18 мая 2009 14:40

За что Александр Пушной не любит Comedy Club?

На этот и другие ваши вопросы экстравагантный ведущий телешоу "Хорошие шутки" Александр Пушной ответил в понедельник, 18 мая.

Александр Пушной ответил на вопросы 18 мая.

Стенограмма онлайн конференции и фрагменты трансляции

- Сегодня у нас в гостях самый веселый ведущий нашего телевидения. Лицо программ «Хорошие шутки», «Галилео» и «Песня дня» Александр Пушной.

- Здравствуйте, друзья. Сегодня я буду опровергать все те эпитеты, которыми меня наградили.

- Почему?

- Надо быть немножко разным. Я считаю, если человек все время веселый и все время ведет какую-то веселую передачу, значит, у него проблемы с головой.

- У нас много вопросов на тему, не хотите ли вы заняться чем-нибудь более серьезным.

- Я не знаю, что происходит. Просто когда мы собираемся вместе с Татьяной Лазаревой и Мишей Шацем (а это люди, которые сделали меня тем, у кого вы сегодня берете интервью), вроде мы сидим за кулисами, нормально разговариваем. Стоит выйти на сцену к зрителям, начинается то, что вы видите по телевидению. А по отдельности мы нормальные. Бывает даже, что мы договариваемся вести себя спокойней, но не получается. Сегодня, кстати, в эфире будет программа «Песня дня». Все вроде хорошо начиналось, мы так радостно обсуждали «Евровидение», его результаты, и в итоге скатились в то, что кидались друг в друга ручками. Мы не пытаемся казаться другими. Наверное, это часть нашей жизни – вот такое поведение.

- Как вам, кстати, «Евровидение» и его результаты?

- Результаты? Мне эта песня сразу понравилась среди всего того, что было. «Евровидение» это то, что нужно «евросмотреть», оно поэтому и называется «Евровидение». И мы увидели прекрасную картинку. Шоу по уровню фантастическое. Мы натерли себе все медали и показали, что мы можем это делать. Еврослышание, конечно, немного не понравилось. То есть я не запомнил ни одну из песен, кроме, пожалуй, песни, которая победила. Не было каких-то интересных музыкальных решений. Хотя и Вебер, вроде, за роялем сидел.

- А Дита фон Тиз?

- Дита фон Тиз - это «видение» как раз. Там нечего слушать, а надо смотреть.

- То есть, если бы она спела, то Германия выиграла бы?

- Если бы она спела, но не только используя свои вокальные данные, а как-то еще, может быть, она бы и выиграла. Я всегда говорил, что «Евровидение» это некое сплетение шоу, музыки, пиара... Хорошие голоса не являются рецептом для победы. Хороший голос - всего лишь один из компонентов. Нужно, чтобы шоу было хорошее, чтобы это было красиво, чтобы песня была неплохая. Желательно, чтобы человек еще был такой. Я считаю, что Рыбаку очень помогло, что он вроде как норвежец, и понятно, что все страны рядом с Норвегией ему свои баллы отдают. С другой стороны, он по происхождению белорус. Значит, наши тоже все за него. Плюс ко всему он такой молодой, сияющий. Он как бы на позитиве выходит, а все люди, измученные кризисом, тянутся к позитиву. Поэтому он вот это все перемножил, и получился такой результат с бешеным отрывом от всех остальных.

- А вы не хотите поехать на «Евровидение»?

- Ни в коем случае.

- Почему?

- Что я там забыл? На «Евровидении», по-моему, были уже все. Я единственный, кто не ездил.

Мне кажется, что победа наша говорит о том, что мы научились работать в этом формате. Это очень важное слово. Мы посмотрели, как они это делают, изучили этот вопрос и научились работать в этом формате. Дальше надо задавать вопрос по-другому. Не «Хотите ли вы поехать на «Евровидение»?, а «Хотите ли вы в этом формате поработать?».

- Финская группа «Лорди» в свое время была не в формате и победила.

- Гениальное решение было. Они посмотрели на все то уныние и однообразие, которое там было, и решили сделать некий поворот. Вы заметили, что после «Лорди» стало очень много команд таких, которые играют якобы «тяжеляк»?

- Вопрос от Алексея. Скажите, где вы так научились играть на гитаре, и откуда и когда у вас появился интерес к музыке?

- Спасибо за вопрос. На гитаре я играю, как миллионы людей у нас в стране. Я играю очень посредственно. Говорить обо мне как об инструменталисте вообще невозможно. Ну, я нажимаю какие-то аккордики, знаю, куда что нажать. Не знаю, почему все решили, что я хорошо играю на гитаре. Единственное, чего я не делаю, я не пытаюсь играть того, что я не могу. Вот если бы я вышел и сказал: «Все, сейчас вы услышите мегасуперсольняк», и все стали бы внимательно слушать, я бы, конечно, очень сильно облажался. Но я этим не занимаюсь, я играю то, что могу. Я использую гитару как некий способ, чтобы себя удовлетворить. В смысле музыки.

Почему я музыкой занялся? Это мама решила мою судьбу. Она меня насильно отдала в музыкальную школу, под страхом смерти. Я долго не замечал, что на меня это действует. А где-то через пять лет, когда окончил музыкальную школу, понял, что у меня в руках есть очень мощный инструментарий, который я могу применить в своей жизни. Когда я учился в школе, я услышал «Биттлз» и понял, что девочки визжат, когда слушают «Биттлз». Соответственно, подумал, если я буду играть те же песни, девочки будут так же визжать.

- Визжали?

- Нет. Потом я понял, что девочки уже давно «Биттлз» не слушают. Поэтому мы быстро перешли на «Модерн Токинг»... В общем, мы не нашли внимания девушек, поэтому превратились в панков и стали играть для себя, про то, как по реке плывут нечистоты. Нам это очень нравилось. А девочки тут же почему-то на нас обратили внимание. Правда, они нас послушивали, но боялись. Потому что, когда девочка фанатеет от песни «По реке плывут нечистоты», к ней возникает множество вопросов.

- Вопрос от Натальи. Понравился ли вам подарок на день рождения от Фан-клуба?

- Очень понравился.

- А что вам подарили?

- Мне подарили книжку, в которой были фотографии моего любимого родного Академгородка, сделанные на заре его строительства, то есть в 60-70-е годы. Мои родители много раз мне рассказывали об этом уникальном месте на Земле. Под Новосибирском построили городок и привезли всех ученых, чтобы они там занимались наукой. Можете себе представить такой огромный студгородок. То есть примерный возраст людей, которые туда приехали - 25-30 лет. Нет детей, нет пожилого населения. Есть только молодежь. 30 тысяч человек с таким романтизмом в душе. Кто-то хочет двигать физику, кто-то хочет двигать химию, кто-то хочет двигать биологию. Все они этим болеют. Это фантастическая была история. Наверное, она не повторится, к сожалению, уже никогда. Тогда это было решение Советского Союза, тогда это были такие вливания мощные. Если бы сейчас где-то на земле организовался такой городок, я бы туда уехал сразу, не задумываясь.

- Что продвигали бы?

- Не знаю. Просто там жить приятно. И что там продвигать, уже неважно. Я бы в школе преподавал музыку, физику. Я все-таки имею образование физическое. И мне приятно было, что мои девчонки из Фан-клуба подарили мне такой близкий сердцу подарок. Спасибо им большое.

- Вопрос от Сергея. Когда же прекратятся эти низкопробные шутки, все на одну тему, от «Комеди Клаб»? Пошло и тошно.

- Я бы не сказал так. Ругать «Комеди Клаб»? Я сам не очень-то высокопарно иногда шучу. И у меня бывает банальщина. Другое важно. У нас раньше был КВН, долгий оплот юмористический, и были «Смехопанорама», «Аншлаг» и т.д. И вот юмор стоял на двух таких китах. С появлением «Комеди Клаб» юмор расцвел такой бурной картиной, заиграл всеми красками. Вот вам, пожалуйста, молодежный юмор, вот вам более серьезный. Каждый находит для себя что хочет. Не нравится вам, как вы считаете, пошлый юмор «Комеди Клаб», переключите телевизор. В конце концов, не нравится вам вообще весь юмор, который есть по телевизору, набираете в поисковике «Монти Пайтон» и находите замечательные скетчи 60-70-х годов из Великобритании. Это совершенно другой, перпендикулярный юмор. Смотрите его.

У нас почему-то народ не может успокоиться. Я долго думал, почему. И понял. О любой юмористической программе могут быть только полярные мнения. Как и о человеке, который занимается юмором. Он либо полный мудак, потому что он не смешной, потому что он пошлый, клоун и т.д. Либо он жжет, красавчик, молодец. Не бывает такого, чтобы человек посмотрел юмористическую программу и сказал: «нормально». Программы, например, где люди ходят друг к другу в гости и пьют чай, - к ним хорошее, положительное, среднее отношение. Они не могут раздражать и не могут вызывать фанатизм. А вот юмористические программы либо раздражают, либо вызывают радость. Потому что, как известно, человека трудно заставить смеяться искусственно. Он либо искренне смеется, либо искренне не понимает, почему ему надо смеяться.

- Наталья пишет. Поздравляю с рождением сына. Какие у вас эмоции на этот счет?

- Какие могут быть эмоции, когда рождается сын? Остро положительные, естественно. Единственное, я почему-то считал, если я со старшим сыном прошел все эти периоды, то с младшим этого не будет или будет проще. Ни фига, все то же самое. Творожистые какашки и все дела.

- Если бы вам предложили стать ведущим какой-нибудь очень серьезной новостной программы на центральном канале, вы согласились бы?

- Дальше двоеточие и предложение конкретное. Если бы мне предложили вести серьезную передачу о балете, я бы, наверное, отказался. Потому что я в балете мало понимаю. И для этого достаточно на меня посмотреть. Я пытаюсь не соглашаться вести программы, в которых я не разбираюсь. Я вообще считаю, что ведущий какой-либо телепередачи должен понимать, о чем говорит. Хотя я представляю себя идиотом в программе «Галилео», но я прекрасно понимаю, о чем идет речь. И мне хватает моего образования, чтобы понимать суть. То, что выбрали такой легкий жанр ведения этой программы, это данность. Но если я буду с серьезным видом вести программу, в материале которой я не понимаю ничего… О литературе, например. Это будет позор для меня, внутренний прежде всего. Я не смогу потом выйти на улицу и вообще доехать до дома. Поэтому никогда в жизни я не соглашусь ни на какую передачу, если я в ней не понимаю сути, не разбираюсь в теме этой программы.

- Как вы отпраздновали свой недавний день рождения?

- Прекрасно. Я сел дома, взял бутылку водки и смотрел «Евровидение». Я выпивал после каждого из участников, поэтому 20-й участник, который был Александр Рыбак, мне очень понравился. 25-й, кстати, тоже неплохо пошел. В общем, я так спокойно посидел, повыпивал. С друзьями мы соберемся чуть позже, где-нибудь в июне.

Почему Александр Пушной решил стать панком?
Популярный телеведущий Александр Пушной ответил на вопросы 18 мая.

- А лучшие варианты празднования дня рождения?

- С друзьями. Не важно, где именно. Чтобы все были свободны, у всех было время, чтобы все были здоровы. Тут все банально. Я не отличаюсь тем, что я как-то эдак люблю проводить свой день рождения. Мол, если я не прыгну с тарзанки в день рождения, это не день рождения. У меня такого не бывает.

- Александр спрашивает. Скажите, во сколько лет вы сочинили свой первый анекдот, который понравился людям? И тяжело ли было создать первый анекдот?

- Еще не наступило время, когда я сочинил свой первый анекдот. Я чувствую, что где-то в 35 лет меня ударит, и я начну сочинять анекдоты. Пока что я сочиняю только начало для анекдотов. Например, у меня недавно было: «Заходит бегемот в баню…» А дальше я пока не сочинил. Но чувствую, что очень перспективное начало, хочу развить эту тему. Или вот, например: «Русский, француз и немец как-то вместе зашли в бар». Я чувствую, что здесь будет очень хороший анекдот, и начало такое интригующее.

- Продолжение будет про «Евровидение»…

- Может быть, про «Евровидение». Нет, про «Евровидение» будет с бегемотом в бане. Я, к сожалению, пока не допридумывал никакого анекдота до конца. Но у меня очень много хороших начал, перспективных таких дебютов.

- Вика спрашивает. Александр Борисович, какие виды спорта вы любите?

- Я люблю баскетбол - я в него играл 10 лет назад. А смотреть я никакой вид спорта не люблю. Конечно, когда идут чемпионаты мира, я становлюсь болельщиком. Как только они заканчиваются, я перестаю быть болельщиком. Миша Шац, например, ярый болельщик «Зенита», и он очень хорошо разбирается в спорте, в футболе в частности. Однажды я ляпнул «сборная «Зенита», со мной был серьезный разговор. Я же очень «попсовый болельщик». Подключаюсь в моменты Олимпиад и чемпионатов мира, и как только они заканчиваются, сразу теряю к этому всякий интерес.

- То есть, когда наши выиграли в прошлом году у Голландии, вы были в числе тех, кто скакал в центре Москвы?

- Да, в числе тех, кто скакал. Мы обнимались с какими-то малознакомыми людьми. Это было счастье. Я ехал домой, помню, у всех были аварийки включены, все ходили друг к другу по машинам, никто ни на кого за это не кричал. Это был праздник. Даже у нас, в жемчужине Подмосковья – Долгопрудном, тоже все было вверх дном. Когда наши в хоккей играли, я тоже смотрел. Причем я сначала начал смотреть финал горизонтально, решив засыпать под это дело. И закончил в обнимку с телевизором, с криком: «Давай! Ну, давай!»

- Марина спрашивает. Александр, с прошедшим вас, как вы успеваете совмещать и работу, и семью?

- Не получается. К сожалению, в ущерб семье. Наш ежедневный проект требует ежедневных усилий, естественно. Как только у меня наступают выходные от программы «Песня дня», у меня начинаются рабочие дни от программы «Галилео». И вот последние несколько месяцев у меня реально были без выходных. То есть, я дома бываю, я вижу родных, они меня видят, мы обмениваемся, конечно, какой-то информацией…

Скоро наступит счастливый для меня июнь. В июне у нас закончатся съемки «Песни дня», останутся съемки «Галилео», но они все-таки для меня не так тяжелы, как, например, для людей, которые реально делают эту программу. Я-то там «говорящая голова». И я надеюсь, что я буду больше проводить времени с семьей. Семья, если ты меня слышишь, жди!

Но я, кстати, сейчас принял на себя такой довольно важный момент. Так как младший появился, жена, естественно, как мать, должна проводить больше времени с младшим. Я на старшем сфокусировался. Вчера его научил кататься на детском велосипеде без колесиков боковых. Открутил и говорю ему: «Давай, Дима, будем учиться!». Он сел и поехал. И я, будучи счастливым отцом, наблюдал, как он по парку колесит.

- Когда и куда в отпуск?

- Да никуда. Для меня отпуск – это отсутствие работы. Не надо никуда уезжать для этого. Я вообще не люблю путешествовать, у меня этот ген отсутствует. И для меня отдых – это когда я могу сесть спокойно взять гитару и нафигачить какую-нибудь аранжировку для какой-нибудь хорошей песни. Например, для песни Александра Рыбака. Ха-ха-ха!

- Вы уже выпустили первый диск. Когда нам ждать второй?

- Да не знаю. Для меня выпуск первого диска удивительное событие. Хороший мой товарищ Леша Козин уговорил меня на то, что это нужно сделать. А вот я считаю, что времена дисков как таковых проходят. Причем, проходят стремительно. Все можно покупать в Интернете, все можно записывать на флэшки. Сейчас появились уже плееры, которые без СД-проигрывателя. Зачем вот этот кусок пластмассы, который несет в себе эту информацию? Люди покупают информацию, а не пластмассу. Я очень поддерживаю Петра Налича, который выложил все в интернете. Я сам, кстати говоря, слушал его музыку давным-давно, а здесь просто зашел к нему на сайт и оставил 500 рублей. Просто потому, что он говорит – если вам нравится моя музыка, вот можете заплатить мне деньги. Если не нравится – не платите. Я зашел и заплатил ему 500 рублей, потому что мне музыка нравится. То есть, человек выкладывает музыку в свободный, подчеркну, доступ. И дальше он говорит – если вам эта музыка доставила удовольствие и вы готовы поделиться со мной какими-то материальными средствами, пожалуйста. А если я скачал музыку и она доставила отрицательные эмоции, извините, какого черта я должен ее покупать? Потому что сейчас ситуация выглядит следующим образом. Появляется некий персонаж, неважно, знают его или не знают. Он выпускает один хит, действительно, хорошую песню. На этот хит снимается клип, оплачиваются эфиры. И этот клип крутится по всем радиостанциям, по всем каналам. Люди влюбляются в эту песню, идут в магазин и там за хорошие деньги покупают альбом, где кроме этой одной песни еще 11 песен всякого дерьма. Я против этого. Я считаю, что все это должно быть в свободном доступе.

Мы платим за энергию, мы платим за тепло, мы платим за еду – так как это энергия. И мы платим за эмоциональную энергию. Эмоциональная энергия – это концерт. Вот когда ты приходишь на концерт и ты видишь, что человек тебе отдает свою энергию, ты за это готов заплатить деньги. А заплатить деньги машине, которая наклепала миллион копий, - я не понимаю, в чем здесь смысл.

- Марат спрашивает. Когда-то очень давно вы выступали в «Комеди клаб», были ли у вас разногласия с Артуром Джанивикяном или по собственному желаю вы покинули проект?

-Я отвечу на этот вопрос в пятисотый раз. Я шел по улице Правды, уже мы снимали программу «Хорошие шутки». Меня встретил Артур и сказал: «Слушай, у нас там сейчас открывается «Комеди клаб», давай, приходи, попробуем что-то сделать». Я говорю: «Давай, но у меня же «Хорошие шутки». Он договорился с Александром Цекало, меня потом пустили в этот «Комеди клаб» в качестве как гостя. Я не был резидентом «Комеди клаба» никогда. Просто то, что я показал в качестве гостя, было очень близко к формату «Камеди» и многие решили, что я являюсь частью «Комеди клаба». Меня никто оттуда не выгонял и никто меня туда особенно не звал. Но если бы я сам захотел, они не были бы против, честно скажу. Они мне всегда говорили – если у тебя что-то есть, приходи, показывай. Но у меня у самого нет много материала в формате «Комеди клаба», все, что у меня было, я показал. Чего ж я буду насиловать себя и зрителей тем, что буду пытаться выдавливать из себя этот юмор на глазах у всех?

- Как вы относитесь к созданию музыки на компьютере? Многие считают, что она никогда не заменит живую. Ваше мнение?

- Я считаю, если бы не компьютер, то ничего в Интернете не лежало бы из моего творчества. Всем, кто хочет заниматься музыкой, обязательно нужно этот вопрос изучать. Потому что сегодня даже если вы приходите в студию, везде стоят компьютеры. И обработка звука на таком уровне находится, что без компьютеров вы даже живой звук не запишите. Более того, идет семимильными шагами эмуляция звуков. Конечно, есть ретрограды, которые кричат, мол, только если взять настоящий комбик 60-го года, ламповый, с настоящей гитарой 60-го года, на которой еще играл бы желательно кто-то из великих артистов, только вот этот звук будет настоящим. Но сегодня есть огромное количество всяких современных технологий, которые позволяют эмулировать такие звуки. Да, конечно, есть еще небольшая разница, но ее уже слабо слышно. И не сегодня–завтра весь набор появится в обычном телефоне. Вы сюда просто будете включать гитару, а с обратной стороны будет выходить звук любого комбика, любого аппарата, который 20 лет назад стоил бы сумасшедших денег.

Поэтому я призываю всех, кто хочет заниматься музыкой – изучите этот вопрос. Это не так сложно, поверьте. Купите себе компьютер, купите себе гитару, пойдите на форумы – там это все прекрасно написано и описано, как с этим разобраться, как получить результат, который вы хотите. Ведь главное в этом деле – понимать, что ты хочешь. Потому что как это сделать – это второй вопрос.

Мне присылают письма ребята – «напишите, на каком оборудовании вы работаете, я хочу писать такую же музыку». Для того, чтобы писать такую же музыку, не нужно знать об оборудовании, ты сядь просто с акустической гитарой, пойми, что ты хочешь записать, куда тебя тянет.

Александр Пушной: Я недоволен собой
Популярный телеведущий Александр Пушной ответил на вопросы 18 мая.

- Недовольный пишет. Задрали пиарить этого никчемного шута. Позор! Как вы относитесь к таким отзывам?

- Недовольный оправдывает свой ник. Я считаю, что он абсолютно прав. Он, наверное, недоволен не только мной, он недоволен вообще всем тем, что его окружает. Еще раз говорю, я не стараюсь понравиться всем. Да это и не нужно. Во-первых, приятно, что он все-таки зашел на сайт и написал по этому поводу. Значит, он на меня обращает внимание и очень внимательно следит за моим творчеством. Ну, а если бы он был ко мне равнодушен, то он бы, наверное, не заметил ничего. Он бы просто перелистнул и пошел бы дальше. Но он зашел и написал по этому поводу вопрос. Спасибо тебе большое, Недовольный, теперь ты будешь у нас Неравнодушный.

- Некий Товарищ Андрей из Новосибирска. Когда собираетесь посетить родной Новосибирск? Ну и вообще, давно ли были на родине? У нас тут очень весело – чиновники по простыням из больниц тикают, спасаясь от милиции. На улицах фонтаны из-под асфальта бьют. Приезжайте, не заскучаете.

- Ну, на такое надо посмотреть обязательно. Приеду как-нибудь. Я был в Новосибирске год назад, у нас как раз был праздник, посвященный юбилею нашего замечательного клуба «Квант». Это клуб физического факультета Новосибирского университета. И у нас еще грядет там какое-то мероприятие, уже посвященное самому городу. И я наверняка приеду, посмотрю.

- Руслан спрашивает. Каким вы пользуетесь шампунем?

- Я шампунем не пользуюсь. Я грязные сбриваю и вырастают новые, чистые.

- Нет, правда, всегда интересуют о людях такие детали. А что вы, например, сегодня на завтрак ели?

- А я сегодня не ел ничего на завтрак. Я утром встал и поехал. Я вот на завтрак ел ваш халявный кофе растворимый. И две конфеты у вас съел – вот вам и завтрак.

- А какой рингтон у вас на телефоне?

- У меня стоял Рыбак. Еще до финала я его себе поставил. Сейчас у меня стоит, по-моему, Металлика. Главное, чтобы он был громкий – вот это основная задача рингтона.

- Какую книжку сейчас читаете?

- Сейчас я ничего не читаю. Веллера я почитывал. Язык мне у него очень нравится.

- Что вы любите пить?

- Жидкости.

- Горючие?

- Не обязательно, главное, чтобы они были жидкостями. Я очень не люблю пить сухари.

- А любимое блюдо?

- Не знаю.

- То есть, вы непритязательный в еде?

- Я непритязательный. Я знаю, что я не люблю. Я творог не люблю очень сильно.

- Почему?

- Не знаю. Не переношу его – и все.

- Спрашивает Доктор Сэнди. Александр, судя по некоторым вашим песням, размещенным в вашем блоге, вы вполне нормально относитесь к мату. Расскажите, пожалуйста, о роли мата в вашей жизни? Заранее спасибо.

- По некоторым песням – наверняка имеется в виду «Песенка одной герлы» – сто процентов. Это было некое социальное наблюдение, в котором я описал некую девушку, у которой все хорошо – и то хорошо, и это хорошо. И на слово «для меня» было зарифмовано – «фигня». Ну, там было грубее сказано. Это просто было некое социальное наблюдение, потому что эти девушки действительно так разговаривают. Я в жизни матом не разговариваю, но отношусь к нему как любой бывший панк спокойно. Если мне на ногу падает молоток, я не говорю «Да что же это такое сегодня случилось?». Я говорю гораздо короче и понятнее. Единственное, у меня на сайте всегда есть предупреждение, что файл содержит нецензурную лексику.

- Никита спрашивает. Хотели бы вы сыграть Гамлета?

- На гитаре?

- Нет, видимо, на сцене.

- Да нет, я не артист, поэтому я не играю роли. Я не занимаюсь тем, что я не умею.

- Александр, а вы участвовали в передаче «Фабрика мысли» на ТВЦ?

- Да, участвовал. Меня позвали в качестве эксперта. Выходит мужчина, который говорит – я придумал альтернативное топливо. Я думаю – «ох, ты, ну-ка!». Он показывает воду, которую он структурировал. «А вот, - говорит, -обыкновенная вода из-под крана. Смотрите, что сейчас будет». Он берет воду из-под крана, капает туда пипеткой свою структурированную воду, буквально одну каплю, очень долго перемешивает. И вот получилась вроде опять структурированная вода. Потому что его структурированная вода тут же структурирует воду не структурированную и у него получается много структурированной воды. Потом он берет и капает туда немножко дизеля. И долго-долго взбалтывает. И говорит: «Берем обыкновенную бумажку, окунаем ее в обыкновенную воду – она, очевидно, не горит. А теперь мы берем ту же самую бумажку и окунаем в мою воду – вынимает, поджигает – и она прямо пламенем». Но я все-таки закончил физфак, и закончил хорошо. Я говорю: «У меня такое ощущение складывается, что, когда вы бумажку окунаете в эту воду, дизель, как более легкая фракция, находится наверху, и, собственно, окунув сверху эту бумажку, вы поверхностным натяжением собираете этот дизель на поверхность бумаги и он и горит, когда мы его поджигаем».

- То есть, это просто фокус такой?

- Ну, он сказал, что это надо доказать. Я подошел, взял обыкновенный шприц и говорю: «Вот у вас есть вода, вы утверждаете, что вся она являет собой топливо. Если она вся топливо, то я из глубины наберу шприц вашего топлива, также побрызгаю бумажку и эта бумажка должна также эффектно гореть». Ну, мы это проделали, бумажка, естественно, не загорелась. Что, собственно, и доказывало некое…

- Шарлатанство.

- Да. Это доказывало то, что это просто обыкновенный фокус – не более того. После этого жюри, в котором сидели ученые, стало меня называть коллегой, что мне было очень приятно.

- Коснулся ли вас финансовый кризис?

- Конечно, как и всех на этой планете.

- Как?

- Очень просто. По количеству заработанных денег на единицу времени.

- В связи с этим вы собираетесь попробовать себя в чем-то еще?

- Нет, как раз я считаю, что кризис должен заставить человека задуматься над одним-единственным вопросом – насколько нужно окружающим то, что ты делаешь? Это касается не только шоу-бизнеса, это касается и науки. Это касается и некоторых больниц, учебных заведений. У нас сложилась такая ситуация, и в мире, наверное, тоже, что платили за то, что ты работаешь. Не за результат твоей работы. Вот я – кандидат наук, у меня лаборатория, и поэтому я должен получать деньги. Нет, ты должен получать деньги, если твоя лаборатория действительно что-то делает, что-то производит.

- По-моему, на Западе такая система.

- На Западе тоже все не так просто, на самом деле. Там тоже иногда гранды выбиваются для задач, которые не имеют никакого решения и никакого результата. Поэтому кризис, он должен заставить любого человека задаться вопросом: ту машину, которую я произвожу, тот контент, ту музыку, те передачи, вообще, все это - нужно кому-то? И в зависимости от того, насколько это все нужно людям, нужно и выставлять ту цену, которую ты хочешь. Потому что бывает так: ты что-то сделал, всем это понадобилось и ты теперь крутой, ты теперь очень дорого стоишь. И с этой ценой ходит человек и понимает, что в принципе он не так всем нужен, сколько он хочет за это денег. Кризис, я считаю, в этом смысле немножко оздоравливает.

- У вас есть кумир? И какой бы вопрос вы ему задали бы, если бы он участвовал в такой онлайн-конференции?

- Мне всегда было интересно, как люди придумывают то, что потом становится шедеврами. Я бы спросил…

- Кого?

- Ну, Кобейна я бы спросил, как он придумывал свои песни. Я бы спросил эту замечательную женщину, каким образом она придумала «Бессамэ мучо». Я бы спросил Маккартни… К Маккартни у меня много вопросов. Но, боюсь, я бы не обнаружил никакой закономерности. Видимо, каждый это делает по-своему и моя мечта заключается в том, что я хочу, чтобы на меня тоже такое когда-нибудь снизошло и я тоже действительно что-нибудь стоящее придумал бы. Потому что из всего того, что я делаю сегодня, включая телевизионные проекты, включая музыку, я ничем недоволен. То есть, пока ты это делаешь, в процессе изготовления тебе оно нравится, через день ты к этому относишься подозрительно, а через неделю ты просто это уже ненавидишь. И мне это все доставляет беспокойство. Я искренне хочу придумать что-то такое, к чему бы я, вернувшись через год или через месяц, сказал бы – надо же, неужели это я придумал?