Общество25 апреля 2009 2:00

Наркоманов снабжают зельем столичные аптеки

«Комсомолка» выяснила, почему в Москве так легко купить «веселящие» снадобья без всякого рецепта

ЕСЛИ ЗНАТЬ НУЖНЫЕ МЕСТА

Наркотический стаж 15-летнего Максима - четыре года. Тогда он, как и многие беспризорники с Курского вокзала, токсикоманил в подворотнях.

- Мы дышали бензином и одновременно пили водку, - рассказывает подросток. - Потом ощущения захотелось усилить.

На наркотики у малолетних попрошаек не хватало денег. Выход подсказали старшие товарищи: действие, аналогичное героину, оказывает один сильный анальгетик. Продается он строго по рецепту, но если знать нужные места...

- Мы закупались ампулами на «Петровско-Разумовской», в «Текстильщиках» и на «Войковской», - перечисляет адреса Максим. - Вштыривало от лекарства очень качественно...

Мы беседуем с Максимом в столичном наркодиспансере № 13. Левая рука парня покрыта красными крапинками, похожими на укусы комара. Это следы от уколов. Правая рука пока забинтована, но со дня на день вместо нее у Максима будет уродливая культя. После неудачного укола началось воспаление, которое перешло в гангрену. Дату ампутации врачи назначат в начале следующей недели.

- После операции тебя отдадут в приют, - пытается поговорить с подростком медсестра.

- Я оттуда убегу! - отмахивается Максим. - На Курском лучше.

- Чем же?

- А там колоться никто не запрещает.

«ТЫ БЫ НЕ СМЕШИВАЛ»

Анальгетик, о котором говорил Максим, и другие психотропные препараты действительно принимают очень многие наркоманы. По данным Госнаркоконтроля, таких в Москве до 40%. Эра героина заканчивается - он дорог и труднодоступен. А тот же анальгетик стоит 250 рублей за пять ампул. Правда, все эти лекарства входят в группу строгой отчетности. Во-первых, продаются по рецепту. Во-вторых, каждая ампула или упаковка такого препарата пронумерована, информация о продажах стекается в единый информационный центр Минздрава. И по идее ни один наркоман не может купить ни одного миллиграмма такого лекарства. Но на практике все совсем иначе...

В 10 утра небольшой пятачок возле аптечного киоска у метро «Текстильщики» заполнен бледными молодыми людьми не очень опрятного вида. Они по очереди заходят в аптеку и выносят оттуда черные пакетики с ампулами. Колются в подъездах соседних домов.

Пристраиваюсь в очередь. Передо мной - юноша в грязной куртке.

- Как обычно, - растягивая слова, говорит он миловидной женщине в окошке кассы.

- Как же вы достали! - хмурится та. Но через несколько секунд из окошка появляется уже знакомый черный пакет. Парень спешит на выход. Моя очередь.

- Мне, пожалуйста, то же самое и димедрол, - набрав побольше воздуха в легкие, говорю я.

- Ты бы это, не смешивал их, а то эффект совсем бронебойный получается, - подозрительно смотрит на меня аптекарша.

- Не, в самый раз, - стараюсь изобразить улыбку.

- Дело твое, - вздыхает тетенька в белом халате. - С тебя 350 рублей.

Слегка ошарашенный легкостью, с которой мне удалось купить препараты, захожу за аптеку и встречаю знакомого молодого человека. Он уже принял свою дозу и с блаженным видом сидит на скамейке.

- Новенький? - спрашивает парень. - Меня Вова зовут.

Он смотрит на купленные мною лекарства:

- Смотри, чтобы передоза не было. Мы раньше думали, что если не героин, то и передоз не так опасен. А месяц назад у нас сразу два пацана умерли...

ЗАКРЫЛИ ТОЛЬКО ОДНУ АПТЕКУ

Но почему же в Москве купить наркотики так просто?

- Все из-за того, что данные препараты не включены в список наркотических веществ, - объясняет пресс-секретарь Госнаркоконтроля Мария Луценко. - Мы знаем о проблеме, но пока не обновлен список, у нас связаны руки. Все вопросы к Росздравнадзору.

Звоню в Росздравнадзор и слышу... знакомые слова.

- Мы прекрасно знаем о проблеме, но сделать пока ничего не можем, - говорит мне пресс-секретарь Росздравнадзора Максим Лакомкин. - Если аптеки нарушают закон, у них нужно отнимать лицензию. Но этим занимаемся не мы, а правоохранительные органы и суд.

- Но внести эти препараты в список наркотиков - это же в ваших силах?

- Да, но об этом списке вам лучше поговорить с кем-нибудь из Министерства здравсоцразвития.

Звоню туда.

- Ваш вопрос находится в компетенции Росздравнадзора, - отрезала барышня из тамошней пресс-службы.

Все, круг замкнулся! Интересная картина: пока ведомства перекладывают ответственность друг на друга, наркотики свободно продаются чуть ли не на каждом углу («Комсомолке» известно 11 адресов аптек, в которых приторговывают запрещенными препаратами). И на это все смотрят сквозь пальцы: за последние два года за продажу таких лекарств без рецепта в Москве отозвали лицензию у одной-единственной аптеки! Еще несколько наказали штрафами - в среднем 40 тысяч рублей. Но для бизнесменов, по-черному торгующих лекарствами, это пустяк. Так, что-то вроде членского взноса в клубе мошенников.

МИЛИЦИОНЕРА НЕ ПРИСТАВИШЬ

- У нас вообще не страна, а мекка для наркоманов! - возмущается глава Комитета по здравоохранению Мосгордумы Людмила Стебенкова. - Ведь даже таблетки, содержащие кодеин, в России продаются без каких-либо ограничений. Нигде в мире такого нет! А ведь передозировка кодеина грозит смертью.

Кстати, злополучный анальгетик, купленный мною в аптеке, врачи выписывают тяжелобольным людям довольно часто. Однако его нелегальный оборот, по оценке общественной организации «Нет наркотикам!», как минимум в два раза выше легального.

Беда в том, что если подобные препараты приравняют к наркотическим, людям, которым они действительно нужны, будет несладко. Например, к наркотикам уже давно причислен морфий, который выписывают людям, умирающим от рака и испытывающим страшные боли. И были случаи, когда больным требовалось больше морфия, аптекари отказывались им его продавать - мол, лимит на неделю исчерпан...

И все-таки, похоже, внести ряд таких лекарств в наркотический список - единственный выход. Ведь к каждой из 5000 столичных аптек милиционера не приставишь. Проверки? Да, нужны, но многие аптеки работают круглосуточно. Не ночевать же проверяющим на полочке рядом с лекарствами.

Конечно, всех проблем «запретным списком» не решишь. Человек при желании всегда найдет наркоту. Но по крайней мере уже не так легко. Не в аптеках, которые у нас фактически стали легальными поставщиками смертоносного зелья.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

По данным Госнаркоконтроля, ежегодно в России от передозировки наркотиков погибают около 30 тысяч человек. Десятая часть погибших (то есть 3000 человек) приходится на Москву.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Сергей Максимов, начальник Управления лицензирования и правового обеспечения Росздравнадзора: «Это сговор производителей лекарств с фармацевтами»

- Поймать нарушителей закона нелегко. Обычно фармацевты прибегают к двум схемам легализации «серых» продаж. Первая - сговор между заводом, производящим лекарства, и аптекой. На заводе выпускается несколько партий препарата под одними и теми же номерами. Первая партия продается легально, другую аптеки реализуют без рецепта. Причем количество «клонированных» партий может быть каким угодно - все зависит от желания заработать.

Вторая схема - послепродажная легализация. По нашим законам аптеки сами имеют право выписывать рецепты на препараты, не относящиеся к наркотикам. То есть аптекарь продал наркоману анальгетик, сам выписал рецепт - и все, никто не сможет придраться. Даже если аптекаря поймать за руку при проверке, то доказать в большинстве случаев можно только вину данного человека, а не фирмы.

Госнаркоконтроль давно просит нас включить ряд препаратов в список наркотиков. Причина промедления проста: несмотря на то, что эти лекарства при определенной дозировке дают сильный наркотический эффект, в их состав не входит никаких наркотиков. Мы имеем дело с хитрой коллизией, которую всячески пытаемся решить. Скорее всего, придется выделить эти препараты в отдельную группу лекарств, которая де-факто будет признана наркотиками, но де-юре будет иметь другое название. Но сроки, которые для этого потребуются, назвать трудно.