Досуг7 августа 2013 13:00

Что почитать в отпуске

«Береzovский, разобранный по буквам» и новый детектив Антона Чижа

Антон Чиж

«Холодные сердца», Изд-во «Эксмо», 2013

«Напарник не реагировал, будто спал с открытыми глазами. Шемякин глянул на шезлонг. Только воля и упрямство удержали его, чтобы не сбежать со всех ног. Крепко зажмурившись, он кое-как нащупал свисток, болтавшийся на плетеном шнурке, и дунул со всей силы и отчаяния...»

Любители детективов, трепещите. В продаже появилась очередная книжка Чижа. А значит, захватывающее чтение на несколько дней гарантировано!

Если кто не в курсе, главный герой его историй - сыщик Родион Ванзаров. Он довольно юн, ему 23 года, и очень талантлив. Впрочем, такой странный возраст чиновника сыскной полиции, думается, можно объяснить тем, что с ним Чиж пришел в детективную литературу всерьез и надолго. Поклонники Ванзарова наверняка будут еще не один год распутывать самые загадочные и сложные приключения. Особое обаяние книжкам Чижа добавляет эпоха - действие происходит в начале XX века, столь популярного у современного читателя.

Итак, в новой истории ничего такого Ванзаров расследовать не собирался. В беду попал его еще более юный коллега. В Сестрорецке, где отдыхал отпускник, случилось жуткое, потрясающее своей показательностью убийство. Инженера оружейного завода буквально выпотрошили на пляже и оставили в шезлонге. Коллега Ванзарова же накануне убийства как раз был оскорблен этим самым инженером. «Решил отомстить», - решили местные полицейские. Пришлось Ванзарову мчаться из Петербурга на выручку товарища. Конечно, сразу стало понятно, что тот ни при чем. Ибо мотивов для убийства и у других было предостаточно. Главный инженер мог запросто торговать секретами завода. Да и барышень в провинциальном Сестрорецке менял как перчатки. Впрочем, Ванзаров, в котором автор, без сомнения, собрал лучшие черты выдающихся отечественных сыскарей, сумеет отделить мух от котлет.

Герман Кох

"Ужин", Изд-во "Азбука", 2013

«Дело в том, что Серж Ломан сам был обладателем аппетитной задницы, и данный факт частенько акцентировался противоположным полом. Он прекрасно знал, что пользуется успехом у женщин…». «…эта сцена ее забавляла… без пяти минут премьер-министр, открыто заигрывает с девятнадцатилетней официанткой, вгоняя ее в краску…»

Этот роман принес Коху мировую известность (его даже сравнивают с Уэльбеком) и вот сейчас издан в России. Сюжет укладывается в жесткие временные рамки: один вечер в ресторане, куда пришли два брата с женами - поужинать и кое-что обсудить. Паул - бывший учитель истории, Серж - будущий премьер-министр, у обоих дети-подростки. Начавшаяся банальная застольная беседа постепенно перерастает в драму, и на поверхность одна за другой проступают ужасные семейные тайны. С каждой новой переменой блюд напряжение только нарастает…

Карен Ле Бийон

«Французские дети едят все.И ваши тоже могут», Изд-во «Синдбад», 2013

«Французское правило питания № 1. Родители, вы отвечаете за «пищевое» воспитание и образование своих детей! Это правило - основа французского подхода к гастрономическому воспитанию. Когда и что есть, решают родители: только в установленное время, только за столом и только то, что будет предложено. В глубине души я понимала: это правило гораздо более жесткое, чем мой подход, - пойдет детям на пользу».

Гастрономия, как ни верти, - важнейшее достижение и хороший подарок Франции всему миру. И у французов как-то получается научить детей питаться правильно и получать удовольствие от еды. Автора-канадку поражает (да и нас с вами), что они не капризничают, любят разные овощи, не отпихивают необычную еду, не «кусочничают». И вообще во Франции нет «детских» блюд. А есть много овощей и разнообразных «взрослых» продуктов… Книжка, где приведены 10 правил питания и рецепты вкусных блюд, любимых французскими малышами, научит вас, как не уродовать здоровье детей плохими пищевыми привычками.

Изабель Рабино

«Christian Dior. Многоликий гений», Изд-во «Слово», 2013

«Едва мы успевали переварить плотный обед, как слуги приносили полдник, о котором могли бы мечтать все дети мира: густой горячий шоколад, поджаренный хлеб, пирожные, варенье, сваренное из одних фруктов, без сахара, - и это была лишь легкая разминка перед роскошным холодным ужином. Только очень здоровая печень могла выдержать такое обжорство».

Биографический портрет маэстро моды. Автор берет ключевые моменты из жизни Диора. Разобраться, где мифология, а где правда, пусть и не такая красивая, как легенда, - труд и неблагодарный, и благородный. Успех коллекции New Look в феврале 1947 года затмил и почти стер Диора-человека в угоду Диору-легенде.

Десятилетие славы стало последней главой его жизни, наполненной любовью к искусству. Жан Кокто вывел формулу Золото+Божья благодать=Диор. (Dieu по-французски значит Бог, or - золото).

Диора всегда окружали люди искусства: Пикассо, Брак, Сальвадор Дали, Джакометти, Марлен Дитрих…

Анни Пьетри

«Парфюмер Его Величества», Изд-во «Энас-книга», 2013

«…в Версале маркизу не любили. У нее была репутация неразборчивой интриганки - властолюбивой и готовой на все, дабы не потерять благосклонность короля, спесивой гордячки, жадной до почестей и денег. Марион уже видела маркизу в парке, где та прогуливалась с королем, и знала, что Атенаис очень красива…»

Эта хорошо написанная книжка напоминает «Три мушкетера», только с девчачьим уклоном, и переносит нас в авантюрную эпоху Людовика ХIV. Дочка садовника Марион родилась с феноменальным нюхом, и сделать колдовские духи - для нее пустяк. Она становится парфюмером короля Франции и втягивается в дворцовые интриги. Благодаря своему дару Марион удается раскрыть не один заговор в стенах Версальского дворца и даже предотвратить убийство королевы.

Евгений Додолев

«Береzovский, разобранный по буквам», Изд-во «Прогресс», 2013

«Борис Абрамович был энергичным человеком. И вроде бы «быть энергичным» - хорошо. Во всяком случае именно энергичность позволила БАБу многого добиться. Но, помноженная на хабитус, она в данном случае создавала ощущение суетливости и сбивчивости. Результат - отсутствие солидности и уравновешенности. На экране БАБ напоминал нашкодившего ребенка, который понимает, что его вот-вот возьмут за задницу, потому что он тайком сожрал конфеты, приготовленные для гостей».

В библиотечной картотеке: «Березовский. О нем.» эта книга займет почетное первое место. Автор - внимательный современник и - иногда - собеседник лондонского изгнанника. По отношению к своим многочисленным героям Додолев исполняет должность рачительной «вдовы писателя», собирая газетные и журнальные публикации, воспоминания и наблюдения - коллег и свои собственные, чтобы ничего не пропало для потомков. В прикнижной аннотации сообщается: «Березовский - не символ, не феномен, а знак. Причем вопросительный». Додолев не ставит себе цели заменить знак вопроса на точку. И вообще в лучших традициях журналистики оценочными суждениями не злоупотребляет. Дурную славу можно стяжать по-разному. Можно сжечь храм Артемиды или чижика съесть. Березовский не брезговал ни тем, ни другим, смешивая оба вида деятельности в разных пропорциях, обеспечив себе место не столько в истории, сколько в мифологии перестроечной России. Эту историю можно читать с любого места: автор, как в постмодернистском романе, не следует строгому хронологическому порядку вещей. Какой герой, такая и композиция.

Интересное