2016-03-22T13:03:50+03:00

Москва, которую мы теряем

Корреспондент «КП» попыталась разобраться, что ждет заброшенные дома и усадьбы столицы
Поделиться:
Комментарии: comments45
Изменить размер текста:

История Дома с атлантами на Солянке всколыхнула общественность. Активные москвичи заволновались: историческое здание на глазах превращается в развалины. Но эта усадьба в столице не единственная. Тот тут, то там натыкаешься на пустующие дома, которые непонятно кому принадлежат. Что их ждет: печальное разрушение и полное уничтожение или реставрация и вторая жизнь — разбиралась «Комсомолка».

КАК Я С ОХРАНОЙ СОБАЧИЛАСЬ

Ничто не предвещало скандала. На «охраняемую», если верить надписи, «территорию» усадьбы Покровское-Стрешнево я попала свободно. Возле храма Покрова Пресвятой Богородицы небольшая открытая калитка. Рядом будка охраны. Специально покрутилась возле нее минут пять, но никто не вышел встретить незваную гостью.

Бывшая дворянская усадьба выглядит жутковато. Сложно представить, что сто лет назад это было подобие средневекового сказочного замка. Таким видела свой дом последняя владелица Евгения Федоровна Шаховская-Глебова-Стрешнева.

Сейчас о былом великолепии напоминают кирпичные башни, пристроенные по бокам и широкое крыльцо у главного входа, увенчанное величественными колоннами.

Возле крыльца разбросана перловая каша, явно приправленная отравой для крыс. Их серые тушки валяются на грязном снегу то тут, то там.

Вот так сейчас выглядит усадьба Покровское-Стрешнево - грубо заколоченные окна, двери, облупившийся фасад. Фото: Наталья Варсегова

Вот так сейчас выглядит усадьба Покровское-Стрешнево - грубо заколоченные окна, двери, облупившийся фасад. Фото: Наталья Варсегова

Послышался лай собак. Оглядываюсь и вижу, как на меня с разных сторон летят два крупных пса.

- А ну, охрана, стоять! - кричу им с перепугу. - Фу!

Псы встали как вкопанные, навострив уши. А после вдруг развернулись и убежали.

Удивляясь внезапному укрощению злобных псов, направляюсь к приусадебной оранжерее. Издалека видно, что ее вид еще более печален, чем вид хозяйского дома.

Когда-то в оранжерее цвели экзотические цветы...Фото: Наталья Варсегова

Когда-то в оранжерее цвели экзотические цветы...Фото: Наталья Варсегова

...теперь её украшают лишь хулиганские росписи на стенах. Фото: Наталья Варсегова

...теперь её украшают лишь хулиганские росписи на стенах. Фото: Наталья Варсегова

В оранжерею залезаю через разбитое окно. На стене размашистая надпись - «Сева здесь был». Думаю, что Сева приходит сюда с компанией. Все стены расписаны в стиле граффити - рисунки, смысл которых понятен только самим творцам. Судя по насыщенности красок, последний раз Сева и его друзья были здесь недели две назад.

Остальное внутри все печально. Разбитые бутылки и прочий мусор. От некогда цветущего сада не осталось и следа. В пристрое черная копоть на стенах.

По дороге от оранжереи к выходу вновь встречаю знакомых сторожевых. Лают, как будто банду грабителей поймали.

- Цыц! - ору я. - Пошли вон!

И в этот момент понимаю, положение мое безнадежно. По дорожке от будки охраны на меня несется целая собачья свора. С перепугу я даже не могу их пересчитать. Псы, учуяв адреналин, берут меня в кольцо. Небольшая черно-белая псина пытается цапнуть за ногу.

- Надеюсь, - говорю, - ты не бешеная?

Вдруг слышу - свист. Собаки поутихли. И крик мужской - «На место!».

Собаки, поджав хвосты, отступили. Ко мне бежали уж два охранника.

- Вы что здесь делаете? - закричал один.

- Гуляю, - говорю. - Спасибо, что отогнали собак.

- Издеваетесь, что ли? Да я вас сейчас в полицию сдам! Вы знаете, что находитесь на охраняемой территории?

- Знаю. Но что-то плохо вы ее охраняете. Я сюда спокойно через калитку вошла.

- Врете! Вы через забор перелезли!

- Вы мне льстите, - отвечаю. - Давненько я через заборы не лазила.

- Вам шуточки, а нам штраф. Вот сейчас бы приехала проверка, увидели бы вас и нас с напарником оштрафовали. Каждого на 5 000 рублей. Четыре дня назад женщина тоже зашла прогуляться. Собаки ее покусали. Она полицию вызвала, скандал закатила. А зачем вообще, спрашивается, зашла сюда. Написано же «охраняемая территория».

- Слушайте, ну так давайте полицию вызовем!

- Дамочка, идите лучше отсюда и больше нам на глаза не попадайтесь. Вот калитка - все, до свиданья.

Как рассказали мне в «Архнадзоре», усадьба «Покровское-Стрешнево» в советское время была домом отдыха «Аэрофлота», потом решено было провести реставрацию, процесс, как водится, затянулся.

Усадьба в 2012 году: вид парадного входа внутри главного дома. Фото: Ирена Трубецкая

Усадьба в 2012 году: вид парадного входа внутри главного дома. Фото: Ирена Трубецкая

- В итоге, с 1980-х годов бывшее дворянское гнездо пустовало, - рассказала представитель «Архнадзора» Ирина Трубецкая. - А в начале 2000-х «Аэрофлот» усадьбу продал. Правда, спустя годы суд признал сделку незаконной. Объектом стало распоряжаться Росимущество, которое в 2012 году определило пользователя - Высшую Школу экономики. Мы обрадовались. Казалось, что проблема решена.

Не тут-то было! За последние 4 года усадьба вовсе захирела и находиться на ее территории стало опасно для жизни. Но это не мешает хулигану Севе и его друзьям регулярно раскрашивать баллончиками стены оранжереи.

В Высшей Школе экономики на мой вопрос о будущем дворянского гнезда ответили однозначно:

- Ничего сказать не можем, так как вуз от усадьбы отказался и сейчас идет процесс о ее возвращении в государственную казну.

СТЕНАНИЯ ПО РУХНУВШЕЙ СТЕНЕ

Вот еще один пример вопиющей халатности. В начале марта в центре Москвы рухнула стена четырехэтажного дома. С тех пор фасад дома № 8 по улице Каретный ряд обнесен ограждениями. Подходить к нему опасно, вдруг еще что-нибудь отвалится.

Правое разрушенное крыло дома № 8 на Каретном разобрано вплоть до капитальной стены. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Правое разрушенное крыло дома № 8 на Каретном разобрано вплоть до капитальной стены.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Очевидцы рассказывают, что обвал начался в два часа ночи. Треск, пыль. Приехавшие на место спасатели эвакуировали жильцов соседних домов, перекрыли улицу, отключили в окрестных домах свет и газ. Вскоре в прессе появилась информация, что дом могут снести.

Фасад дома № 8 по улице Каретный ряд обнесен ограждениями. Подходить к нему опасно. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Фасад дома № 8 по улице Каретный ряд обнесен ограждениями. Подходить к нему опасно.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Но сносить его нельзя, это объект культурного наследия, - объясняет мне Ирина Трубецкая. - 100 лет назад это был доходный дом с лавками купца Муратова. В советское время его заселили и в начале 2000-х в нем еще жили люди. Но в какой-то момент здание решено было признать аварийным. И оно попало под инвест-контракт.

- Что это такое?

- Эта хитрая схема, которая действовала при Лужкове. Жилые дома в центре Москвы признавали аварийными, отселяли жильцов, потом под видом реконструкции дом сносили и на его месте вырастал новенький бизнес-центр. Для этих целей привлекали частных инвесторов, поэтому и название программы такое «инвест-контракт».

- Но, как мы видим, дом на Каретном устоял...

- Людей успели выселить, но потом процесс затянулся. Последние 5 лет дом пустовал. За это время его признали памятником архитектуры, а это значит, что снести стало невозможно. Ещё в 2012г. я обращалась в Мосгорнаследие с вопросами - когда будет проведена реставрация и каково будущее использование выявленного памятника. Простояв долгое время пустым, дом конечно нуждается в реставрации, и всё же он оставался крепким. Поэтому всех так поразила рухнувшая стена.

По официальной версии, стена развалилась из-за прохудившейся кровли.

- Это неверно,- уверяет меня Трубецкая. - Нам стало известно, что под той частью здания, которая в итоге рухнула, несколько лет назад был выкопан подвал. Видимо, с попустительства надзорных инстанций, которые должны были проводить осмотры время от времени - несущие стены оказались повреждены, одна из них и обрушилась в итоге, не выдержали перекрытия.

- Но теперь дом, как ни крути, окончательно стал аварийным?

- Я не согласна. По дому видно, что он очень крепкий. Чердачные перекрытия целые, стены добротные, кирпич не вываливается. И ничего не мешает воссоздать рухнувшую часть здания либо привести его в порядок в существующем объёме. Сейчас очень важно, чтобы город под контролем Мосгорнаследия провел независимую техническую экспертизу, а после отреставрировал здание. Главное, чтобы идея сноса до фасада, ради которой дом доводили при Лужкове, не ожила сейчас. Это бы означало фактически возврат к схеме инвест-контракта и потерю ценного здания. Надеюсь, это даже не рассматривается.

В пресс-службе префектуры Центрального округа считают, что вести речь о реставрации дома на Каретном пока рано. Для начала нужно провести противоаварийные работы. И сейчас чиновники разрабатывают соответствующий проект, который, судя по всему, и решит судьбу бывшего доходного дома с лавками.

КАКИЕ ЕЩЕ ДОМА НУЖДАЮТСЯ В РЕСТАВРАЦИИ?

Палаты Гурьевых, 17-19 вв. - Потаповский переулок, 6

Палаты Троекуровых, 17 в. - Георгиевский переулок, 4

Палаты Ладо, 17-19 вв. - Кривоколенный переулок, 9 стр.2

Гостиница Шевалье, 18-19 вв. - Камергерский переулок, 4

Дом-школа архитектора Казакова - Б. Златоустинский переулок, 11

Усадебный дом Тессинов, 19 в. - Б. Николоворобинский, 7

Дом Мануйлова, нач. 20 в. - Достоевского, 19 стр.1

Доходный дом Шевлягиной, нач. 20 в. - Щепкина, 22.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Борис Бочарников, краевед, историк искусства:

- Хотелось бы вспомнить, что в советские годы существовала практика капитального ремонта, когда с учётом новых требований ремонтировали здания. Касаемо старых зданий, эта практика часто включала сохранение прочных стен, частичную или полную замену перекрытий, максимальное сохранение материала стен. Экономились ресурсы, “вещам” продливали срок жизни. Это не затрагивало больших ресурсов, так как и в самих домах жили люди, которым нужны были и удобство, и безопасность.

Сейчас все усилия инвесторов направлены на создание бетонных новоделов, многоуровневых парковок. И это ошибочно. Не стоит демонизировать деревянные перекрытия, лепнину и всё презрительно называемым “старым”. Скорее, при соблюдении всех норм безопасности, такое жильё составит конкуренцию и современным квартирам, комнатам-студиям.

У "исторического” жилого фонда есть и своя изюминка - запоминающийся стиль, очарование эпохи, своя жизнь. И, пусть это здание скромно, но оно сродни фоновой застройке своего времени, соответствующее желанию определённого слоя общества. Поэтому, полагаю, что надо бережней относиться к наследию, учитывая часто его историческую функцию и стремиться по возможности вернуть зданию, своего рода провести уборку и ремонт. Это не очень затратно, но при этом город сохранит своё лицо, окончательно не превратившись в коллекцию из безвкусных бетонных муляжей и редких памятников, превращённых в фетиш для броского туристического маршрута.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Наталья ВАРСЕГОВА

 
Читайте также