцполе. Там вовсю зажигает парочка «городских амазонок». Это представители женской скин-группировки (такая в столице одна). Девушки низкие и щуплые. Ярко накрашены, с короткой стрижкой. На ногах - берцы, на голове - бейсболка. Вид в целом неряшливый и дерзкий. - А кого могут нокаутировать такие малявки? - спрашиваю у Бурундука (бритоголовый, с которым я познакомилась в клубе). - Они убивают такую же мелочь, как и сами, - пожимает плечами парень. - Выбирают вьетнамок или китаянок. - И много убили? - Говорят, что много, - отхлебнул пива Бурундук. - Но, думаю, врут. Как позже выяснилось, группировка состоит из пяти девчонок. Две подруги стали встречаться с бритоголовыми и «уверовали». Кликнули своих одноклассниц наци-панков (тоже не любят мигрантов) и сколотили «банду». Кодекс чести неактуален Тем временем концерт закончился - бритые высыпали на улицу. Спешат к метро. Мы с Бурундуком и его друзьями топаем на остановку. Вдруг один из парней срывается с места и пулей летит к сугробу. Там лежит чье-то тело. - Брат! Ты чего, братишка? - причитает Изверг (так зовут парня). - Этот козел прыснул ему в глаза баллончиком и убежал во дворы, - спокойно рапортует девушка жертвы. - По-моему, антифа (см. «Кстати»). - Пацаны, за мной, будем мстить! - проорал уже на ходу Изверг, скрывшись в подворотне. Согласно кодексу чести скинов «правильным и достойным парням важно чтить и соблюдать законы мести». Но с места никто не двинулся. Мол, твой брат - ты и разбирайся (а парни действительно родственники). Минут через десять мститель вернулся. Он догнал обидчика, и тот его... покусал. Еще заехал в глаз. Изверг повалился на снег рядом с братом. Он подумал, что умирает. Решил всплакнуть напоследок. - Никто за мной не побежал! - лупит кулаком в снег Изверг, и видно, что он очень обижен. - Никто! А если бы он меня убил?! Нам нечего ему ответить. Тем временем тело в сугробе ожило. - Я ослеп! - стенает бедолага. - Дайте мне телефон! Алле, мама, нам с Артемом очень плохо - нас побили. Можно мы возьмем такси? Нет, уже трезвые. Заплатишь? Спасибо! «Что-то зверский образ рушится, - думаю, наблюдая за бедолагами. - Но, может, еще возьмут реванш?» Не взяли. Пока мы пили пиво с оставшимися в живых, рядом с нами притормозила компания: двое арабов и две белые девушки. Явно намечается смешение рас. Но скины даже ухом не повели. - Да хватит уже приключений! - озвучил общее настроение один из скинов. В итоге мы тихо-мирно разошлись по домам. Притопав домой, я тут же позвонила своему знакомому антифашисту Сергею. - Привет, - говорю. - Ты все знаешь про заклятых врагов. Они за вечер никого не тронули. Как же уличный террор, охота на мигрантов? - Большинство не охотится, - утверждает парень. - Могут по случаю напасть на бомжа («белый мусор») или на неформала. Но только если тот один и на пустынной улице. Короче, боны риска не любят. Однако есть в рядах скинов и так называемые «белые герои». Такие, например, как 18-летний студент Московского художественного училища прикладного искусства Артур Рыно, который недавно признался в совершении 37 убийств «расово неполноценных». «Героев» - процентов десять от общей массы (а всего скинов в Москве, по разным оценкам общественных организаций, не более тысячи). Вот эта сотня и выходит на охоту, планово и методично нападая на таджиков, киргизов и кавказцев. Они, так сказать, ядро движения. Остальные - глупые, нищие и серые мальчики. Но очень агрессивные. И очень трусливые. Они не будут нападать, если есть хоть малейший риск получить по голове или сесть за решетку. Звереют они только толпой. Например, когда возвращаются с футбольного матча (практически все - заядлые фанаты). Много пива, много эмоций. Что касается серьезных, заранее спланированных акций (таких, как взрыв на Черкизовском), то они случаются крайне редко - боны очень недисциплинированны. Вообще скинхед-движение напоминает этакий костер под дождем. Он шипит, коптит, иногда от него разлетаются искры в разные стороны. А идеологи пытаются это все выдать за очистительное пламя. При этом сами понимают, что движение мельчает и хиреет на глазах. СЛОВАРЬ И СИМВОЛЫ БОНОВ Карлан - молокосос, пионер движения. Акция - спланированное нападение на мигрантов. Стилы - высокие шнурованные ботинки на мощной платформе. Слэм - толкотня на концерте. Еще скины так называют свою манеру танца: они толкают друг друга локтями - создается иллюзия потасовки. 88 - Hail Hitler! Буква «h» - восьмая по счету в немецком алфавите, отсюда и такой «шифр». ЛИКБЕЗ «КП» Движение скинхедов (skin - «кожа», head - «голова», т. е. «бритоголовых») зародилось в Англии. Дело было в 60-х годах. Тогда скины, которые состояли из докеров и грузчиков, ни за что особо не боролись. Они просто ходили на футбол, пили пиво и слушали ска (музыка ямайских рабочих, завезенных британскими колонизаторами). Изначально ряды скинов наполовину состояли из цветных и выходцев с Ямайки. В 80-е в Великобритании наступил экономический кризис. Из бывших колоний тысячами поехали гастарбайтеры, особенно много было пакистанцев. Дешевая рабочая сила перенасытила рынок труда. Скинхеды впали в депрессию, а тут английская националистическая партия «Правый фронт» взяла их в оборот. Наци-скинов стали называть бонхедами или бонами. В России скины появились в 90-х. КСТАТИ Кто такие антифа? У нас слово «скинхед» автоматически ассоциируется с нацистом. На самом деле это только часть движения. Есть еще и так называемые антифа. Это тоже бритоголовые, но они проповедуют традиционные ценности движения: пиво, девки, драки и футбол. Они уважительно относятся к мигрантам. Считают, что их надо защищать, а националистов истреблять. Боны и антифа - заклятые враги. Драки между ними - обычное дело. КОМПЕТЕНТНО Приходит время диванных скинов Эксперт Московского бюро по правам человека Семен ЧАРНЫЙ: - Последние годы милиция перестала негласно поощрять бонов. Начались аресты, поток новобранцев стал понемногу иссякать. Но зато те, кто остался, стали более агрессивны. От реального уличного террора спасает то, что у них нет одного фюрера, который бы сделал их реальной силой. Сейчас в движении появилась новинка - так называемые диванные скины. Это те, кто забивает Интернет рассказами о том, как они убивали инородцев. Диванные - это люди, одержимые фобиями. Убить кого-то в реальности - страшно, а сочинять приятно. Именно они ведут упоительные дискуссии на форумах: как правильно расчленить и спрятать труп. Плохо в этой ситуации то, что какой-нибудь подросток примет эти россказни за чистую монету и возьмет в руки нож. КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА С таким же успехом они могли быть панками Доктор медицинских наук, психиатр Вячеслав КРОВНИКОВ: - Я изучал эту субкультуру и могу сказать, что в нее вливается всего две категории детей. Во-первых, те, у кого в семье в почете националистические идеи. Сейчас многие москвичи возмущаются на кухне по поводу чурок-мигрантов. Но взрослые просто возмущаются, а у детей включается юношеский максимализм. Вторая категория скинов - дети, которые не уважают своих родителей, считают их неудачниками. Выйдя во двор, находят, по сути, замену отцу - взрослого парня, который рассказывает им, как надо жить. Собственно, если им первым на пути встретится футбольный фанат или панк, то они пойдут за ним. РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ Если ваш ребенок - скинхед Наш корреспондент, пообщавшись с этими ребятами, делала пометки из серии «это могут - это никогда». И в итоге получился небольшой список того, чего стоит бояться родителям скинхеда, а чего - нет. Вот этого бойтесь... 1. Сядет в тюрьму. Может быть. Особо рьяных милиция зачастую задерживает по горячим следам. Также под горячую руку может попасть и вся группировка (за разжигание межнациональной вражды). 2. Покалечат. Даже если он не принимает участия в боевых действиях, его могут избить свои на концерте - там стычки не редкость. 3. Станет неуправляемым. Для скинов важна не столько семья, сколько нация. А рупоры этой нации - вожаки скингруппировок. То есть дети будут слушать их, а не вас. ...а насчет этого не беспокойтесь 1. Навсегда останется скином. На самом деле бойтесь всего, кроме того, что ваш ребенок будет вечным скинхедом. Возраст бритоголовых редко превышает 20 лет. Потом львиная их часть уходит из движения, при этом оставаясь националистами-демагогами. ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА За бритоголовых взялись не с того конца На Западе бритые парни появились отнюдь не случайно - почти 30 лет назад тамошним властям нужно было срочно канализировать социальную и межрасовую напряженность в молодежной среде. Скин-движение подошло для этого как нельзя лучше. Аполитичные до конца 70-х годов скинхеды (их сейчас называют традами) стали быстро превращаться в националистов. В противовес им сразу же завелись скинхеды-антифашисты (SHARP - «скинхеды против расовых предрассудков») и скинхеды-коммунисты. Потом появились скинхеды-анархисты, скинхеды-геи(!). Дальше западные скины прилежно занялись своими внутренними разборками, и власти больше не беспокоили. В России все было по-другому. Скин-движение сразу же народилось правым и массовым, со всеми вытекающими - погромы на рынках, игры в «белые вагоны», кровища, убийства. Общество и органы яростно стали бороться с неофашизмом и победили. А где не победили - там загнали скинхедов в подполье, заставили затаиться, ходить «на шифре» - в «цивильной» одежде. Как результат, массовые акции превратились в «точечные удары по оккупантам». И никто не задумался о том, что появление этой субкультуры в России было всего лишь реакцией молодежи на проблемы общества: неконтролируемая миграция инокультурных граждан. Их зачастую вызывающее поведение. Этнические мафии, контролирующие мелкий и средний бизнес и не пускающие туда коренных жителей. Милиция, скупленная на корню диаспорами. Завоз наркотиков гражданами из азиатских республик СССР. Дети, которых насилуют гастарбайтеры. Все это есть и цветет пышным цветом. Нет только нарядных скинхедов, они выросли из своих подвернутых джинсов и окончательно превратились в «городских партизан», неразличимых в толпе. И продолжение следует, читайте милицейские сводки... Дмитрий СТЕШИН В заключительной части читайте о том, что стало с легендарными субкультурами времен Союза - «митьками», хиппи и люберами. ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИЯ: Журналист "КП" за неформалов ответит! Сериал корреспондента "КП" Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

- Чем займемся? - спрашиваю.

- Занятие у нас одно, - поправил очки предводитель. - Мы раскачиваем Россию. Потом грянет революция, мы придем к власти, и вот тут люди должны нас поддержать. Но теперь тяжелые времена - прорвать информационную блокаду трудно. Одна надежда на скинов: они - ходячая сенсация. Кстати, а чем ты можешь помочь партии? Что умеешь делать?

- Вообще-то я пишу... рассказы, - отвечаю.

- Отлично! - хлопнул в ладоши мужичок. - Тебя нам сам Бог послал!

«Точнее, редактор...» - думаю, теребя салфетку.

- Мы, как люди искусства, друг друга поймем, - продолжает Вождь. - Я ведь тоже в прошлом кинорежиссер.

«Творец» вспомнил, что в 90-е он снял отличный фильм. Но критики разнесли его в пух и прах. После этого мужик понял: искусство не его стихия, пора спасать Родину!

- Но сейчас о другом, - продолжает Вождь. - Тебе надо написать бестселлер о скинах. Нужна новая революционная литература. Бритоголовый - кумир молодежи. А то в последнее время боны измельчали. Стали забывать традиции, которые мы для них придумали. Читала «Азбуку»? Это же наш однопартиец написал. Молодец! Мы должны простимулировать «белых воинов». Они наше знамя!

Знамя, которое развевается на соседнем берегу. Лидерам партий скин-группировки не подчиняются. У этих групп (численностью 5 - 10 человек) только один кумир - вожак банды. Центрального органа управления нет. А значит, нет единого лидера, с которым нацисты могли бы вести переговоры. Поэтому им остается подбадривать бритоголовых на расстоянии. С Вождем мы общались долго - он вновь и вновь сокрушался на тему, что «скины измельчали».

- Так это же хорошо, - думаю, топая домой. - Посмотрим, насколько.

Завтра, по словам Вождя, у бонов концерт. Вот там мы на них и поглядим.

«Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой!»

Притопала в клуб. Никакого фейс-контроля при входе нет, зайти может любой. Собственно, ничего странного в этом нет. Про концерт знают только «свои» и сочувствующие - действует сарафанное радио. К тому же именно на концертах и футбольных матчах (все скины - болельщики) боны и вербуют новичков.

Бритоголовые подтягиваются группами по два-три человека. При входе выворачивают карманы наизнанку. Билет стоит 300 рублей, а для них это солидные деньги. Большинство скинов родом из рабочих семей, учатся в ПТУ - банковать не привыкли. Разоделись по случаю в пух и прах: берцы, бомберы... Выложив три сотни, захожу вслед за очередной группировкой. Попадаю в душный подвал. Воняет табаком, мочой и потом. Многие танцуют в респираторах. На сцене беснуется пьяный и патлатый мужик. Это Паук. Он же солист группы «Коррозия металла».

- Ой, ой, ой! Я сегодня очень злой! - плюется в микрофон Паук.

Народ на танцполе отвечает дружным воплем «Зиг хайль!». Руки взлетают вверх - характерное приветствие фашистов. Некоторые салютуют так истово, как будто случилось второе пришествие Гитлера. Отдыхают скины от трудов праведных с размахом: выпил, поблевал, подрался - и танцевать. В пьяном угаре то и дело вопят:

- Слава России! Слава воинам белой расы!

«И что вы себе отвоевали, «воины»? - думаю. - Этот вонючий подвал и дряхлого Паука?»

Но, похоже, все довольны, в том числе и парочка вожаков у барной стойки. Два толстых кабана в фуражках глядят на молодняк по-отечески, но в то же время свысока. Особенно внимательно наблюдают за девчонками на танцполе. Там вовсю зажигает парочка «городских амазонок». Это представители женской скин-группировки (такая в столице одна). Девушки низкие и щуплые. Ярко накрашены, с короткой стрижкой. На ногах - берцы, на голове - бейсболка. Вид в целом неряшливый и дерзкий.

- А кого могут нокаутировать такие малявки? - спрашиваю у Бурундука (бритоголовый, с которым я познакомилась в клубе).

- Они убивают такую же мелочь, как и сами, - пожимает плечами парень. - Выбирают вьетнамок или китаянок.

- И много убили?

- Говорят, что много, - отхлебнул пива Бурундук. - Но, думаю, врут.

Как позже выяснилось, группировка состоит из пяти девчонок. Две подруги стали встречаться с бритоголовыми и «уверовали». Кликнули своих одноклассниц наци-панков (тоже не любят мигрантов) и сколотили «банду».

Кодекс чести неактуален

Тем временем концерт закончился - бритые высыпали на улицу. Спешат к метро. Мы с Бурундуком и его друзьями топаем на остановку. Вдруг один из парней срывается с места и пулей летит к сугробу. Там лежит чье-то тело.

- Брат! Ты чего, братишка? - причитает Изверг (так зовут парня).

- Этот козел прыснул ему в глаза баллончиком и убежал во дворы, - спокойно рапортует девушка жертвы. - По-моему, антифа (см. «Кстати»).

- Пацаны, за мной, будем мстить! - проорал уже на ходу Изверг, скрывшись в подворотне.

Согласно кодексу чести скинов «правильным и достойным парням важно чтить и соблюдать законы мести». Но с места никто не двинулся. Мол, твой брат - ты и разбирайся (а парни действительно родственники). Минут через десять мститель вернулся. Он догнал обидчика, и тот его... покусал. Еще заехал в глаз.

Изверг повалился на снег рядом с братом. Он подумал, что умирает. Решил всплакнуть напоследок.

- Никто за мной не побежал! - лупит кулаком в снег Изверг, и видно, что он очень обижен. - Никто! А если бы он меня убил?!

Нам нечего ему ответить. Тем временем тело в сугробе ожило.

- Я ослеп! - стенает бедолага. - Дайте мне телефон! Алле, мама, нам с Артемом очень плохо - нас побили. Можно мы возьмем такси? Нет, уже трезвые. Заплатишь? Спасибо!

«Что-то зверский образ рушится, - думаю, наблюдая за бедолагами. - Но, может, еще возьмут реванш?»

Не взяли. Пока мы пили пиво с оставшимися в живых, рядом с нами притормозила компания: двое арабов и две белые девушки. Явно намечается смешение рас. Но скины даже ухом не повели.

- Да хватит уже приключений! - озвучил общее настроение один из скинов.

В итоге мы тихо-мирно разошлись по домам. Притопав домой, я тут же позвонила своему знакомому антифашисту Сергею.

- Привет, - говорю. - Ты все знаешь про заклятых врагов. Они за вечер никого не тронули. Как же уличный террор, охота на мигрантов?

- Большинство не охотится, - утверждает парень. - Могут по случаю напасть на бомжа («белый мусор») или на неформала. Но только если тот один и на пустынной улице. Короче, боны риска не любят.

Однако есть в рядах скинов и так называемые «белые герои». Такие, например, как 18-летний студент Московского художественного училища прикладного искусства Артур Рыно, который недавно признался в совершении 37 убийств «расово неполноценных». «Героев» - процентов десять от общей массы (а всего скинов в Москве, по разным оценкам общественных организаций, не более тысячи). Вот эта сотня и выходит на охоту, планово и методично нападая на таджиков, киргизов и кавказцев. Они, так сказать, ядро движения. Остальные - глупые, нищие и серые мальчики. Но очень агрессивные. И очень трусливые. Они не будут нападать, если есть хоть малейший риск получить по голове или сесть за решетку. Звереют они только толпой. Например, когда возвращаются с футбольного матча (практически все - заядлые фанаты). Много пива, много эмоций. Что касается серьезных, заранее спланированных акций (таких, как взрыв на Черкизовском), то они случаются крайне редко - боны очень недисциплинированны. Вообще скинхед-движение напоминает этакий костер под дождем. Он шипит, коптит, иногда от него разлетаются искры в разные стороны. А идеологи пытаются это все выдать за очистительное пламя. При этом сами понимают, что движение мельчает и хиреет на глазах.

СЛОВАРЬ И СИМВОЛЫ БОНОВ

Карлан - молокосос, пионер движения.

Акция - спланированное нападение на мигрантов.

Стилы - высокие шнурованные ботинки на мощной платформе.

Слэм - толкотня на концерте. Еще скины так называют свою манеру танца: они толкают друг друга локтями - создается иллюзия потасовки.

88 - Hail Hitler! Буква «h» - восьмая по счету в немецком алфавите, отсюда и такой «шифр».

ЛИКБЕЗ «КП»

Движение скинхедов (skin - «кожа», head - «голова», т. е. «бритоголовых») зародилось в Англии. Дело было в 60-х годах. Тогда скины, которые состояли из докеров и грузчиков, ни за что особо не боролись. Они просто ходили на футбол, пили пиво и слушали ска (музыка ямайских рабочих, завезенных британскими колонизаторами). Изначально ряды скинов наполовину состояли из цветных и выходцев с Ямайки.

В 80-е в Великобритании наступил экономический кризис. Из бывших колоний тысячами поехали гастарбайтеры, особенно много было пакистанцев. Дешевая рабочая сила перенасытила рынок труда. Скинхеды впали в депрессию, а тут английская националистическая партия «Правый фронт» взяла их в оборот. Наци-скинов стали называть бонхедами или бонами. В России скины появились в 90-х.

КСТАТИ

Кто такие антифа?

У нас слово «скинхед» автоматически ассоциируется с нацистом. На самом деле это только часть движения. Есть еще и так называемые антифа. Это тоже бритоголовые, но они проповедуют традиционные ценности движения: пиво, девки, драки и футбол. Они уважительно относятся к мигрантам. Считают, что их надо защищать, а националистов истреблять. Боны и антифа - заклятые враги. Драки между ними - обычное дело.

КОМПЕТЕНТНО

Приходит время диванных скинов

Эксперт Московского бюро по правам человека Семен ЧАРНЫЙ:

- Последние годы милиция перестала негласно поощрять бонов. Начались аресты, поток новобранцев стал понемногу иссякать. Но зато те, кто остался, стали более агрессивны. От реального уличного террора спасает то, что у них нет одного фюрера, который бы сделал их реальной силой. Сейчас в движении появилась новинка - так называемые диванные скины. Это те, кто забивает Интернет рассказами о том, как они убивали инородцев. Диванные - это люди, одержимые фобиями. Убить кого-то в реальности - страшно, а сочинять приятно. Именно они ведут упоительные дискуссии на форумах: как правильно расчленить и спрятать труп. Плохо в этой ситуации то, что какой-нибудь подросток примет эти россказни за чистую монету и возьмет в руки нож.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

С таким же успехом они могли быть панками

Доктор медицинских наук, психиатр Вячеслав КРОВНИКОВ:

- Я изучал эту субкультуру и могу сказать, что в нее вливается всего две категории детей. Во-первых, те, у кого в семье в почете националистические идеи. Сейчас многие москвичи возмущаются на кухне по поводу чурок-мигрантов. Но взрослые просто возмущаются, а у детей включается юношеский максимализм.

Вторая категория скинов - дети, которые не уважают своих родителей, считают их неудачниками. Выйдя во двор, находят, по сути, замену отцу - взрослого парня, который рассказывает им, как надо жить. Собственно, если им первым на пути встретится футбольный фанат или панк, то они пойдут за ним.

РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

Если ваш ребенок - скинхед

Наш корреспондент, пообщавшись с этими ребятами, делала пометки из серии «это могут - это никогда». И в итоге получился небольшой список того, чего стоит бояться родителям скинхеда, а чего - нет.

Вот этого бойтесь...

1. Сядет в тюрьму. Может быть. Особо рьяных милиция зачастую задерживает по горячим следам. Также под горячую руку может попасть и вся группировка (за разжигание межнациональной вражды).

2. Покалечат. Даже если он не принимает участия в боевых действиях, его могут избить свои на концерте - там стычки не редкость.

3. Станет неуправляемым. Для скинов важна не столько семья, сколько нация. А рупоры этой нации - вожаки скингруппировок. То есть дети будут слушать их, а не вас.

...а насчет этого не беспокойтесь

1. Навсегда останется скином. На самом деле бойтесь всего, кроме того, что ваш ребенок будет вечным скинхедом. Возраст бритоголовых редко превышает 20 лет. Потом львиная их часть уходит из движения, при этом оставаясь националистами-демагогами.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

За бритоголовых взялись не с того конца

На Западе бритые парни появились отнюдь не случайно - почти 30 лет назад тамошним властям нужно было срочно канализировать социальную и межрасовую напряженность в молодежной среде. Скин-движение подошло для этого как нельзя лучше. Аполитичные до конца 70-х годов скинхеды (их сейчас называют традами) стали быстро превращаться в националистов. В противовес им сразу же завелись скинхеды-антифашисты (SHARP - «скинхеды против расовых предрассудков») и скинхеды-коммунисты. Потом появились скинхеды-анархисты, скинхеды-геи(!). Дальше западные скины прилежно занялись своими внутренними разборками, и власти больше не беспокоили. В России все было по-другому. Скин-движение сразу же народилось правым и массовым, со всеми вытекающими - погромы на рынках, игры в «белые вагоны», кровища, убийства. Общество и органы яростно стали бороться с неофашизмом и победили. А где не победили - там загнали скинхедов в подполье, заставили затаиться, ходить «на шифре» - в «цивильной» одежде. Как результат, массовые акции превратились в «точечные удары по оккупантам». И никто не задумался о том, что появление этой субкультуры в России было всего лишь реакцией молодежи на проблемы общества: неконтролируемая миграция инокультурных граждан. Их зачастую вызывающее поведение. Этнические мафии, контролирующие мелкий и средний бизнес и не пускающие туда коренных жителей. Милиция, скупленная на корню диаспорами. Завоз наркотиков гражданами из азиатских республик СССР. Дети, которых насилуют гастарбайтеры. Все это есть и цветет пышным цветом. Нет только нарядных скинхедов, они выросли из своих подвернутых джинсов и окончательно превратились в «городских партизан», неразличимых в толпе. И продолжение следует, читайте милицейские сводки...

Дмитрий СТЕШИН

В заключительной части читайте о том, что стало с легендарными субкультурами времен Союза - «митьками», хиппи и люберами.

ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИЯ: Журналист "КП" за неформалов ответит!

Сериал корреспондента "КП" Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

Сериал корреспондента "КП" Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума. Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!

Сериал корреспондента "КП" Евгении Супрычевой о молодежных неформальных субкультурах наделал много шума.

Хотите пообщаться с журналисткой лично, поспорить и отстоять свою точку зрения? Жмите сюда!